Осади назад

Как известно, недавно Президент В.Путин встретился в Кремле с группой видных российских правозащитников, в т.ч. с Э.Памфиловой, которая «прославилась», когда вместе с коллегами по некоему «совету» сочинила довольно–таки развязное обращение к Президенту А.Лукашенко, касающееся соблюдения «прав и свобод». Это «обращение» вызвало обширный и неоднозначный комментарий как в России, так и в Беларуси. К примеру, ведущий радиостанции «Эхо Москвы» Черкизов в прямом эфире издевательски заметил Памфиловой, что, дескать, «правозащитные письма» из белокаменной следует писать не Лукашенко, а Путину. И даже назвал темы: Чечня, деятельность комитета солдатских матерей, чиновничий произвол, зажим прессы и т.д. Своих, мол, проблем у Памфиловой и присных – выше крыши, а Беларусь пусть сама со своими разбирается — в каждой избушке свои погремушки... Памфилова на это сконфуженно пролепетала, что ее как неравнодушного человека беспокоит все, что происходит в мире. Такая она пылкая натура... Черкизов хмыкнул что–то вроде анекдота, «если, мол, тебя беспокоит Гондурас, то не надо его расчесывать»... В Минске же в определенных кругах, как это принято, «инициативу» Памфиловой встретили с восторгом и плясками, расписывая ее в газетах как величайшего борца за правое дело, а «обращение» — как судьбоносный документ, способный уже через неделю «сломать тиранию» и могучей «виагрой» укрепить вялый рейтинг местных политиков. Было большое брожение умов.

Отрезвляющим душем для минских «пикейных жилетов» стали суровые и чисто конкретные слова В.Путина, что он возмущен деятельностью российских «правозащитных» и иных организаций, которые для осуществления своей политической деятельности с энтузиазмом и не задумываясь о последствиях берут деньги от иностранных фондов. «Ни одно уважающее себя государство этого не допускает, и мы не допустим», — сказал В.Путин.

Кстати, в Соединенных Штатах на этот счет существует следующая практика. Каждый американец как гражданин демократической страны волен брать деньги от иностранных организаций, но перед этим должен официально заявить о себе как об «агенте» соответствующего государства. В ином случае к нему под утро пожалуют люди из ФБР, наденут наручники и тихо отведут в суд. Возвращение домой может последовать лет через десять. Но это в демократических США, где закон суров, но это закон! В России, Беларуси, других странах СНГ нормальным считается иной порядок. Брать зарубежные деньги, отталкивать локтями соперников, да еще делать вид, что это не просто материальная поддержка одобряемых спонсорами политических проектов, а всего лишь некие красиво звучащие «инвестиции в гражданское общество». Хотя фиговым листком звучной фразы прикрывается самая обычная алчность и неразборчивость. Сколько в последние десятилетия написано пафосных статей о «безнравственности большевиков», получивших «деньги на революцию» от кайзера. И хотя все эти наветы еще в 1917 году были опровергнуты спецкомиссией Временного правительства, острая тема по сей день кормит как либеральных, так и «промонархических» публицистов. Нормальным людям, конечно, известно, что Октябрьская революция произошла совсем не потому, что кайзер Вильгельм дал кому–то сколько–то там марок, а потому, что царский режим, втянувший страну в непосильную войну, загнил и Николай задолго до приезда в Петроград В.И.Ленина самолично отрекся от престола, дав старт всероссийскому бунту. Но почему же люди, как дятлы, повторяющие байки о безнравственности «заговора пломбированных вагонов», не видят ничего зазорного в том, чтобы сегодня, после столь широко описанных версий, брать деньги у заграничных спонсоров? Разве кто–то не знает, что деньги не бывают дареными, что сердечная филантропия и «политические деньги» отличаются друг от друга, как мать Тереза от Карлоса–шакала? Конечно, знают. Но берут, мямля в свое оправдание что–то невнятное об «инвестировании». Хотя все, конечно, проще. Деньги не пахнут! Особенно зеленые. И если, скажем, академик Сахаров брезгливо отклонил бы зарубежные предложения оплачивать его борьбу против тоталитаризма, то нынешние «диссиденты» не представляют, как вообще можно бесплатно бороться за народное счастье. В Беларуси, кстати, появилось целое поколение детей капитана гранта, которые годами не сеют, не пашут, а критикуют все, что попадется на глаза. За специальное вознаграждение. При этом они считают себя патриотами и вообще приличными людьми. Не так давно один из «вождей» местной политической мысли даже написал в газете, что, дескать, не надо стесняться того, что живем мы, братцы, за чужой счет и снискиваем «привлеченку» на существование. Это нормально и даже хорошо. Ну в самом деле, не идти же нам работать по специальности — скучно и унизительно. Другое дело влиться в ряды детей капитана гранта, перейти на положение содержанок и кайфовать.

Возразить таким тонким умонастроениям трудно.

Путин, вслед за Минском, — возразил.

И сделал это в весьма безапелляционной манере, из чего следует ожидать, что совсем скоро соответствующие российские госорганы начнут интересоваться у продвинутых деятелей их источниками доходов. Будет, конечно, много либеральных шума и пыли, но наверняка у Кремля нет другого пути. Либо сохранить Россию, либо поднять вверх руки перед «гражданским обществом», которое олицетворяется такими персонажами, как Немцов либо Хакамада, которые на ниве государственной и общественной деятельности уже проявили себя вполне.

Первым следствием серьезности намерений В.Путина в отношении очищения от накипи корпуса «правозащитников» явилось интервью Э.Памфиловой «Российской газете». Смысл интервью можно охарактеризовать двумя словами — осади назад! Из позиционируемой многие годы боевой и бесстрашной амазонки г–жа Памфилова очень старается предстать перед читателями (читатели официальной «Российской газеты» в основном государственные служащие. — Прим. авт.) милой, уравновешенной деятельницей, которая прекрасно понимает суть таких природных явлений, как голос Кремля. Вот и в отношении «обращения» к А.Лукашенко, которое некоторые в Минске восприняли как очередной «российско–белорусский кризис», Памфилова понижает былую громкость до нежного шепота и сводит весь разоблачительный пафос к очень тривиальной проблеме. Цитируем: «Говорили (во время встречи с В.Путиным. – Прим. авт.) о защите прав российских граждан за рубежом. Особая тема для нас — Белоруссия. Наш Совет не так давно выступил с открытым обращением к президенту Александру Лукашенко. Это обращение, правда, натолкнулось на волну недоумения: почему именно Белоруссия, братское государство, оказалась под пристальным вниманием у правозащитников? Но обращение не направлено ни против страны, ни против народа Белоруссии, который мы любим и уважаем. Однако мы не можем оставить без внимания правозащитную ослабленность положения россиян в Белоруссии. Например, наши консульские службы не посещают тех, кто находится в заключении, адвокатов российских к ним не допускают, при том, что они не согласны с приговором. Мы такими фактами все равно будем заниматься, нравится это кому–то или нет».

Не знаем как кому, а официальному Минску такая деловая постановка вопроса, согретая еще и заверениями «в любви», лишенная к тому же пошлых инвектив г–на Караганова и других записных «правозащитников», рассматривающих Беларусь только через толстенные черные очки, не может не понравиться. Конечно, консульским службам следует беспокоиться об арестованных соотечественниках. Кто возразит? Только и здесь г–жа Памфилова, по сути, дезавуирующая то «обращение», написанное, к слову говоря, нагловато и немотивированно, хоть чуть–чуть, но все же по привычке искажает картину.

Мы позвонили в российское консульство — там ничего не знали об общественной боли г-жи Памфиловой, но тем не менее совершенно определенно заверили, что никаких проблем к допуску арестованных либо отбывающих наказание по приговору судов граждан у них нет. Белорусские власти действуют в строгом соответствии с имеющимися на сей счет двусторонними соглашениями. Во всяком случае, ни одного факта, когда к российским гражданам не пропустили бы консульских работников, не выявлено. Так что Памфиловой можно спать спокойно.

Теперь одно лирическое отступление.

Раскритикованный московской прессой бывший российский посол Блохин неважно отозвался о группе московских хулиганов, приехавших в Минск побузить, но моментально оказавшихся за решеткой... Что ж, это можно считать естественной отцовской строгостью посла. Согласны с ним. Сидели бы себе непоседливые ребята и девчонки в Москве, не имели бы проблем. А они решили померяться силами с минским ОМОНом... Пусть молятся, что сравнительно хорошо отделались. На первый случай несколькими сутками ареста, но если попробуют повторить опыт, — мало, как говорится в народе, не покажется. Но это – между прочим.

То, что Элла Памфилова правильно поняла месседж своего Президента и свела скандальную международную «инициативу» к рутинному пожеланию улучшения работы консульских служб, — событие достаточно знаковое. Прежде всего для тех, кто считает, что ключ к развитию политических событий в Минске находится в каком–то замаскированном московском чулане, а средней руки конъюнктурщик Караганов служит чуть ли не кормщиком большого процесса. И для тех также, кто каждый безобидный чих руководителей двух стран истолковывает как политическое цунами со смертоносными двадцатиметровыми волнами. И тех, кто каждую неделю взволнованно сообщает, что «Москва отключит газ» и белорусы вымерзнут, как мамонты. Кто видит в сложной и достаточно пестрой картине мира лишь «иностранные происки» и «козни спецслужб». Словом, всех, кто на зарубежные гонорары издольничает на чахлой ниве «политики» и еще более жухлом поле «анализа, предвидения и политологии».

Всё, любезные читатели, гораздо проще и гораздо сложнее. Скажем, решил кто–то в Москве «попугать батьку» и науськал на Беларусь всегда готового Караганова. Однако, столкнувшись разгоряченным лбом с прочной стеной, и Караганов, и его инструкторы регулярно прикусывают язычки. Так что делать из этих эпизодов что–то серьезное и тем более фундаментальное не следует. Это — пляска инфузорий типа «туфелька» в луже теплой воды. Всего лишь. Но есть и сверхсложные аспекты. Строительство Союзного государства, например, но создаваемое на такой основе, чтобы россиянам и белорусам было комфортно, чтобы союз никого не пугал, а вызывал симпатию, чтобы не прерывалась историческая нить, но крепла суверенность двух стран. Очень сложная задача, трудная дорога. И это прекрасно понимают и А.Лукашенко, и В.Путин. А если осмысление этого судьбоносного проекта оказалось пока недоступным г–же Памфиловой, то ей корректно, но твердо указали. И Элла Памфилова, дама, вообще говоря, приятная во всех отношениях, сделала быстрые и правильные выводы. Очень приятно.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?