Оттон Гедеманн: певец скромных васильков

В поисках утраченного: Оттон Гедеманн - педагог, природовед, краевед, белорусский историк с датскими корнями

«Как, например, ботаник не узнает никогда всех чудес природы, если сосредоточит все свое внимание только на исследовании и­зящных пальм, королевских роз, пышных лилий, игнорируя скромные ноготки или васильки, так окажется неполной и деятельность исследователя прошлого, который, кроме Лондона или Варшавы, не сможет, не отважится добраться до Браслава или Дисны, чтобы там познать грусть и радость, труды и помыслы, всю ту физическую и моральную атмосферу, в которой жили и которой дышали местные люди — наши с вами братья».

Оттон Гедеманн.

Костел в Лужках (нач. ХХ в.).

Таких увлеченных людей часто называют подвижниками, порой даже фанатами. И тогда рисуется образ сурового героя, отрешенного от всего, что не относится к захватившему его делу. Оттон Гедеманн, талантливый педагог, природовед, краевед, белорусский историк, безусловно, был подвижником. И при этом оставался человеком, открытым ко всем проявлениям жизни, искренне реагирующим на окружающий мир настоящего и бесконечно увлеченным миром прошлого. Уже будучи не очень молодым человеком, Гедеманн стал писать книги, посвященные белорусской истории и краеведению. Книги не только весьма информативные, но и отличающиеся высокими публицистическими, литературными качествами, к тому же еще и обладающие обучающе‑дидактическими возможностями. Теперь эти издания — библиографическая редкость. За короткое время Оттон Гедеманн подготовил восемь монографий, среди которых выделяется основательная «История Браславского повета». Одновременно он заботился о своей большой семье. Умел дружить, учительствовать, играть на фортепиано. И бесконечно любил землю, на которой родился, до конца оставаясь преданным ей и ее людям.

Благородные олени в Беловежской пуще (нач. ХХ в.).

Малая родина Гедеманна — в глухом уголке центрального Полесья, как писал он сам в предисловии к своей книге «Пущи и воды». А точнее — Речицкий повет Минской губернии (сейчас Речицкий район Гомельской области). Дата рождения историка — 29 апреля 1887 года. Его отец, Магнус Ян Гедеманн, — датчанин, инженер‑мелиоратор и метеоролог по профессии, приехал на Полесье работать в составе Западной экспедиции по осушению болот, которую финансировало российское правительство. Мать, Ядвига Андриевская — местная. Оттон Гедеманн учился в гомельской классической гимназии, затем на историко‑филологическом факультете Киевского университета. В начале 20‑х годов ХХ века преподавал в сельских школах, в 1922‑м — в Браславской
начальной школе.

Дисна. Улица Понятовского (нач. ХХ в.).


* * *


Из предисловия к книге «Дисна и Друя магдебургские города»:

«...вместе с огромными городами‑планетами существуют неисчислимые Ошмяны, Сморгони, Друи, Браславы и Мейшаголы, вокруг которых вращалось множество еще более мелких спутников — деревень и хуторов. Эти поселения давали приют окрестному люду во время военных завихрений, укрепляли его в святынях, объединяли в торговле. Они являли свидетельство достижений людского духа... Мне даже кажется, что для познания истинного содержания ушедших времен, для того, чтобы развернуть неразрывное историческое полотно, куда целесообразнее исследовать вот такие небольшие людские сообщества».

Оттон Гедеманн.

Полесье. Уборка сена (нач. ХХ в.).

Браславщина стала для Гедеманна стартом в новую жизнь. Идея написать «Историю Браславского повета» родилась, когда он преподавал в Браславской общей школе. Именно с этого масштабного исследования началась настоящая научная деятельность историка. В соответствии со школьной программой учитель на своих уроках должен был раскрывать тему «Наша местность, ее прошлое и памятники». Человек на Браславщине приезжий, Гедеманн мало что знал о ней. Приезжий‑то приезжий, но не чужой. Поэтому он активно занялся сбором местного краеведческого материала, в том числе в архивах и библиотеках. Многостраничная «История...» вышла в Вильне в 1930 году и включала 49 уникальных фотографий, карт, иллюстраций. Отдельные разделы книги посвящались Браславу, Друе, Дрисвятам, Бельмонтам... В 1934 году вышла книга «Дисна и Друя магдебургские города». Потом последовали и другие издания. Восстания 1831 и 1863 годов, война 1812 года, уния, национальные меньшинства, история поселений и развитие школьного образования на территории Беларуси... Круг исследовательских интересов — неохватный. Гедеманн изучал развитие торговли и ремесел, социальную структуру и имущественные отношения населения в белорусских городах Среднего Подвинья, местные лесные промыслы и водные пути XVII — XVIII веков, историю Беловежской пущи. Ему все интересно и важно. К сожалению, последняя книга — о пуще, задуманная автором как фундаментальный труд, осталась незавершенной: в 1937 году исследователь умер.

Но главным объектом научного интереса Оттона Гедеманна всегда оставались скромные белорусские поселения и их такие же скромные, трудолюбивые обитатели.
Друя (нач. ХХ в.).Глубокое (нач. ХХ в.).

* * *


Из предисловия к книге «История Браславского повета»:

«...смело корчевал нетронутую пущу, чтобы другие могли скорее загладить неровности и засеять пашню зернышками золота, которые дадут богатый урожай — познание нашего прошлого».

Оттон Гедеманн.

Глубокое (нач. ХХ в.).

Оттон Гедеманн в значительной степени воспитывался в русской культурной традиции, но с детьми в Браславе мог разговаривать на белорусском языке, который, скорее всего, освоил со времени проживания на Полесье (польского до приезда в Браслав не знал). Об этом вспоминала его вторая жена Ядвига. Когда семья Гедеманнов приезжала из Вильни на Браславщину, то снимала комнату в деревне Дубки у Антона Земца, жена которого также разговаривала только по‑белорусски. Гедеманн был человеком общительным, находил контакт с представителями разных сословий, умел ладить практически со всеми. В свою очередь и окружающие относились к нему дружелюбно. Так происходило и с Земцами — отношения сложились почти родственные. В Дубках Гедеманны с удовольствием вели размеренный, сельский образ жизни. Оттон очень любил природу, часто рассказывал, как отец брал его в свои служебные поездки от Пинска до Гомеля, как они вместе ходили по лесам и болотам. А на Браславщине увлекся еще и озерами, рыбалкой. По просьбе браславского старосты Зелислава Янушкевича арендатор Браславских озер позволил Гедеманну удить бесплатно. Кстати, староста Янушкевич очень уважал ученого и много содействовал ему в работе: в частности, помог привлечь средства повета для финансирования книги о Браславщине.

Вообще, похоже, что в жизни и деятельности Оттона Гедеманна человеческие отношения сыграли большую роль: без поддержки окружающих вряд ли сумел бы он сделать так много. Охарактеризовать эти отношения можно как взаимную заинтересованность — ради общего дела и общей пользы. В меньшей степени историк открывал окно в прошлое Беларуси лично для себя. Прежде всего он видел перед собой заинтересованные глаза своих маленьких учеников, когда на уроках рассказывал о родной им Браславщине. И эти глаза смотрели в будущее. Оттон Гедеманн связывал поколения, чтобы не нарушалось неразрывное историческое полотно, развернутое веками на белорусской земле.

likchodedov@mail.ru

ulitenok@sb.by

Открытки из коллекции В.ЛИХОДЕДОВА.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи