Источник: Знамя юности
Знамя юности

Патрисия Каас сохранила в себе дух подростка

Известная французская певица рассказала «Знаменке» о любви к Парижу, своему дому и о том, был ли у нее роман с Аленом Делоном.

Интервью должно было пройти в холле отеля, но, появившись вовремя, Каас заявила: «Здесь холодно, давайте найдем другое место. Много концертов впереди, нельзя подхватить простуду».

Заминка позволила оценить, как стильная звезда одевается в будни. Серые укороченные узкие брюки, мокасины, под пиджаком тонкая кружевная блуза. Из украшений только кулон на тонкой золотой цепочке. Патрисия такая же худенькая, какой была в начале своей славы.

– Ваши первые песни – «Мадемуазель поет блюз», «Ревнивая» – солнечные и по-юношески дерзкие. В песнях из последнего альбома – Patricia Kaas – звучит грусть. Музыка изменилась вместе с вами. А в чем вы остались прежней?

– Я надеюсь, что сумела сохранить в себе дух подростка. Когда я начинала, у меня не было жизненного опыта, чтобы петь более глубокие вещи, хотя в юности пережила драму. Будучи совсем молодой девушкой, я похоронила маму и отца, которых очень любила. Это самый печальный момент в моей судьбе. Время идет, все проходит, и однажды я осознала, что слишком долго была в трауре по родителям, бежала от чувства потери. Я не просто хранила, я носила на руке обручальное кольцо своей матери. Этот жест олицетворял мою связь с ней. Прошли годы, прежде чем я решила его снять. Меня спасала публика, помогала держаться, двигаться вперед. Очень часто люди говорили: тебе принадлежит весь мир, а я ничего не видела, находилась в каком-то коконе. Сегодня я себя лучше знаю, за спиной 30 лет карьеры, и я наконец принимаю себя такой, какая есть. То, что я себе доверяю, многое упрощает. В том числе жизнь в профессии, где тебя судят, сравнивают, оценивают.

– Для человека, который много путешествует, гастролирует, родной город, дом – особое место.

– Когда я подолгу не живу в Париже, начинаю больше его ценить. Если приезжают родственники или друзья, мы гуляем по городу, заходим в музеи, кафе, у меня как будто открываются глаза, я вижу Париж другим. Моя парижская квартира – мое убежище. Я обустраивала и декорировала ее сама. Люди, которые знают меня и бывают в доме, говорят, что он на меня похож. С одной стороны, все выдержано в современном стиле, очень нейтрально по цвету, с другой – есть элементы барокко, какие-то детали интерьера выполнены из хрусталя. Согласитесь, в любви к хрусталю есть что-то женское. Свет мягкий, рассеянный…

12-летняя Патрисия с мамой на конкурсе исполнителей (1978)
Когда я дома, на столике в гостиной всегда стоит горящая свеча. Я ее зажигаю даже утром за завтраком. Время завтрака напоминает мне детство, родительский дом: на стол ставили простые чашки, клали багет, а рядом на бумаге лежало сливочное масло. Красивую посуду мама хранила для воскресенья – ждала, что кто-нибудь придет в гости, и тогда она достанет праздничные тарелки. Но мы принимали нечасто, тарелки пылились в буфете. У меня нет праздничной посуды, я пользуюсь тем, что есть, без оглядки на воскресенья и визиты неожиданных гостей.

– В одном из интервью вы говорили, что девушке важно уметь сохранить хорошие отношения с мужчинами, которые были ей когда-то дороги. Вы по-прежнему дружите с теми, кого любили?

– Нет. Время, когда я старалась сохранить отношения, ушло. Теперь я считаю, что подобного рода попытки ошибочны, надо уметь перевернуть страницу. Оставьте все прекрасные моменты прошлому.

– В вашей жизни были возлюбленные, которых наверняка не так просто забыть, – Жерар Депардье, Ален Делон. Расскажите о них.

– Депардье, кроме того, что он великий актер, спонсор моей первой песни. Он партнер, между нами ничего не было. Когда мы встречаемся, просто говорим друг другу «привет». С Делоном все по-другому. Он как отец, но в то же время любовник, хотя не являлся им в полном смысле слова. Между нами было столько любви и нежности! И это важнее, чем быть его сто первой женой или женщиной. Я, конечно, не хочу оскорбить тех великих дам, которые появлялись в жизни Алена Делона, но у нас с ним своя история. Это была игра соблазнителя.

Я его любила, но не шла дальше. Даже несмотря на то, что все подруги мне твердили: «Ты сошла с ума!» Понимаете, я из семьи шахтера, и очутиться перед великим актером, великим Аленом Делоном… А может быть, все дело в моем характере, который достался от папы. Он работал на большой глубине и черпал силу от земли. В общем, дочь своего отца нашла в себе силы сказать Делону «нет».

– С вами на гастроли в Россию приехал ваш друг Сирил Прийер. Правда ли, что в юности вы были влюблены друг в друга и Сирил пообещал вашей матери, что позаботится о вас?

– Правда. Сирил – мой лучший друг, он мне очень помогает. Но у нас с ним нет романа, у Сирила своя жизнь.

– У меня за спиной 30 лет карьеры, и я наконец принимаю себя такой, какая есть

– Патрисия, бывает такое, что вы сами себя удивляете?

– Профессия делает меня твердой, прививает мужские черты характера, но работа в детективном телефильме «Убитая» заставила вспомнить о том, что у меня есть сердце. Я человек, который никогда не кричит и не плачет. Что бы ни случилось, я пытаюсь вникнуть в происходящее и говорю себе: придет время и все наладится.

В фильме мне пришлось играть женщину, потерявшую дочь. По роли мне надо было много плакать. Узнав подробности сценария, я долго думала, соглашаться ли на участие в проекте, потому что считала, что я и слезы несовместимы, но оказалось, что это не так.

Елена АЛЕШКИНА, ООО «ТН-СТОЛИЦА» (специально для «ЗН»)

Фото Gettyimages.ru, БелТА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?