Полководец Степан Черняк из Черневичей

СТЕПАН Иванович ЧЕРНЯК участвовал в пяти войнах. За заслуги перед Родиной удостоен звания Героя Советского Союза, награжден тремя орденами Ленина, двумя орденами Суворова 2-й степени, орденами Кутузова 2-й степени и Красной Звезды, многочисленными медалями, а также тремя орденами и несколькими медалями Польской Народной Республики.

Генералом он становился дважды: сначала — сразу генерал-лейтенантом, потом — полковником, и уже затем — генерал-майором. Разжалован несправедливо...

СТЕПАН Иванович ЧЕРНЯК участвовал в пяти войнах. За заслуги перед Родиной удостоен звания Героя Советского Союза, награжден тремя орденами Ленина, двумя орденами Суворова 2-й степени, орденами Кутузова 2-й степени и Красной Звезды, многочисленными медалями, а также тремя орденами и несколькими медалями Польской Народной Республики.

От гусопаса до… генерала

Родился Степан Черняк в бедной многодетной крестьянской семье в деревне Черневичи Борисовского района. Отец и мать умерли, когда парнишке исполнилось всего тринадцать, поэтому его дальнейшим воспитанием занималась старшая сестра Анастасия. Зимой Степан учился в местной школе, а летом не только помогал сестре управляться по хозяйству, но и сам зарабатывал на хлеб у соседей-односельчан. В поисках заработка ему приходилось даже пасти гусей в деревне Мурово соседнего Березинского района.

По причине отсутствия материальных средств, продолжать дальнейшую учебу после окончания начальной школы Степан не мог.

В январе 1917 года его призвали на воинскую службу, а уже в мае новобранец Черняк в составе маршевой роты попадает на Юго-Западный фронт, где впервые в жизни ему приходится участвовать в боях. А в следующем году он добровольно переходит в красноармейский отряд, который позже вливается в 72-й полк 10-й Минской дивизии регулярной Красной Армии. И участвует в боях с белополяками на Западном фронте.

В конце 1919 года Степана Черняка, как лучшего командира взвода, направляют на учебу в Москву, на курсы красных командиров. Там он вступает в ряды ВКП(б), а после окончания курсов получает направление на должность помощника командира роты при Высшем институте политсостава в городе Петрограде. Но задерживается в институте всего на несколько месяцев, потому что вскоре его назначают начальником пулеметной команды 2-го Башкирского полка 2-й Башкирской бригады.

На протяжении восьми лет Степан Иванович проходил службу в 111-м полку 37-й Новочеркасской стрелковой дивизии. Был командиром роты, командиром батальона. Затем четыре года преподавал в учебном центре по переподготовке командного состава запаса в городе Бобруйске. После командовал 26-м отдельным территориальным стрелковым батальоном в городе Мичуринске, был командиром полка, помощником командира 1-й Пролетарской стрелковой дивизии.

Пришлось Степану Ивановичу выполнять и интернациональный долг. В 1937—1938 годах в качестве дивизионного советника он участвовал в освободительной войне в Испании, и за удачно проведенную Турельскую операцию его наградили орденом Ленина.

Но особенно ярко проявился военный талант Черняка в боях с белофиннами зимой 1939—1940 годов, когда Степан Иванович командовал 136-й стрелковой дивизией. Его дивизия первой прорвала «линию Маннергейма». Хотя далось это непросто и бойцам дивизии, и ее командиру. Решающему штурму предшествовала многодневная кропотливая подготовительная работа.

Хорошо изучив обстановку на месте, полковник Черняк понял, что просто так укрепленную дотами и дзотами линию обороны врага не взять, поэтому приказал создать штурмовые и блокировочные группы и организовать их практическую учебу по захвату подобных укреплений в тылу бригады. По несколько раз в день бойцы этих групп «ходили на штурм огневых точек противника» и под личным руководством комдива отрабатывали взаимодействие пехоты с танками и артиллерией. Эти практические занятия красноармейцев и обеспечили успех во время наступления дивизии на подступах к «линии Маннергейма» и при взятии последней мощной опоры противника в районе Ильвеса, где в ходе боя было уничтожено 37 железобетонных огневых вражеских точек и около трех десятков деревянно-земляных сооружений.

За успешное выполнение боевых заданий командования 136-я стрелковая дивизия в апреле 1940-го была награждена орденом Ленина, а комдиву Степану Черняку и еще 12 бойцам и командирам было присвоено звание Героя Советского Союза. Степан Иванович первый из десяти уроженцев Борисовщины удостоен такой высокой награды за проявленные в боях с врагами личное мужество и отвагу.

После окончания финской кампании полковника Черняка назначают командиром 3-го стрелкового корпуса в городе Кутаиси. Пришлось ему учиться и на курсах высшего командного состава при академии Генерального штаба. При введении в нашей стране в ноябре 1940 года генеральских чинов, полковнику Черняку Степану Ивановичу было присвоено звание генерал-лейтенанта, минуя звание генерал-майора.

Без вины виноватый

В начале Великой Отечественной войны генерал-лейтенант Черняк — командующий Приморской армией в городе Севастополе, а после — заместитель командующего Черноморским флотом по сухопутным войскам. С февраля 1942 года он уже в Крыму командует 44-й армией, которая в мае того же года в составе Крымского фронта принимает участие в операции по изгнанию немцев с Керченского полуострова. К проведению этой, как и всех остальных, операции Степан Иванович готовился основательно, тщательно изучая местность и оценивая реальные возможности противника и наших войск. Но из-за вмешательства в ход операции бездарного представителя Ставки Верховного Главнокомандующего Мехлиса, который практически взял на себя командование Крымским фронтом, намеченный заранее план проведения операции был нарушен и сама операция провалена. При этом наши войска понесли большие потери и в живой силе, и в военно-технических средствах. Армия генерала Черняка приняла на себя один из главнейших ударов противника, поэтому, можно сказать, и больше всех понесла потерь.

В провале керченской операции Ставка Верховного Главнокомандующего обвинила командование Крымским фронтом и действующих там армий. Все они были освобождены от занимаемых должностей и понижены в званиях. С должности командующего 44-й армией был снят и генерал-лейтенант Черняк. И разжалован до полковника. Хотя по существу лично его вины в провале той операции не было, о чем напишут в 1947 году в редакционной статье «Уроки боевых действий на Керченском полуострове 1942 г.» специального журнала «Военная мысль».

«…Командующий фронтом генерал Козлов приступил к подготовке контрудара, рассчитывая начать его на рассвете 9 мая силами обеих групп против левого фланга прорвавшейся группировки немцев. С этой целью генерал Черняк должен был создать первоначально группировку в составе четырех дивизий, двух танковых бригад и двух танковых батальонов, сконцентрировав ее на рубеже Арма-Эли, гора Кабуш-Убе. Концентрация этих соединений была завершена до 4 часов 30 минут 9 мая 1942 года. Однако намеченный контрудар не был осуществлен, потому что после концентрации группировки для контрудара генерал Черняк получил новое распоряжение командующего фронтом, согласно которому часть сил этой группировки, в том числе одна танковая бригада, исключалась из ее состава и должна быть направлена в распоряжение генерала Львова для укрепления его ударной группировки. Копия этого указания была одновременно передана непосредственно командирам соединений.

Генерал Черняк, учитывая реальную обстановку, все же решил осуществить контрудар всеми силами созданной им группировки. Однако командиры соединений, получив непосредственный приказ командующего фронтом о перегруппировке на центральный участок фронта генерала Львова, самостоятельно начали отходить с занимаемого ими рубежа. Неожиданный отход части сил с обороняемого рубежа потянул за собой стихийный отход частей и на соседних участках, помешав контрудару генерала Львова. Это использовал противник для развития своего удара в направлении на Керлеут и Узун-Аяк-руск, создавая угрозу тылу всего Крымского фронта…»

Эти строки написаны человеком, который не имел никакого желания выгораживать опального командарма Черняка. Они проливают свет на ту обстановку, в которой нашему земляку приходилось тогда действовать. Из сказанного выше видно, что действия командования фронтом явились результатом непростительной военной безграмотности и незнания обстановки. Взяв в свои руки руководство войсками и отстранив от этого генерала Козлова, навязывая нижестоящим военачальникам безграмотные, если не сказать бестолковые, решения, Мехлис в то же время умело подставил под удар подчиненных ему лиц, когда пришлось отвечать за провал операции. Об этом писал позднее Степан Иванович в своих обращениях к Сталину, Маленкову и Жукову с просьбой о восстановлении истины и снятия с него тяжелых и незаслуженных обвинений. Однако ни на одно из этих обращений он так и не получил ответа.

Тем не менее полковник Черняк продолжал выполнять свой воинский и гражданский долг перед Родиной. Возглавляя стрелковые дивизии, он успешно воевал на Калининском фронте. А в составе I-го Белорусского фронта освобождал Беларусь, Польшу, принимал участие в наступлении на Берлин. В январе 1944 года был тяжело ранен и находился на волоске от смерти. А в июне того же 1944-го ему присвоено звание генерал-майора.

После окончания Великой Отечественной войны дивизию генерал-майора Черняка расформировали, а самого комдива направили в резерв. Но через некоторое время его назначают начальником управления боевой и физической подготовки группы советских войск в Германии. Позже он занимает должности областного военного комиссара города Калинина, а последнее время, до выхода в 1958 году в запас, — крайвоенкома Краснодарского края.

Ностальгия по малой родине

И на службе в армии, и на заслуженном отдыхе всегда помнил Степан Иванович о своей малой родине. Он часто писал письма и в родную деревню Черневичи брату Андрею, и в соседние Забашевичи — сестрам Елене и Надежде, и в Березино старшей сестре Анастасии, которая заменила ему рано умерших родителей. А брату Андрею даже переслал из Германии бойцом-земляком коня с бричкой.

Будучи на пенсии, Степан Иванович почти каждое лето приезжал со своей женой Тамарой Ивановной, а нередко и сыновьями Владимиром и Сергеем в родные места. Пока был жив брат — в Черневичи, а после его смерти — в Забашевичи и Березино. Из-за своей природной скромности даже по просьбе родных и земляков не очень охотно вспоминал эпизоды боевых операций в Испании и Финляндии, на фронтах Великой Отечественной войны. Зато с большим удовольствием ходил за грибами.

Степан Иванович имел хорошую квартиру в Краснодаре и прекрасную дачу в Анапе, но его тянуло на малую родину. После долгих раздумий он окончательно решил переехать в Беларусь и обратился к руководству страны с просьбой о выделении квартиры в Минске. Эта просьба знаменитого земляка была удовлетворена. Только вот пожить в той квартире участнику пяти войн, к сожалению, не пришлось, потому что вскоре он тяжело заболел и умер в военном госпитале.

Но память о первом Герое Борисовщины навсегда сохранится в сердцах его земляков. Члены созданной из числа жителей города и района инициативной группы разыскивают материалы о жизни и воинской службе Степана Ивановича и собираются обратиться к руководству Министерства обороны Российской Федерации с просьбой о реабилитации несправедливо разжалованного полководца и возвращении ему прежнего звания генерал-лейтенанта.

На административном здании деревни Черневичи висит мемориальная доска, на которой золотыми буквами высечена надпись о том, что здесь родился и жил Герой Советского Союза генерал Степан Иванович Черняк.

Николай ЧАЛЕЙ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости