Полешуки горшки обжигают

Глиняная сказка: как в деревне на Столинщине спасают древний промысел

Городная — большая деревня на самом юге Столинского района. До украинских рубежей —  пару километров. На подъезде к селу пограничники останавливают каждый автомобиль, проверяют документы. Несмотря на меры безопасности, гостям здесь рады. В эти дни в Городной проходит международный пленэр гончаров. В полесскую глубинку приехали три десятка именитых мастеров из Беларуси, Украины, Польши, России. Корреспондент «Рспублікі» тоже отправился на Столинщину и убедился: не боги горшки обжигают.

Фото автора

«Голодным не будешь, но богатства не наживешь»

Через центральную улицу деревни раскинулся приветственный плакат. Съезд гончаров — событие, которого ждут. Когда заканчивается один пленэр, гончары, как и местные жители, начинают ждать следующего. Ждать, правда, приходится долго — два года. 

Вдоль центральной улицы — вереница добротных домов. Люди здесь такие же — основательные. Чужаков видят за версту.

— А скиль-то вы до нас прыйихалы? — две бабушки, повязав свои самые нарядные платки и надев праздничные белоснежные блузки, вышли «до людэй». Меня подружки-пенсионерки остановили у местного магазина. Выяснив, что положено, бабули выдают приветственную речь:

— То добрэ, шо вы нашэ сэло нэ забуваете. Люды йидуть з усёго свиту, а мы тильки й рады. Для нас тэж свято!

У местной школы знакомлюсь с Григорием Ковалько. Он тоже из местных. Родился в 1941 году. Отец подорвался на мине, мальчишка рос сиротой. 65 лет занимается гончарством. Сейчас обучает ремеслу ребят в сельском центре гончарства, который был создан в 2003 году. Дедушка поглаживает свою лошадь, рассказывает:

— Раньше каждый мужик был гончаром. Тем и жили. Продавали в окрестных селах, возили телегами в Столин, Пинск, Дрогичин, даже в Кобрин. Ремесло тяжелое и не особо прибыльное. Голодным и голым не будешь, но и богатства не наживешь. Да и в советское время заниматься им запрещали. Горшки и горны разбивали. Теперь я свои знания детишкам передаю. На занятия 18 человек ходят. Это немало.

Гончарством в Городной занимаются с XV века. Наверное, другой промысел здесь прижился бы вряд ли. За деревней — богатые залежи глины. Вот мужики и передавали из поколения в поколение гончарные круги и ремесленные традиции. Полешуки из соседних деревень пренебрежительно называли жителей Городной «горшколепами». Наверное, из зависти — село имело Магдебургское право, а на гербе был изображен лось с золотыми рогами. Наверное, неспроста. Зарабатывали гончары в ту пору неплохо.

Главные затраты — время и труд

В коридорах местного центра гончарства висят портреты мастеров. Целые династии. В отдельном зале собраны горшки. У каждого своя форма и назначение. В «поляке», например, хранили зерно. В литровой «мамзельке» варили кашу. Названий — десятки. И все звучные, колоритные, заслушаешься: «семак», «клечик», «зливач», «одинец», «пододинец», «макотра», «рынька». Местная глина тоже особенная. Гончары говорят, что она легко поднимается и отлично держит форму, но дает большую усушку — процентов десять. 

Иван ШЕЛЕСТ родился в Городной, учился в Пинске, теперь продолжает дело своих предков

Дело своих дедов и прадедов продолжает новое поколение мастеров. Иван Шелест родился в Городной, учился в Пинске, по распределению работал на заводе. Недавно вернулся к родным пенатам. Крутит жернова, улыбается: «В Ольшанах — огурцы, у нас — глина». Между жерновами — «полива», глазурь, которой покрывают посуду. Иван ее готовит по дедовскому рецепту: 

— Ничего сложного, но работа долгая и монотонная. Сначала на протяжении пяти часов выпариваем олово в чугуне, разбавляем водой, добавляем шликер, потом еще часа четыре-пять крутим жернова, размельчаем полученную массу. Теперь так никто не делает — глазурь можно купить в виде порошка и просто развести водой.

С гончарным ремеслом Иван познакомился еще в детстве. Когда уехал на учебу в Пинск, это дело забросил и решил, что больше к нему не вернется. Но жизнь — штука непредсказуемая:

— Как-то встретил товарища. Разговорились. Он, оказалось, зарабатывает гончарным промыслом. В общем, и я решил попробовать. В конце концов уволился и стал ремесленником. Пока не жалуюсь...

Рядом вертится гончарный круг Виталия Шепелевича. Правда, круг не дедовский, а современный, электрический. В его центре возвышается приличных размеров бутыль. Виталий, не отрываясь от работы, рассказывает:

— Отличная тара для хранения крепких спиртных напитков. Медовухи, например. Такая форма была распространена на территории Литвы и Западной Беларуси. Саму бутыль можно сделать минут за 30. Потом она неделю сушится и обжигается в печи при температуре 1100 градусов.

Когда глина начинает «говорить»

В Ганцевичах у Виталия большая семья — семеро детей. На жизнь зарабатывает ремеслом. Профессию керамиста получил в конце 1990-х в Мирском художественном училище. Гончарным промыслом основательно занимается лет пять:

— Я работал кочегаром в котельной и параллельно лепил. Продажи шли хорошо, построил мастерскую, уволился. Езжу по ярмаркам, выставкам, торгую в Ганцевичах на рынке. В Городную приезжаю уже в четвертый раз. Это классное и позитивное место. Правду говорят — глина притягивает.

В центре гончарства собрана интересная коллекция глиняной посуды и сувениров

Горшки и кувшины, сделанные Виталием, стоят отнюдь не баснословных денег. Например, самый ходовой полуторалитровый кувшин обойдется в 18—20 рублей. Трехлитровый горшок стоит 14—16 рублей. Кружка — вдвое дешевле: 

— Главные затраты в нашем деле — труд и время. Глина стоит копейки, электричество тоже не особо дорогое. Разве что на глазурь нужно потратиться. Но на то, чтобы освоить ремесло, потребуется не один год. Можно купить крутой круг, печку, но если понимания нет — это все пустое.

Гончар Иван Ильин из Одесской области с белорусским коллегой соглашается:

— В работе каждого гончара наступает момент, когда глина начинает с тобой «говорить». Ты физически ощущаешь, что и как нужно сделать.

Иван несколько лет вынашивает любопытную идею — открыть при школах, где занимаются дети с ДЦП, кружки гончарного дела:

— Оборудование стоит недорого, а эффект может быть потрясающим. Во время работы за гончарным кругом задействовано все тело, а еще фантазия и абстрактное мышление. 

У гончара Александра Овчинникова, как и у многих, свой путь к ремеслу. Но его дорога особенно сложна и терниста. Сегодня Александр дока в своем деле, поименно знает лучших мастеров Городной, может запросто водить экскурсии. Раньше у него были совсем другие интересы:

— Здесь я оказался пять лет назад. Приехал из Бобруйска в соседний поселок, где находится центр реабилитации для наркоманов и алкоголиков. Руководитель этого учреждения рассказал о центре гончарства, предложил попробовать. А я уголовник, наркоман, своими руками ничего делать не умел. Однако пошел, попробовал. Мне здесь выделили мастерскую — только работай. Так и втянулся…

В Городной Александр ОВЧИННИКОВ начал новую жизнь

Сергей — друг Александра. Когда-то они вместе употребляли наркотики. Теперь крутят гончарный круг, учат ремеслу других. Сергей обзавелся семьей, живет в Столине. Александр купил дом потомственного гончара в Городной, обустроил мастерскую. Женился, растит детей:

— Мое прошлое очень мутное. Теперь я занимаюсь гончарством и помогаю другим в центре реабилитации. Это мой благотворительный труд. Там мы тоже сделали гончарную мастерскую. За кружалами ездили в Минск. Сразу нам выставили цену — 500 долларов, но когда узнали, для чего они нам нужны, взяли только сотню. За эти несколько лет моя жизнь изменилась абсолютно. Я не пью, не курю, не ругаюсь. Стараюсь жить максимально честно и быть полезным обществу. Здесь, в Городной, я наконец-то нашел себя.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Лариса БЫЦКО, заведующая отделом традиционной культуры Брестского областного общественно-культурного центра:

— Первый международный пленэр гончаров мы провели в Городной десять лет назад по инициативе областного общественно-культурного центра. С тех пор мероприятие стало традиционным. Главная задача, которую мы перед собой ставили и ставим, — привлечь внимание к этому исчезающему промыслу. Еще 20 лет назад в деревне было много мастеров, практически в каждой клуне хранилась глиняная посуда. Однако старые мастера уходили, а за их спинами никого не оставалось. В 2003 году при Доме культуры был создан центр гончарства. Здесь потомственные гончары передают свой опыт молодежи, таким образом, гончарный круг не останавливает свой ход. Городная очень перспективное место для развития туризма. Гости могли бы добывать глину, учиться промыслу, знакомиться с местной кухней и здешними традициями. Пока же в этом направлении непочатый край работы.

p.losich@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...