Минск
+3 oC
USD: 2.12
EUR: 2.34

«Ой, березы да сосны...»

Этот партизанский край даже в период оккупации не покорился врагу

Этот партизанский край даже в период оккупации не покорился врагу

Такого примера, наверное, не найти в истории Великой Отечественной: менее чем через месяц после начала фашистской интервенции в кличевских лесах организовался первый партизанский отряд. А в течение нескольких последующих месяцев силы народных мстителей окрепли настолько, что в Кличевском, а также частично в Кировском, Березинском, Бобруйском и Быховском районах была восстановлена советская власть. И до освобождения этого региона Красной Армией под защитой партизан находилось более 70 тысяч человек мирного населения. Не случайно Усакинские леса, болотистые и дремучие, считаются самой обширной партизанской зоной на территории военной Беларуси.

С тем, что такое широкое патриотическое движение породил народный гнев против захватчиков, согласиться можно лишь отчасти. Скорее всего, начало партизанской борьбе положили остатки армейских частей, попавших в окружение и поэтому потерявших связь с высшим командованием. Но их бойцы остались верны воинской присяге. Уже в середине июля 1941 года, как свидетельствуют архивные документы, на захваченных врагом аэродроме и полигоне прогремели взрывы, устроенные бойцами отряда батальонного комиссара Горушкина.

И отряд “Макара”, появившийся спустя некоторое время в Усакинских лесах, состоял из окруженцев. И часть под командованием полковника А. Лапшина, пробившаяся из-под Минска. Эта все накапливающаяся вооруженная сила вскоре насчитывала почти 20 тысяч человек и сумела за несколько месяцев разгромить порядка восьмидесяти фашистско-полицейских гарнизонов и управ. Естественно, без достаточной вооруженности (у населения в лучшем случае были лишь охотничьи ружья), военной выучки и тактической грамотности такие операции не провести.

Судьба воинских формирований, сражавшихся в окружении, сложилась по-разному. Одни продолжили пробиваться на восток через линию фронта. Другие действовали самостоятельно уже по партизанской тактике. А третьи влились позже в различные партизанские отряды. Но в начале войны, помимо чисто военной, они сыграли и немалую роль в психологической поддержке местного населения, поскольку своим примером показывали, что враг не всесилен, что его можно успешно бить. Необходимы только организованность и овладение воинской наукой.

В этом контексте весьма важным было и установление партизанского влияния в крае. На дверях райисполкома, переместившегося в деревню Бацевичи, висело объявление о том, что прием граждан ведется круглосуточно. И как вспоминал его тогдашний председатель Петр Викторчик, люди приходили, как и в мирное время, с различными житейскими проблемами. Работали сельсоветы, суд, прокуратура. И, несмотря на тяжелые времена, у людей укреплялась вера в победу.

Безусловно, значительную роль в развертывании партизанского движения сыграл и народный гнев. Расчет гитлеровцев на подавление воли населения жестокостью вызвал обратный эффект. На территории Кличевщины, например, в середине сентября сорок первого в нескольких деревнях было расстреляно полторы сотни жителей, через месяц — полтысячи евреев.

У Петра Матвеевича Викторчика, одного из организаторов партизанского движения на Могилевщине, в заложниках у гитлеровцев оказалась семья — жена и семеро детей, которые впоследствии были расстреляны. В ходе трех карательных экспедиций, проводимых против партизан, оккупанты на территории Кличевского района сожгли 1755 деревенских домов, оставив девять тысяч стариков, женщин и детей без крова. И путь им был один — в леса, к партизанам, в чьих рядах воевали их родные и близкие. Не страх и беспрекословное подчинение получили фашисты от своих акций устрашения, а решимость населения противодействовать и жажду мести.

Насколько серьезной представлялась сила народных мстителей, свидетельствует донесение немецкого коменданта Кличева капитана Котлера своему начальству: “В зоне Кличева, Бацевичей, Чигиринки и смежных с ними районах действуют по меньшей мере 32 партизанских отряда и группы. За вторую половину августа и первые дни сентября зарегистрировано 186 случаев убийства наших офицеров, чиновников и солдат. Кроме того, в боях с партизанскими отрядами убито и ранено 217 солдат и офицеров. Поджоги материальных и продовольственных складов не прекращаются. В последние дни было три больших пожара в Кличеве и Бацевичах. Население утаивает места нахождения партизанских отрядов”.

И как же было не утаивать, если местные жители были связаны родственными узами с народными мстителями: у кого в лесах находился сын, у кого — брат, у кого — муж. К весне 1942-го, когда партизанское движение в регионе организационно оформилось и был создан Кличевский оперативный центр, один из самых многочисленных отрядов, в котором числилось 210 бойцов, в большинстве включал в себя цивильных до войны людей. Но к этому времени они уже имели достаточный опыт борьбы с врагом.

В то же время в партизанских лагерях было сосредоточено большое количество мирных жителей. Особенно тяжело приходилось в период фашистских блокад, беспрерывных артиллерийских обстрелов и бомбежек с воздуха. Случалось, островок суши в болотах отделяли от вражеской цепи буквально несколько десятков метров. А на нем — сотни стариков, детей, женщин. Сидели, соблюдая абсолютную тишину. Выдать себя — значит вызвать шквал артиллерийского и оружейного огня. И погибнуть.

Люди есть люди, и в опасных ситуациях они проявляют себя по-разному. Знакомый журналист, родившийся во время войны, рассказывал мне, что однажды во время такой “засидки” на болотном островке его, еще совсем маленького, чуть не задушили находившиеся рядом люди — чтобы случайно не заплакал и не привлек внимание фашистов. Однако его дед пригрозил, что если они это сделают, он всех взорвет гранатой. И подкрепил слова действием — выдернул чеку. Тогда удалось пересидеть опасность. Но случалось и обратное.

Не обходилось без жертв среди мирного населения и во время прорыва немецкой блокады. Вывести такое количество людей через узкий, простреливаемый со всех сторон коридор — задача не из простых.

Совершенно иным, чем в регулярной армии, было и снабжение партизан. Осуществлялось оно преимущественно по воздуху. И первый самолет над лесом появился только в середине лета 1942 года. К этому времени уже был подготовлен аэродром вблизи Кличева, на котором в мирное время садились санитарные “кукурузники”. И сюда стали летать летчики знаменитого 101-го авиационного полка, которым командовала Валентина Гризодубова. Народные мстители подготовили также площадки возле деревень Усохи, Лужица, Горелец. При беспосадочных прилетах грузы сбрасывались на парашютах. Если самолеты садились, что делалось преимущественно ночью, то назад, на Большую землю, забирали раненых, больных, детей.

Сейчас в Усакинских лесах на местах базирования формирований народных мстителей — мемориальный комплекс. Молодежь, посещая его, подчас недоумевает, как в таких труднейших условиях можно было жить, особенно зимой, да еще воевать с врагом. И не просто воевать, а выпускать газеты, листовки, содержать партизанский госпиталь, хлебопекарню, мастерскую по ремонту и изготовлению оружия. Понимание приходит у памятников и обелисков, на которых фамилии тех, кто не дожил до наших дней. У гранитных знаков, установленных на месте деревень Селец и Вязень, дотла сожженных фашистами.

“Ой, березы да сосны...” — приходят на память слова послевоенной партизанской песни. Деревья и сейчас шумят на ветру, как семь десятилетий назад. Только совсем мало среди них тех, что помнят лихолетье. Да и шум их не вызывает никакой тревоги.

Кличевский район

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...