Минск
+11 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26
Источник: Знамя юности
Знамя юности

Один из самых перспективных белорусских теннисистов Александр Згировский – об игре за сборную, последнем «Большом шлеме» и работе с Владимиром Волчковым

Подачу принял

Теннисисты белорусской сборной сыграют в квалификационном раунде Кубка Дэвиса-2020. На прошлой неделе в домашнем матче они обыграли Португалию со счетом 3:2. Два очка команде принес Егор Герасимов, еще одно – Илья Ивашко. Самый молодой теннисист из тех, которые были вызваны в сборную, Александр Згировский за матчами более опытных партнеров по команде в этот раз наблюдал со стороны. В прошлом году он уже дебютировал за сборную, а совсем недавно стал финалистом юниорского US Open. Один из самых перспективных белорусских теннисистов рассказал о первых матчах в составе национальной команды, последнем в карьере юниорском турнире серии «Большого шлема» и объяснил, почему не строит планов на продвижение в мировом рейтинге.



– Помнишь, что почувствовал, когда тебя впервые вызвали в сборную?

– Это было в прошлом году, когда наша команда играла против команды России. Тогда я был приятно удивлен – не думал, что возьмут. Это очень круто. Вообще, быть в сборной – большая честь для любого спортсмена. Сейчас, когда меня в третий раз вызвали в команду, уже привык к атмосфере, к накалу борьбы. Конечно, хотелось выйти на корт, но даже быть рядом и помогать ребятам для меня очень ценно.

– Ты в сборной самый младший. Разница в возрасте чувствуется?

– Остальные гораздо более опытные. Поначалу, когда вызвали в сборную, я старался ничего не говорить, только слушал. Решил, что моя задача – впитывать информацию и максимально ее использовать. Сейчас уже проще: нормально общаемся со всеми ребятами, но по-прежнему я больше слушаю, чем говорю. 

– Сильно волновался, когда тебя выставили на одиночный матч против Мартина Клижана во время встречи против сборной Словакии?

– Клижан тогда входил в топ-50 рейтинга. Я чувствовал ответственность: за матчем следило много людей, болела вся страна, хотелось как можно лучше себя показать. В такие моменты собираешься с мыслями и делаешь все, что умеешь. Хотя и проиграл, но получил кайф от того матча.


– В июле тебе исполнилось 18 лет, и US Open был твоим последним шансом взять титул на юниорских турнирах серии «Большого шлема». Все ли получилось?

– Неделя на этом турнире была и лучшей, и самой сложной в моей жизни. На пути к финалу парного разряда было много сложностей, но решающий матч, в котором мы играли вместе с чехом Андреем Паульсоном против американцев Элиота Спиццирри и Тайлера Цинка, был просто потрясающим. Мы, наверное, показали свой лучший теннис, но нельзя не отдать должное американским спортсменам – они сыграли отлично, а еще им очень помогла поддержка трибун. Я никогда такого не видел: полторы тысячи человек болели настолько слаженно, что нам даже трудно было бороться против этой энергии. А нашей паре они, кажется, поаплодировали всего два раза за матч: когда мы вышли на корт и когда нам вручили трофеи.

– Где твой трофей сейчас?

– Дома, я пока не определился, где его разместить, он достаточно большой. Наверное, придется даже отдельную полку выделить. 

– Понятно, почему эта неделя на открытом чемпионате США была лучшей, но почему – самой сложной в твоей жизни?

– Так получилось, что в США я был один. Пришлось решать большое количество организационных вопросов: что кушать, с кем тренироваться, как добраться до тренировочной базы и так далее. Обычно это делает тренер, а тут пришлось мне. Но это был очень хороший опыт. Я понял, насколько крутая возможность иметь тренера и работать с ним, насколько это большая поддержка. Я многому научился за ту поездку. Познавал себя, оставшись наедине со своими мыслями и ощущениями. 

– Сейчас ты работаешь с Владимиром Волчковым, который на протяжении многих лет был одним из лидеров и главных творцов успеха нашей мужской сборной. Насколько комфортно тебе в этом тандеме?

– У нас полная гармония как на корте, так и за его пределами – если можно так выразиться, «химия» есть. Я чувствую, что прогрессирую. Даже если посмотреть на мои результаты, то за последние восемь месяцев я здорово прибавил, а без Владимира Николаевича этого бы не было. 



– На тренировках присутствует и твой отец…

– Папа постоянно участвует в тренировочном процессе – важно, чтобы родители были в теме. Он на любительском уровне играл с друзьями, а дома родители часто смотрели теннис по телевизору. В один из таких просмотров я схватил ракетку, начал стучать мячом о стенку. Занимался этим дома – у нас достаточно большой зал, в котором есть место, где можно было это делать. Разбитые люстры и вазы, конечно, были, поэтому родители убрали все, что я мог повредить. С 4 лет я достаточно много времени проводил в той комнате. Вот и получилось, что уже 14 лет бью по мячу. 

– US Open был твоим последним юниорским турниром. Теперь – во взрослый теннис?

– Да, перехожу в него окончательно, так что следующий год уже будет на другом уровне. Пока планирую отыграть 15-тысячник в Финляндии, после него – 25-тысячник в Швеции. Сейчас мне хочется развиваться и расти как теннисисту и как личности, а каких-то планов на продвижение в рейтинге я строить не хочу: никогда не знаешь, как пойдет, поэтому стараюсь больше фокусироваться на работе на корте и вне его. 

past@sb.by,

Фото tennis.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...