Подходы и политики в глобальной эпохе

Без сомнения, настоящая «мировая эпоха» в развитии человечества начинается в последний период западноевропейского глобального национального капитализма, протекающего под эгидой Великобритании...
Без сомнения, настоящая «мировая эпоха» в развитии человечества начинается в последний период западноевропейского глобального национального капитализма, протекающего под эгидой Великобритании. В сущности, эта первая глобальная эпоха представляет цикл мировой истории, во время которого освоены все пространства Земли и период которого протекает с 1846 по 1915 г. Но, не имея своей идеологии и соответствующих негосударственных институтов и организаций, первая капиталистическая глобализация прервана силами правого национализма (фашизма, национал–социализма) и левого интернационализма (большевизма и коммунизма).

Новая глобальная эпоха, которая началась после окончания Второй мировой войны (1945 г.) в результате действий качественно новых факторов — ракетно–ядерного оружия, электронных, био– и генных технологий, освоения энергетических ресурсов, протекает до 1989 — 1991 гг. в двух вариантах: либеральный капитализм с лидером США и государственный социализм с лидером СССР, после чего начался ее современный этап под эгидой США.

Если синтезировать множество определений глобализации как объективный, закономерный исторический процесс, протекающий в определенных формах, в зависимости от задающего тон в мировом развитии лидера международных отношений, но отличающийся качественно новыми характеристиками в современной эпохе, то эти определения будут сведены к качественным изменениям в динамике процессов, т.е. к движению общества и логически связанным с ним переменам в пространстве и времени Земли. Бесспорным фактом является то, что ускорение движения в результате использования новых транспортных, коммуникационных и информационных технологий ведет к «сокращению», «уменьшению», сведению к минимуму пространства и к «ускорению», сведению к минимуму времени. В этих условиях цивилизация проявляется в новом качестве и с новыми возможностями для развития.

Однако в современной глобальной эпохе не все народы и общества имеют одинаково развитые технологии, энергетические, информационные и коммуникационные возможности для контроля над пространством и временем. Политические, экономические, финансовые и информационные возможности Запада позволяют ему доминировать над глобальным пространством Земли, или так называемый «Мир I». Рядом с этим глобальным миром, который не знает границ, на более низкой ступени располагается мир локальных, традиционных, закрытых пространств — так называемый «Мир II» с его ограниченными финансовыми, экономическими и технологическими возможностями.

Глобальный, космополитический «Мир I» взаимодействует не только со своим локальным пространством Запада, на котором он основывается и откуда получает импульсы и энергию с целью овладения и контролирования остальных локальных пространств, но и с локальными пространствами «Мира II». Это взаимодействие многостороннее и протекает на разных уровнях, но все–таки «Мир I» является тем миром, который навязывает нормы, правила, характер, темпы и объемы взаимодействия. «Мир II» непрерывно находится под прессингом «Мира I» с его технологическим и финансовым превосходством, с недостижимостью своего блеска, богатства и роскоши, желанием поучать и не на последнем месте гедонистическим консумативным образом жизни.

Под этими двумя мирами находится глобальный подземный «Мир III». Это мир коррупции, преступности любого характера, глобального терроризма. «Мир III» действует по невидимым для официальных властей каналам, иногда срастаясь с государственными и экономическими структурами не только обществ «Мира II», но и космополитического Запада, являющегося основой «Мира I». Логическим финалом разрастания преступности и терроризма в традиционных закрытых пространствах является превращение их в хаотические общности, не управляемые никакой законной властью.

Предлагая ряд новых возможностей, глобализация в то же время не сумела разрешить накопившиеся в истории глобальные проблемы человечества, как, например, нарастающая бедность, демографический дисбаланс планеты, экологические неравновесия и нарушение климатического баланса, а, наоборот, спровоцировала новые вызовы и угрозы, как глобальный терроризм и распространение оружия массового поражения.

Человечество, стоящее перед всеми угрозами и вызовами, которые ставят под вопрос будущее цивилизации, стремится выработать эффективные подходы и политики в глобальной эпохе.

В системе мировой геополитики на этом этапе открываются два подхода, которые задают тон динамике международных отношений и усилиям человечества разрешить свои проблемы. Также определяются четыре типа политик со стороны обществ из традиционных локальных пространств.

Первый подход — это своеобразное продолжение инерции в истории. Он связан с пониманием, что глобальные проблемы и конфликты разного естества, которые создают напряжение в пространстве планеты, могут быть разрешены только силовым образом, путем политических и экономических нажимов и использованием в конечном итоге военных средств. Стратегическая цель этого момента состоит в построении однополярного мира по образцу мирового лидера, который часто играет роль гегемона. Вряд ли необходимо подчеркивать, что все эти попытки в истории по созданию такого однополярного мира по определенному образцу проваливались, погибли империи, которые стремились к этому.

Попытки силовым образом разрешить некоторые конфликты в годы после окончания «холодной войны» категорически показали, что ни одна из стран, несмотря на ее экономическую мощь и развитие технологий, которые она прилагает, не в состоянии справиться с глобальными угрозами и вызовами. Понятно, что для решения этих проблем необходимы усилия всех ведущих стран мира. Этот вопрос является исторической ответственностью для них.

Поэтому, чтобы противостоять новым глобальным вызовам и угрозам, человечество должно объединиться вокруг другого метода, связанного с будущим. Это метод диалога и консенсуса между отдельными народами и цивилизациями, выработки принципов и правил равноправного участия всех народов в решении глобальных и своих национальных экономических, социальных и политических проблем. Тон для этого метода задает Европейский союз, который сам реализует уникальную историческую практику строительства общности, основанной на принципах мультилатерализма и мультикультурализма.

Как видно, тон для этих двух доминирующих методов по решению глобальных проблем и вызовов задают развитые индустриальные страны в соответствии со своими историческим опытом и геополитическими целями. В то же время общества из локальных закрытых пространств, которые формируют систему «Мир II», реагируют согласно своим политикам. Сегодня среди огромного разнообразия национальных и региональных политик выделяются четыре типа политики: а) вестернизация, б) изоляционизм, в) возрожденный фундаментализм и г) современный патриотизм.

«Вестернизация» в общих чертах представляет собой опыт проведения политики технологической, экономической, политической и культурной модернизации, при которой наряду со средствами и формами предлагаемых Западом технологий, организации и управления производством и с процедурами и правилами представительной либеральной демократии принимаются и образцы, и ценности западной, прежде всего американской, культуры. Это политика отречения от собственной исторической и культурной идентичности, которая сулит глубокий разрыв между политической элитой этих обществ и их народами.

Политика «изоляционизма» проявляется особенно наглядно после окончания «холодной войны», когда распалась «интернациональная семья» стран государственного социализма и прекратилась безвозмездная помощь Советского Союза его разного рода сателлитам. В новых условиях некоторые из этих сателлитов, сохранившие свои авторитарные и тоталитарные режимы, надолго изолировались от мировой международной общности и по инерции старого идеологического воздействия и культа к своим вождям пытались сами решать свои проблемы, вплоть до приобретения ядерного оружия.

«Фундаментализм» — это активизирование основных принципов некоторых мировых религий и включение их в националистическую политику, которую проводят данные общества как на собственной территории, так и в системе международных отношений. В настоящее время особенно активен исламский фундаментализм, который сотрясает политические режимы многих исламских государств и представляет идейную основу исламского экстремизма и терроризма.

В общих чертах политика «современного патриотизма» направлена на технологическую, экономическую и политическую модернизацию посредством возрождения национальных культур и религий, т.е. через мобилизацию и мотивирование потенциала исторической и культурной идентичности. Это означает, что политика современного патриотизма не противопоставляет одни общества другим, а стимулирует свои народы соревноваться во имя своего благополучия и свободы и тоже экономически и культурно проникать в другие пространства, не ущемляя суверенитет других народов и государств. В этом смысле «современный патриотизм» является политикой, направленной на созидание многополярного мира, на глобализацию экономической жизни и технологий и мультикультурализацию духовной жизни современных обществ как условие их процветания.

Петко ГАНЧЕВ, Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Болгария в Республике Беларусь.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости