Покупки второй свежести

Всю торговлю б/у одеждой и обувью через интернет-магазины предлагают свернуть. Мы выслушали мнения всех сторон и убедились: нарушения есть

Новость для любителей дешево «пошопиться»: виртуальную продажу бэушных одежды и обуви собираются запретить. По крайней мере, такое предложение содержится в доработанном проекте постановления Совмина, вносящем изменения в правила торговли по образцам. Документ вынесен на общественное обсуждение. Замечания и предложения принимаются до 15 октября. Чем обусловлены озвученные идеи и что по этому поводу думают сами ретейлеры? 

В Беллегпроме рассчитывают, что, сократится оборот некачественной продукции, в первую очередь — одежды и обуви для детей. 

Навести порядок в сети

Сразу обратим внимание: предлагаемый запрет не будет распространяться на физлиц. Только на индивидуальных предпринимателей и юрлица. То есть для граждан, привыкших «толкать» свою поношенную одежду через специализированные площадки в обмен на символическую плату, пачку порошка или шоколадку, ничего не изменится. В отличие от онлайн-бизнесменов. Цель предложения — обеспечить людей качественными и безопасными товарами. Такую позицию занимает концерн «Беллегпром», выступивший с инициативой. В обосновании говорится, что при покупке бэушных вещей невозможно в полной мере оценить их состояние по фото или описанию внешнего вида и недостатков, размещенных на сайте. Как результат — потребителя легко ввести в заблуждение. Отсюда возникают претензии и жалобы. К тому же зачастую такие онлайн-магазины просят предоплату вперед, до момента доставки, которая обычно идет через почту. А значит, в дальнейшем граждане не смогут вернуть посылку: согласно Закону «О защите прав потребителей», бывшие в употреблении вещи обмену и возврату не подлежат. 

Кроме того, порой в виртуальных магазинах продаются вещи, которые законом реализовывать запрещено, если они находились в употреблении.
Например, мужские трусы «с незначительными признаками износа — дырочками» почти за 2 рубля, купальники без этикетки из Туниса почти за 20 рублей, почти новые простыни на резинке за 30 рублей, мягкие игрушки с неработающей механикой за 15 рублей... Вместе с тем в соответствии с пунктом 99 Правил продажи отдельных видов товаров № 703 реализация нательного белья не допускается вообще. Как и старых лекарств, БАДов, парфюмерии и косметики, порошков и моющих средств, чулок, колготок и носков, погремушек и жевательных колец для новорожденных, бутылочек, сосок, постельного белья, игрушек, одноразовой посуды, шкур зверей и др. Мониторинг Беллегпрома показал: из 60 интернет-магазинов в четырех десятках спокойно можно заказать «запрещенку». 

Словом, торговля старыми вещами в онлайне вступает в несоответствие с нынешними правилами продажи отдельных видов товаров и идет вразрез с требованиями Закона «О защите прав потребителей». Еще один момент: концерн предлагает сделать единообразным подход к «секонду» и товарам из комиссионок, которые можно купить только в офлайн-точках. Мол, суть одна и та же, разве что вводят вещи в оборот в одном случае юрлица, в другом — физлица. 

Что в итоге должно получиться? В Беллегпроме рассчитывают, что уменьшится число нарушений в части продажи запрещенных ношеных вещей и в целом сократится оборот некачественной продукции, в первую очередь — одежды и обуви для детей. Пристальное внимание к секонд-хенду связано еще и с тем, что сейчас законодательно не установлены требования к безопасности такого импорта. Ведь действующие техрегламенты на продукцию легпрома и вещей для детей и подростков касаются только новых одежек. А санитарные правила на бэушные товары отменены. В результате в страну попадает секонд-хенд, который вызывает вопросы по качеству и безопасности и который никак нельзя проконтролировать в сети. 

Что удобнее для покупателя?

Сопредседатель Республиканской конфедерации предпринимательства Виктор Маргелов озвученные изменения поддерживает: 

Виктор МАРГЕЛОВ.
— Для нас это не новость. Норму эту предложил не столько Беллегпром. Информацию на основании разных сигналов обобщило МАРТ, а концерн поддержал. Планируемые изменения в правила торговли по образцам обсуждали на общественно-консультативном совете при министерстве. Особых возражений ни у кого не возникло по той причине, что вещи секонд-хенд все же специфические. Они не могут обладать обычными характеристиками, к ним не применимы ни ГОСТы, ни стандарты. Где-то пятно на спине, где-то замок не работает, где-то пуговицы нет — и это нормально. Но продавать такие вещи через интернет — значит, плодить вал разногласий между продавцами и покупателями, которые будут обращаться в контролирующие органы. Ведь человек, по сути, берет кота в мешке. 

Вместе с тем Виктор Егорович недоумевает: почему именно эта норма вызвала столько шумихи? Ведь она одна из двух десятков предложений. Среди других идей, например, разрешить онлайн-торговлю скоропортящихся продуктов и спортивного питания при наличии у продавца стационарного магазина, где товары будут храниться. 

— Понятно, что всегда при любом решении кто-то выигрывает. В этом случае — производители новой одежды. Не только входящие в состав концерна — довольно много вещей шьется частными предприятиями. И определенная выгода от принятия изменений для них будет. В то же время нельзя сказать, что торговля секонд-хендом в большой опасности. Наоборот, это упорядочит сферу. Желающие работать пусть открывают магазины. Думаю, для самих покупателей будет удобнее и надежнее посещать стационарные объекты. 

Слово продавцам

А что об этом думают в самих онлайн-магазинах, торгующих бэушным товаром? Собеседников ищу через поисковик. Тот сразу выдает уйму ссылок на подобные сайты. Их так много, да еще с разнообразной системой скидок и бонусов, что невольно предполагаешь: значит, бизнес процветает. Но индивидуальный предприниматель Евгений Горейко иного мнения:

— Есть буквально десяток интернет-магазинов, которые реально работают. Другие принимают несколько заказов в месяц, им этого достаточно. Мы работаем в сети два с половиной года. До этого держали магазин секонд-хенда в Бресте, но посчитали, что аудитории одного района мало. Тогда вышли в онлайн. Вещи у нас хорошего качества. За все время не было ни одного недовольного клиента. Если ожидания не совпали с полученным, идем навстречу людям, возвращаем товар, чтобы клиенты остались довольны. Кстати, примерно половина заказов поступает из небольших городов и деревень. Там людям физически сложно добраться до большого города с разнообразием магазинов. Да и доход на периферии ниже, чем в крупных городах. Так что пострадаем не только мы. Честно говоря, немного шокированы новостями. Потому что долго выстраивали бизнес, вложились в разработку сайта, в продвижение, создали рабочие места, платим налоги… Может быть, стоит подойти к вопросу не так безапелляционно, а предложить другой вариант? Например, разрешить возврат непонравившихся или не подошедших вещей.

О том, что же будут покупать постоянные клиенты, переживает и менеджер другого виртуального магазина — Юлия Леоненко. По ее словам, основная
масса клиентов — с периферии. Судя по заказам, это многодетные семьи с разным уровнем дохода, которые не гонятся за обновками от фабрик для быстро растущих детей. На сайт приходит примерно десять заказов в неделю. 

— Мы закупаем у белорусских посредников только хорошие вещи. Работаем с 2013 года — знаем, где и что брать. Каждую единицу товара внимательно изучаем и описываем. В каталоге размещаем фото, которое можно увеличить и увидеть недостаток. Здесь же указываем параметры вещи — длину, ширину, высоту посадки, чтобы человек мог прикинуть, подойдет ли она ему. Принимаем товар назад только в тех случаях, если мы допустили ошибку, что-то просмотрели. Например, не заметили дырку — такое было. Если вещь просто не понравилась или человек передумал, это невозвратный случай. 

Что касается стоимости вещей, то она состоит из многих факторов. В первую очередь — исходя из недостатков. Плюс сюда же добавляются расходы на содержание сайта, зарплату работникам, поездки на почту. С большим дисконтом, как правило, идет залежавшийся товар. Впрочем, даже скидки не всегда спасают ситуацию. Как это было у предпринимательницы Инги из Могилева. В последние полгода спрос практически сошел на нет. И это при том, что почти две трети заказов поступало из регионов. 

— С крупными городами понятно: вокруг появляется много стационарных магазинов секонд-хенда. А в малых городах? — задается вопросом собеседница. — Возможно, там открываются магазины с дешевой одеждой из Средней Азии. Что бы ни решили в госорганах, я буду закрываться.

ФАКТ

Импорт бывших в употреблении товаров в последние годы растет. Так, по данным Белстата, в прошлом году, например, из Германии к нам завезли свыше 8,6 тысячи тонн вещей секонд-хенд на сумму 6,6 млн долларов. Годом ранее количество оказалось немного меньше — чуть больше 7,3 тысячи тонн, но сумма была меньше втрое. Из Литвы в 2017-м поставили 11,7 тысячи тонн вещей на 16,2 млн долларов. Это почти в пять раз больше, чем годом ранее. Незначительно — примерно на 15 процентов в объеме и в 1,5 раза в деньгах — вырос поток и из Нидерландов. В прошлом году импорт оттуда составил 8,3 тысячи тонн на сумму 8,7 млн долларов.

druk@sb.by Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Новости