Оловянных дел мастер

Как житель Жабинки стал командиром армии игрушечных солдатиков

Дом Михаила Селова на окраине Жабинки — рай для любого мальчишки. На полках у стен — сотни оловянных солдатиков. Воины Римской империи, полчища варваров, армия шведского короля Карла XII, солдаты Наполеона, бойцы Красной Армии застыли в олове. Практически каждый экспонат — произведение искусства с обилием мелких деталей. Свое мастерство Михаил оттачивает уже три десятилетия. Других авторов оловянных миниатюр в стране нет.

Михаил СЕЛОВ.

Телепрограмма, изменившая жизнь

Мы сидим в небольшой мастерской. Обстановка нехитрая: стол, стул, несколько полок. Михаил Селов работает над сувенирным набором рюмок с головами зверей, отлитыми в металле: зубра, медведя, зайца, лося, кабана и волка. Они продаются в столичных галереях:

— Несколько лет назад я приехал в Минск, чтобы предложить художественным галереям свои работы. В частности, вот такие рюмки. Наладить сотрудничество оказалось сложнее, чем можно было предположить. Но в одной галерее все же согласились взять их на реализацию. Через месяц я должен был забрать или деньги, или свои работы. Но неделю спустя раздался звонок с предложением привезти рюмки, причем сразу штук сто. Они и сейчас продаются на ура.

Михаил Селов родился за Полярным кругом — в Мурманске. Когда ему было 15 лет, по телевидению увидел программу о человеке, который делает оловянных солдатиков. Для мальчишки, выросшего при небогатом ассортименте советских магазинов, эта телепередача стала руководством к действию. И определила его дальнейшую судьбу:

— Я ведь все детство играл с оловянными солдатиками. Мечтал о древних римлянах, варварах, индейцах, ковбоях. Но купить их было нереально. Когда чей-либо отец-моряк привозил необычных солдатиков, это становилось во дворе важнейшим событием. И вот, увидев эту телепрограмму, я подумал: а почему бы не реализовать свою мечту собственными руками? Слепить фигурки я смогу, формы можно сделать из гипса, а достать олово не проблема…

В работе мастера внимание уделено даже самым мелким деталям.

Дорогой проб и ошибок

Когда начинающий литейщик открыл форму, ужаснулся. Первый блин получился комом. В прямом смысле. Но сдаваться Михаил не собирался. Искал литературу, общался с мастерами, пробовал и ошибался:

— Информацию приходилось собирать по крупицам. К тому же в книгах по художественному литью ее было не так много — только общее описание процесса. Меня же интересовали подробности. Чем больше читал, тем больше вопросов появлялось.

Уделять время своему хобби было все сложнее. Служба в армии, потом учеба в институте. Но мечта не отпускала.

Годы неудачных экспериментов оказались не напрасными. Мастер отхлебывает кофе, улыбается:

— Вы не представляете, какую гамму чувств и эмоций я пережил, когда все получилось! Добиться того, о чем мечтал, над чем работал долгие годы, — это невероятно.

У Михаила, как у любого художника, есть свои секреты, фирменные рецепты, которые он держит в тайне. Технологию производства описывает в общих чертах:

— Самое сложное — это лепка. Без усидчивости тут никак. Бывает, бьешься над одной фигуркой день, два, неделю. А потом бросаешь и возвращаешься к ней только через месяц. Или через год. Или вообще не возвращаешься. 

Фигурки лепятся из так называемой пластики. Затем нужно сделать форму, залить олово. Главная проблема — воздух. Чтобы он ушел, необходимо сделать систему выпаров. Металл должен заполнить всю форму. Если где-то ошибся, фигурка может получиться с пузырьками, а то и вовсе без какой-либо части тела. Если фигура крупная, то ее составляющие отливаются отдельно. 

Дальше — роспись. Знания о том, что и как выглядело в точности, автор черпает в энциклопедии «История мундира и вооружения». Михаил работает с темперой, хотя многие его коллеги давно перешли на акрил. Если заказали коллекционную вещь, провозиться с ней можно не один месяц. С помощью луп, тончайших кисточек краска наносится на каждую, даже самую мелкую деталь.



Необычный подарок

Во Всемирной энциклопедии «Историческая миниатюра» фамилия Михаила на букву С значится первой. В своем деле Селов — дока, которого знают коллекционеры по всему миру. Исторические диорамы, императоры и императрицы, шахматные «поля сражений», на которых сошлись армии разных времен и народов, — это нечто большее, чем просто оловянные солдатики. Мастер признается: он уже не в состоянии справиться со всеми заказами. Разумеется, есть среди них самые памятные:

— Лет 20 назад владелец одной крупной российской фирмы попросил меня сделать необычный подарок для его шведского друга и партнера. Долго думали, чем же шведа удивить. Оказалось, он очень любит шахматы и часто играет вместе с партнером из России. 

Я предложил сделать фигуры, посвященные Северной войне. Русские в зеленых мундирах — «белые». А у шведов синяя форма — они «черные». Короли — Петр I и Карл ХII. Получилось здорово. Шведа новогодний подарок впечатлил. Причем этими фигурами он играет только со своим партнером из России. Посмотреть на эти баталии собираются все соседи. 

На новом месте — новая жизнь

В Жабинку Михаил вместе с супругой Натальей переехал шесть лет назад. Купили старый дом, привели в порядок. О том, что судьба занесла его в Беларусь, мастер нисколько не жалеет. Напротив:

— Я ведь всю жизнь прожил на севере, где не цветут яблони, где нет вишен и клубники. Решил, что к 50 годам все кардинально поменяю. К тому же родители умерли, сын живет далеко. Я все думал: вот появится у меня внук, куда он будет приезжать к деду в гости? В край вечной мерзлоты и полярной ночи? Внук у меня действительно появился. И уже три лета он провел здесь, в Беларуси.

p.losich@gmail.com

Фото Александра ШУЛЬГАЧА

1/
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?