Почему угнетают озимый клин?

ЕЩЕ в памяти те времена, когда в наспех подготовленную почву бросали все, что сумели наскрести по скудным сусекам. Экономическая ситуация в АПК вполне соответствовала изречению «не до жиру — быть бы живу». Продовольственное и фуражное зерно приходилось закупать за валюту за рубежом. Об элите и разных репродукциях руководители большинства хозяйств даже и не мечтали. Сегодня республика полностью удовлетворяет собственные потребности в зерне. Появилось и свое кукурузное, на что даже заядлые оптимисты не рассчитывали. Сэкономлены сотни миллионов долларов. Наш народ, может быть, и не заметил, что аппетитные булочки, батоны испечены из высококачественной отечественной пшеницы, выведенной белорусскими селекционерами. Конкурентоспособность и импортозамещение являются, можно сказать, определяющими в деятельности РУП «НПЦ НАН Беларуси по земледелию».

Если не хотим больших потерь, пора ввести научно обоснованные нормативы сортосмены и сортообновления

ЕЩЕ в памяти те времена, когда в наспех подготовленную почву бросали все, что сумели наскрести по скудным сусекам. Экономическая ситуация в АПК вполне соответствовала изречению «не до жиру — быть бы живу». Продовольственное и фуражное зерно приходилось закупать за валюту за рубежом. Об элите и разных репродукциях руководители большинства хозяйств даже и не мечтали. Сегодня республика полностью удовлетворяет собственные потребности в зерне. Появилось и свое кукурузное, на что даже заядлые оптимисты не рассчитывали. Сэкономлены сотни миллионов долларов. Наш народ, может быть, и не заметил, что аппетитные булочки, батоны испечены из высококачественной отечественной пшеницы, выведенной белорусскими селекционерами. Конкурентоспособность и импортозамещение являются, можно сказать, определяющими в деятельности РУП «НПЦ НАН Беларуси по земледелию».

ОРИГИНАЛЬНЫЕ семена, выращенные у нас, это своеобразный исток семеноводства, — отмечает заместитель генерального директора Центра, кандидат сельскохозяйственных наук Дмитрий Лужинский. — Подобно ручейку, он тонкой струйкой тянется в элитхозы, там крепнет, набирает силу. Уже оттуда мощным потоком стремится в другие хозяйства на возделанную по всем правилам ниву. И в конце концов обретает статус хлебной реки.

Так вроде должно быть. Но зачастую «ручеек» этот чахнет, обессилев перед различными преградами. Среди них самая непробиваемая — бюрократическая. До сих пор в республике не отрегулирована стройная система сортосмены, сортообновления. Нет такого норматива, обязывающего сельхозорганизации пристально следить за достижениями селекционеров, широко открывать «шлюзы» новинкам. Как плывет, так и плывет…

Сколько уже времени прошло с тех пор, как канула в Лету ГДР, а ее рожь, ячмень и прочие до сих пор «живут» на наших полях. Правда, от них остались одни только названия, да и то переиначенные на местный манер. Они хороши были 20—40 лет назад, но уж, извините, не в XXI веке.

— Если сорт не снимается с производства более пяти лет, можно сделать вывод: или не отлажена система семеноводства, или бездействует селекционная служба, — компетентно заявляет заместитель генерального директора НПЦ по земледелию доктор сельскохозяйственных наук Эрома Урбан. — При всех недоработках нам удалось избежать этих крайностей. Подтверждением тому очень красноречивый факт: с 1999 года в республике прослеживается четкая тенденция увеличения роста урожайности зерновых. Получить более чем по тонне зерна в расчете на одного жителя — заветное стремление многих стран. Мы добились этого.

Наряду с повышением культуры земледелия, внедрением передовых технологий, значительную роль здесь сыграли селекционеры и семеноводы. Отечественные сорта основных сельскохозяйственных культур сегодня доминируют на наших полях. Они не только достойно конкурируют с зарубежными «собратьями», но и по многим параметрам превосходят их.

ГДЕ-ГДЕ, а уж в знаменитом СПК «Агрокомбинат Снов» Несвижского района есть и средства, и возможности иметь наилучший посевной материал, чтобы в сочетании с другими компонентами современной агротехники получать наивысший урожай всех без исключения культур. Этим «эксклюзивным правом» сполна пользовались здесь на изломе эпох. Не оттого, что хотелось модной тогда импортной экзотики. Просто застопорились отечественные предложения. Чем незамедлительно воспользовались шустрые западные рыночники. Нет, халтуру они не навязывали. Сорта добротные, интенсивного типа, высокоурожайные. Такими они зарекомендовали себя и на белорусской земле при тонком соблюдении технологии. Но даже этого оказалось мало: год на год не приходится, регион, обласканный Средиземноморьем, нашему с непредсказуемо изменчивыми условиями не ровня.

Совсем не по нраву, скажем, белорусская зима пришлась пару лет назад немецкому сорту пшеницы «кубус». Она просто вымерзла в «Снове», в РУСП «Племенной завод «Красная Звезда» Клецкого района. А вот белорусский сорт «сюита» сформировал колос урожайностью 83,1 ц/га, в то время как польские «богатка» и «финезия» — порядка 75—77 центнеров с гектара. Недаром в «Снове» его главный агроном, «академик полей» Владимир Бобер, сегодня все большее предпочтение отдает разработкам отечественных селекционеров. Он мотивирует это тем, что наши сорта «на уровне» по всем достоинствам: адаптированности к местным условиям, устойчивости к болезням и погодным аномалиям, отзывчивости на надлежащее соблюдение технологии и, в конце концов, продуктивности и качеству.

Наша колосистая хлебная нива нынче соответствует требованиям мировой аграрной науки: свыше 70 процентов ее сорта отечественной селекции. А рожь озимая, рапс, люпин и вовсе доминируют — 95 процентов. Потенциальная урожайность зерновых, сорта которых предлагают селекционеры страны, за 100 центнеров с гектара, рапса — 60.

За 2010—2012 годы в Научно-практическом центре НАН Беларуси по земледелию созданы 48 сортов и гибридов зерновых, зернобобовых, кормовых и технических культур, 61 сорт включен в Государственный реестр сортов, допущенных к использованию на территории Республики Беларусь, 80 сортов районированы в 37 областях и краях России, а также в Украине, Литве, Латвии, Кыргызстане, Германии, Англии. Новинки обладают на 7—17 процентов большей продуктивностью, лучшим качеством продукции, устойчивостью к болезням и стрессовых факторам среды.

В МИНУВШЕМ году у нас возделывались 284 сорта сельхозкультур. Госреестр пополнили озимая пшеница «капэла» и «сакрэт», озимая рожь «зазерская-3» и «белая вежа», яровая пшеница «сударыня» (она включена и в Государственный реестр Российской Федерации), пивоваренный ячмень «радзіміч», гречиха «танюша», горох «фаэтон». Создана система взаимодополняемых видов и разновременно созревающих сортов многолетних бобовых трав, что позволяет расширить ареал возделывания на все типы почв, организовать зеленый и сырьевой конвейеры, повысить продуктивность многолетних трав на 18—25 процентов, увеличить сбор белка почти на треть, а также расширить оптимальные сроки уборки с 20 до 45 дней.

Это недалекая перспектива. Можно ли ее приблизить? Просто необходимо. Ученые-аграрии настоятельно советуют: нужно ускоренно внедрять новые высокоурожайные, интенсивного типа сорта. Цепочка «оригинальные семена — размножение их в элитхозах — производство товарного хлеба, зернобобовых в линейных хозяйствах» не должна иметь слабых звеньев. Видимо, пора уже ввести научно обоснованные нормативы сортосмены и сортоообновления. По мнению ученых, необходима оптимальная структура посевных площадей с тем, чтобы все культуры высевались по лучшим предшественникам. Ведь сегодня почти треть зернового клина угнетена нарушением этого непреложного правила земледелия. И, как следствие, — потери на каждом гектаре составляют 2—3 центнера. А в сумме — 450 тысяч тонн. Вот тот резерв, который практически не требует никаких капиталовложений.

Николай ШЛОМА

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости