Полесские сланцы: копнем глубже

Можно ли в Беларуси добывать сланцевый газ?

Месторождение горючих сланцев «Туровское», расположенное в Столинском и Житковичском районах, включено в перечень предлагаемых для передачи в концессию объектов. Это третье по величине месторождение на просторах бывшего СССР. До американской «сланцевой революции», когда появились новые методики по добыче из этой породы газа, горючие сланцы были на вторых ролях в системе ценностей полезных ископаемых. Теперь все может измениться. Сланцевую тему изучал наш корреспондент.

Геолог Максим Новиков показывает рощу, под которой находится месторождение горючих сланцев
Древний Туров. Сюда в основном приезжают увидеть артефакты более чем тысячелетней истории. Однако именно здесь может начаться другая история с интересным энергетическим контекстом. В лиственную рощу за городом меня ведет геолог и гомельский краевед Максим Новиков. Он немало путешествовал, даже бурил нефтяные скважины в Заполярье. Сегодня Максим интересуется, как связаны названия населенных пунктов с залежами полезных ископаемых:

— Например, деревни Горивода или Черное говорят о наличии нефтяных месторождений. С древних времен здесь люди фиксировали выход нефти из недр на поверхность. С горючими сланцами сложнее. Глубина их залегания на Полесье от 60 метров — карьер надо рыть. Фактически до конца ХIХ века такие исследования людей не интересовали. Зачем сланцы или уголь? Древесины полно. Подземное богатство было обнаружено только в 1960–е годы ХХ века. Вот мы сейчас стоим на краю сланценосного бассейна площадью более 10 тысяч квадратных километров.

Горючие сланцы нельзя назвать нетрадиционным энергетическим сырьем. Первое упоминание об их использовании относится к 1694 году. Тогда британское правительство выдало патент некоему Мартину Илу на жидкое топливо — сланцевую смолу, близкую по свойствам нефти. В Российской империи идея промышленного использования горючих сланцев возникла только во время Первой мировой войны, когда блокада Балтики сделала невозможным снабжение Петербурга английским каменным углем. В 1916–м начались геологические работы в Эстонии. Именно эта прибалтийская страна является одним из лидеров по промышленной добыче и переработке сланца, а также монополистом ряда научных разработок и инноваций сланцевой отрасли. В частности, вся ее энергетика базируется на технологии горючих сланцев: при прямом сжигании получают тепло и электроэнергию, при глубокой переработке — нефтепродукты: сланцевое масло, а также высококалорийный газ и химическое сырье, из которого производят сорбенты, фенолы, нефтеполимерные смолы.

В последнее десятилетие американские компании произвели так называемую «сланцевую революцию». По новым технологиям из горючей породы можно добывать газ. Однако революционным событие стало только за океаном, в Польше и Прибалтике новые американские подходы пока не дали ощутимого финансового эффекта. Основная переработка идет по традиционным технологиям.

Месторождение горючих сланцев «Туровское»

Белорусские сланцевые запасы, разведанные еще в 1963 году, находились на третьем месте в Советском Союзе по объемам после Прибалтийского и Средневолжского месторождений.

Кусок твердой породы демонстрирует мне декан геолого–географического факультета Гомельского государственного университета им. Ф.Скорины Андрей Гусев. Ученый уверен, что наши горючие сланцы не добываются по объективным причинам:

— Надо опираться не на газетные заголовки, а на научные данные. В 2000–х белорусские геологи под руководством академика Анатолия Александровича Махнача выдали результаты большой исследовательской работы по полезным ископаемым страны. Горючие сланцы Припятского прогиба не являются эффективным твердым топливом из–за высокой зольности, низкой теплоты сгорания и выхода смол в пределах 7 — 8%. Однако необходимо учитывать, что получаемые при термической обработке сланцев жидкие и газообразные компоненты (пирогенетическая вода, первичный газ, газовый бензин) представляют интерес как исходное сырье для получения ряда ценных продуктов. Кроме того, при пиролизе получаются отопительный газ и мазут.

Проще говоря, использовать белорусский горючий продукт как твердое топливо — нерентабельно. Но вот сланцевый газ или сырье для нефти — вопрос дискуссионный.

Перспективы для развития есть, отметил председатель Гомельского областного комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды Андрей Сущевич:

— Месторождение горючих сланцев «Туровское» — перспективное для разработки с суммарными прогнозными ресурсами 8.780 миллионов тонн. Один из плюсов — география. Находится в центре Европы. Рядом развитая сеть автомобильных коммуникаций и железная дорога. Неподалеку уже ведется добыча полезных ископаемых: в Лельчицком районе работает щебеночный завод «Глушкевичи», в Петриковском строится калийный комбинат. Разработка сланцевого месторождения дала бы дополнительный импульс для развития Житковщины. Однако хочется, чтобы это было современное предприятие по добыче и переработке наших полезных ископаемых в продукт с высокой добавленной стоимостью. Отдельное внимание будет уделено соблюдению всех экологических норм, ведь это Полесье — легкие Европы и жемчужина белорусского экотуризма.

Для «сланцевых революций» нужны новые технологии, которые могут прийти с зарубежными инвесторами. Для этого месторождение и включено в перечень предлагаемых для передачи в концессию объектов. Концессионерам и геологические карты в руки.

galkovsky@sb.by

Фото автора.

Справка «СБ»

Горючий сланец — полезное ископаемое, дающее при сухой перегонке значительное количество смолы, близкой по составу к нефти. Сланцы в основном образовались сотни миллионов лет тому назад на дне моря из остатков планктона. Как известно, в те годы территория современной Беларуси была морем.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости