Политики, от которых надо прятать спички

Предстоящие довыборы в парламент пока не становятся ярким событием с присущими ему яркими красками и брожением умов.

Предстоящие довыборы в парламент пока не становятся ярким событием с присущими ему яркими красками и брожением умов.

Соискатели мандата вяло переругиваются и тихо мобилизуют финансы. Более или менее хлопочет Николай Статкевич, второй раз испытывающий счастье, но это тоже на сенсацию никак не тянет. Как всегда серьезны и неразговорчивы коммунисты. Похоже, что утихомирились партийцы из ЛДП, обещавшие в прошлом году безоговорочную победу во всех округах. Убедившись в полном равнодушии электората к либерально-демократическим ценностям, руководители ЛДП перестали проявлять интерес к парламентским выборам, продвигая в массы календари с портретом С.В.Гайдукевича. Говорят, что продвинули 12 тысяч экз.

Впрочем, примерно такие же благостные настроения и в других партиях. Несмотря на разного рода политическую трескотню, руководящие партфункционеры вынуждены признать, что похожие друг на друга и вялые узкопартийные лозунги избирателям неинтересны. Практически все участвовавшие в выборах партии столкнулись с электоральным равнодушием. При этом с полной уверенностью можно гарантировать, что никаких шансов не было бы и у тех, кто неминуемое разочарование в выборах замаскировал фиговым листком бойкота. Собственно говоря, сегодня об этом широко разрекламированном мероприятии уже никто и не вспоминает. Во-первых, оно так и осталось в череде бесславных начинаний, вроде невнятного турнира Позняк - Чигирь в мае минувшего года, во-вторых, сегодня в партиях больше думают об участии в предстоящих президентских выборах.

В этих думах можно различить несколько занимательных аспектов, на чем кратко и остановимся.

Прежде всего, позиция ОБСЕ.

В течение декабря представитель ОБСЕ посол Х.-Г.Вик подвергся острой критике в государственных средствах массовой информации. Оппонирующая им частная пресса бросилась защищать Вика, легко позабыв о том, что еще в ноябре политические журналисты частных газет называли Вика не иначе как ха›руснiкам, что в переводе с обличительного жаргона означает никак не меньше, чем враг белорусского народа. Можно предположить, что данная полемика несколько ошеломила читателей и телезрителей.

Сейчас, когда вода немножко отстоялась, можно поделиться определенными суждениями по поводу деятельности г-на Вика.

Дело в том, что опытнейший дипломат, имеющий в своем послужном списке и руководство западногерманской внешней разведкой, привык любое поручение исполнять пунктуально и качественно. Наши комплименты г-ну Вику! В Минске он смог добиться невозможного. Вик убедил таких антагонистов, как Лебедько, Калякин, Беленький, Статкевич, Полевикова и других, не только сесть за один стол, но и создать Раду демократических сил.

Можно предположить аргументацию Вика: Вполне понятно, господа, что вы не терпите друг друга, но Европа не даст ни пфеннига каждому из вас в отдельности. Только - Раде. Надо отдать должное всем участникам этого процесса - железные аргументы Вика заставили товарища Калякина публично подружиться со спадаром Вячоркай... Было принято несколько совместных деклараций, вообще создалось впечатление, что в Минске действительно реально существует некая объединенная оппозиционная структура. Под отеческой опекой Вика непримиримые антагонисты совершили дюжину агитационных поездок в Западную Европу и США, где теоретики оздоровления политической ситуации в Беларуси смогли воочию убедиться в физическом наличии оппозиции. Несмотря на определенную фантасмагорию (легко представить ощущение какого-нибудь бельгийского либерального профессора при личном знакомстве с первым секретарем ЦК Партии коммунистов Калякиным - что за страшный сон?), на Западе посчитали, что Вик в целом справился с ответственным поручением. Следствием этого стало усиление и целенаправленное финансирование политической оппозиции. Немалую роль в этом сыграли и определенного толка белорусские журналисты, использовавшие любой информационный повод для создания телестрашилок. Поводы представлялись. В принципе, в любой стране, даже такой сытой, как США, не составляет труда под каким-нибудь острым лозунгом вывести на улицу тысячу-другую агрессивных молодых людей. Но если в Варшаве либо Вашингтоне на эти эксцессы смотрят как на издержки демократии, то любое уличное событие в Минске воспринимается едва ли не как революция.

При этом после трехлетнего пребывания в стране многоопытный посол Вик для себя оценивал происходящее вполне адекватно. И то, что претендующие на респектабельность руководители оппозиционных партий ведут себя, как ватерполисты: над водой улыбающиеся головы, под водой - безжалостное лягание по промежности соперников. И бесконечные скандалы в различных фондах по причине перманентного разворовывания западных денежных поступлений. И взаимные кляузы в лучшем духе советских парткомов. И засилье в т.н. правозащитных организациях кадровых офицеров из особых отделов и граждан, в свое время славно сотрудничавших с органами. И неприкрытую пропаганду со страниц частных газет, и человеческую несостоятельность претендентов на политическое доминирование. Последнее обстоятельство, можно догадываться, особенно ранило душу старого западного дипломата, посвятившего карьеру борьбе с тоталитаризмом. Всю жизнь боролся, а в Минске что ни оппозиционная фигура, то бывший функционер ЦК КПБ, да еще и побывавший премьер-министром у Лукашенко, то отставной секретарь парткома, то бывший советник Президента Лукашенко, то генерал, рукоплескавший в 1991 году асам из ГКЧП...

Но для пользы дела г-н Вик затыкал нос платочком высокого германского качества и продолжал свое тихое зодчество, неустанно скрещивая политических ужей и ежей. И хотя эта подвижническая работа была, в принципе, безопасной - не в пример коллегам Вика в Чечне, Косово, Карабахе и т.п., - можно предположить, что в штаб-квартире ОБСЕ труды Вика оценивались по самой высокой шкале.

Но это обстоятельство, на наш взгляд, оказало уважаемому послу плохую услугу.

Возможно, Х.-Г.Вик упустил то мгновение, которое подсказывает чемпионам, что пора уже уйти с ринга непобежденным. Расчетливый и опытный прагматик переоценил, похоже, свои возможности и недооценил особенности своих партнеров по игре в объединенную оппозицию. Проснувшись одним прекрасным утром, г-н Вик вдруг увидел, что построенный им дом трещит по швам. Все началось с малопонятных для посла ОБСЕ скандалов, учиненных сп. Сивчиком, затем маленький, но жаркий и злой огонек перекинулся на второй этаж. Пока Вик благодушествовал, в Раде и вокруг нее образовалось несколько группировок, наиболее приметные из них состояли из европейцев и американцев. Эмиссары каждой старались найти сторонников в столицах Старого и Нового Света и перетянуть политико-финансовое одеяло на себя. Грызня шла и по другим направлениям. В частности, между т.н. молодыми волками и ветеранами движения, засветившимися на мутном гребне волн начала 90-х годов. Время от времени доставали из-за голенища ножи Лебедько и Статкевич, чьи претензии на лидерство не особенно и скрывались от партийных масс и политических зевак. Время от времени политическую саванну разрывали крики рупливцев из БНФ, возбуждаемых прелестными факсограмотами Зенона Станиславовича. А тушинские перелеты г-на Гайдукевича вообще превращали происходящее в нечто недоступное пониманию даже таких внимательных комментаторов, как г-н Корбалевич...

А когда вошедшие в раж демократы, растоптав нежную девушку - политкорректность - изгнали из своих передовых рядов всю социал-демократическую партию, а столпы свободы печати дружно прекратили отношения с независимым журналистом Федутой, Вик понял: весь его предшествующий жизненный опыт бессмыслен. Он не готов, он цивилизованный ботаник в парке Юрского периода, успевающий лишь перевести дыхание, озираясь на замысловатые пируэты коммунистов, националистов и либералов уникального минского розлива.

И тогда Вик сделал острый шаг, который, вообще говоря, нельзя не признать логичным. Чтобы не возвращаться в Вену с низко опущенной головой, посол Вик применил прием, описанный Клаузевицем как лучшая защита - нападение. Он направил в Администрацию Президента послание, содержавшее план мероприятий миссии на 2000 год. К сожалению, этот изумительный документ не стал достоянием широкой общественности. В качестве краткого комментария можно сказать, что подобные планы характерны не для представителей политических миссий, а для наместников, назначаемых володеть и править на оккупированной территории.

Можно быть уверенным, что г-н Вик прекрасно искушен во всех этих тонкостях, но его задача и состояла в том, чтобы вызвать у правительства суверенной стороны ответную реакцию. Вик был бы просто счастлив, если бы ему недвусмысленно указали на дверь. В этом случае он вернулся бы в Вену не неудачливым строителем, а гонимым, очередной жертвой политического прессинга.

К сожалению, не все поняли сущность беспрецедентного демарша представителя ОБСЕ, который вышел не только за рамки мандата, но и вообще предпочел временно забыть дипломатические каноны. К удовольствию Вика, вокруг его персоны начался скрежет информационных мечей, и все явственнее вокруг его седой головы стал проглядываться нимб мученика.

Но в новогоднюю ночь уважаемый посол так и не нашел под елочкой подарка от правительства. К неудовольствию целого ряда оппозиционных персон и разных мелких нострадамусов из частных газет Вику в официальном порядке всего лишь было указано на желательность большей корректности в стране пребывания.

И все...

Сейчас г-ну Вику можно в определенном смысле посочувствовать. Карточный домик искусственно вскармливаемой Рады рухнул. Наиболее объективные западные наблюдатели пришли к выводу, что в Минске есть несколько амбициозных персон, разъединенных противоречиями, с которыми вообще нельзя иметь дело. Вик остался один на один с людьми, которые здорово подмочили его личное реноме.

Все это, конечно, не исключает того, что конструктивные усилия миссии ОБСЕ, лишенные, разумеется, попыток диктата и нажима на законное правительство, встретят и понимание, и поддержку политического руководства страны. Надо полагать, уважаемый посол будет более строго относиться к постановке таких вопросов, как пресловутое установление доверия. Весь прошлый год миссия ОБСЕ несла эту абракадабру, как гордую простыню, которую после первой брачной ночи в некоторых архаичных местах родители невесты вывешивают на балкон для всеобщего обозрения.

Почему это правительство сегодня должно безусловно доверять Лебедько, если ему не доверяет Статкевич?.. Где тут логика? Пусть сначала между собой договорятся, а правительство тем временем подумает...

Надо полагать, что мимо внимания посла Вика не пройдет и такое огромное событие, как введение в стране новых кодексов, что делает белорусское судопроизводство соответствующим самым высоким современным демократическим стандартам. Конечно, можно, как говорится, за деревьями не увидеть леса. Можно наладить серийное производство по изготовлению слонов из мух. Но кому это нужно?

Мы уделили столько места некоторым замечаниям по поводу недавней полемики о деятельности миссии ОБСЕ в Минске не случайно. В определенном сегменте общественного мнения до сих пор существует забавное заблуждение, высмеянное Ильфом и Петровым еще в 20-е годы. О том, что Запад нам поможет. В этом смысле, приветствуя прибытие Вика в Минск, многие 3 года назад едва ли не рукоплескали, полагая, что он не только снимет все политические проблемы, но и вообще наладит промышленность, производство полезных злаков и даже построит что-то вроде Великого шелкового пути. Эти романтические мечтания детерминировали, они берут начало в аналогичных рукоплесканиях отцов-учредителей БНР, закатывавших от умиления глаза при одном лишь взгляде на походный портрет кайзера Вильгельма либо на приехавшего по случаю в Минск ясновельможного пана Пилсудского. Прошедшие бурные эпохи, в том числе и последние десятилетия ушедшего века, способны убедить лишь в одном - в равной степени ошибаются те, кто считает, что большую пользу приносят заборы западнее Бреста, как и те, кто убежден, что судьба Беларуси должна решаться не в Минске, а как минимум в Берлине...

Предстоящие президентские выборы, без сомнения, подтвердят пользу здравого прагматизма тех, кто обеспокоен не реквизитным, а настоящим суверенитетом страны.

И несколько слов о том, как готовятся к выборам некоторые политики. К сожалению, опять сумбур вместо музыки. Так, в политических кулуарах всю первую после рождественских каникул неделю обсуждается довольно странная идея, которая, как говорят, рождена юными политтехнологами из окружения Объединенной гражданской партии. Вкратце она состоит в том, что разработан некий план, согласно которому пришедший к власти представитель оппозиции немедленно отменит Конституцию и предложит стране конституционное соглашение. Об этом загадочном плане сегодня говорят многие, но в глаза его мало кто видел.

Но, собственно говоря, речь о другом.

Что за очередную бомбу пытаются сбросить анонимные политтехнологи? Можно себе представить степень хаоса, который ожидает страну с отмененной Конституцией и, стало быть, возвращением к боевому лозунгу: Анархия - мать порядка. Возможно, конечно, что у политтехнологов и тех, кто стоит за ними, ничего не осталось за душой, кроме изготовления подобных страшилок, и они провоцируют власть на какие-то контрмеры. Но, во-первых, это напрасные надежды, а во-вторых, назревает чрезвычайно актуальный вопрос - доколе? Доколе подобными малоответственными упражнениями будет дискредитироваться сам институт политики, который от перманентной демонстрации в карикатурном виде теряет элементарную привлекательность, зато приобретает естественное широкое народное разочарование?

 

ВОРОБЬЕВ Петр.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?