Парк без развлечений

Почему закрыли сезон аттракционов, когда на дворе почти летняя погода?

Попугай, похожий на знаменитого капитана Флинта, лениво повернул голову, моргнул и гаркнул хриплым, будто прокуренным басом: «Пиастры! Пиастры! Пиастры!»

— Не желаете фото? — спросил владелец пестрой птицы и зачем–то подмигнул. В прошлой жизни, возможно, он был Джоном Сильвером. На дворе стояло жгучее бабье лето. Всю неделю температура за бортом переваливает за 20 по Цельсию. Лепота. Однако солнце нестерпимо пекло в голову, и, наверное, под влиянием его беспощадных лучей я живо представил себе этого парня без левой ноги, потерянной в сражении, и с костылем. Такая ассоциация выглядела вполне уместной, потому что мир вокруг сильно напоминал фантасмагорическую галлюцинацию обпившегося ромом пирата. В парке Горького, куда я выбрался со всеми своими тремя маленькими детьми, по чьему–то велению с этой недели разобрали и законсервировали на зиму все аттракционы. Логику этого странного решения я тщетно силился понять уже битый час, гуляя среди развесистых лип. Мне рассказали, что праздник у детей украли вероломно. Практически в разгар воскресенья. Вдруг стали закрывать карусели, развинчивать их, раскручивать и уносить куда–то пластмассовых уточек, коников и осликов. Как–будто намечался Армагеддон, и теперь эти маленькие герои, все лето катавшие на своих натруженных плечах детишек, должны были срочно послужить силам добра в их беспощадной схватке с темной стороной мира. Отдать такой приказ, конечно, могла лишь светлая голова: закончить сезон аттракционов 24 сентября. И баста! Ни дня задержки. Значит, там, откуда на головы скромных служителей парка свалилась эта депеша, знают кое–что такое, чего нам, простым смертным, знать не дано. То, что всю неделю на дворе стоит летняя погода, а парк вдруг стал апокалиптически пуст, будто необитаемый остров, на который однажды высадили Долговязого Джона с его попугаем, в расчет разработчиками плана разбора каруселей не принималось.

Наверное, если бы аттракционы поработали на радость людям еще хотя бы недельку, случилось бы что–то очень страшное. Или даже катастрофическое. А потому закрылись наглухо даже палатки со сладкой ватой и поп–корном. Возможно, этот продовольственный груз тоже был отправлен на поле битвы добра со злом. Закрыли все: и детскую комнату, где детишки могли просто порезвиться, и колесо обозрения, что совсем уж ввело меня в состояние грогги и полного непонимания нашей индустрии общественных развлечений. Что–то я не слышал, чтобы колесо обозрения, которое является заметным инструментом туристических услуг, внезапно останавливали, например, в Лондоне. Ну да что они там, впрочем, в своем Лондоне понимают.

В замешательстве сел я на скамейку и развернул родную газету. Прочитал, что к нам по безвизовому режиму прилетели туристы из Китая. Подумалось, что, гуляя по центру Минска в столь чудесную погоду, они, возможно, увидят над кронами деревьев наше чудо–колесо. И захотят взглянуть на красавицу столицу с высоты. Класс? Класс! Но только сунутся, а там — замок. И вокруг — никого. Даже мертвых с косами и тех нет. Лишь Джон Сильвер со своим капитаном Флинтом. Это в парке развлечений, как ни парадоксально, сегодня единственное развлечение.

— Пиастры! Пиастры! Пиастры! — вновь прохрипел попугай. Пиастры — старинная испанская серебряная монета. Фото, конечно, не бесплатное, нужно платить. Оставить звонкую монету я был готов и по соседству, прокатив детей хоть на «Ромашке», хоть на «Колобке» или «Дракоше». Но их уже и след простыл. Разбежались кто куда. Не нужны парку пиастры, не хочет он моих денег. В столь же растерянных чувствах, как зомби, бродили по аллеям то тут, то там и другие родители, пытавшиеся нелепо объяснить своим маленьким спутникам «куда уехал цирк». Он был еще вчера. И холодными весенними днями. И дождливыми летними. А в разгар солнечных осенних вдруг исчез. Растворился. Сгинул. Оставив на вахте лишь попугая. Ах да, обнаружились еще и кролики. Рядом с попугаем. В количестве двух (2) штук!

— Вам какого? — деловито уточнил владелец зверьков. — Есть рыженький поменьше. Или серенький. Он побольше.

— Если для шашлыка, то мне который побольше, — мрачно пошутил я. Попугай зловеще захохотал и захлопал крыльями. Я отдал свои пиастры ему.

Шутка была с подтекстом, потому что в кафе тоже оказалось хоть шаром покати. Как и на чем здесь собрались зарабатывать, закрыв в чудесную погоду разом все развлечения? Странно все это: первая четверть XXI века скоро выйдет к финишу, а у нас в детском парке развлечений только попугай да кролики. Все остальные в спячке.

s_kanashyts@sb.by

Версия для печати
Анна Ивановна, 46

Ну как же не закрывать? Надо же найти время, чтобы все разобрать, проверить, подготовить к следующему сезону. А с нашей неторопливостью все это вообще можно еще в конце августа начинать. Безопасность прежде всего.

Сергей

Куда больше меня волнует не то, почему в конце сентября сезон аттракционов закрывают, а то, как в некоторых наших парках некоторые наши аттракционы вообще к обслуживанию детей допускаются. Ржавчина, грязь!! А еще и персонал зачастую такой, что после одного похода больше совершенно не хочется в этот парк идти. Смотрят на тебя, как надзиратели какие-то. Хоть улыбку какую из себя выдавили бы. Не для меня, я обойдусь, для детей.

Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?