Очень долгая история

У 111-летней Анны Соловей из Лиды свой секрет долгожительства

Говорят, что люди уходят из жизни не от старости, а от болезней. 111-летняя Анна Соловей из Лиды никогда ничем не болела. Даже когда в родной деревне свирепствовала ветряная оспа, никого из ее родных она не тронула. Родилась долгожительница в 1906 году в зажиточной семье в деревне Гута Дятловского района. Пережила раскулачивание, две войны, смерть мужа, детей, пожила при поляках и при «советах», но осталась в здравом уме и твердой памяти. В свои годы она по-прежнему не жалуется на здоровье, ест с аппетитом и любит живое общение.


От войны до войны

Кроме нее, у отца и матери было еще четверо детей, большой дом, много земли. На совершеннолетие родители подарили любимой дочери необычный подарок — большой надел красивого леса. Этот рассказ подтверждают документы.

Во время Первой мировой войны Дятловщина была захвачена немецкими войсками, однако в конце 1918 года они покинули эту территорию. Советские власти начали налаживать мирную жизнь. Но планы нарушила война.

Во время советско-польской войны территория нынешнего Дятловского района трижды оказывалась в полосе боев. В конце сентября 1920 года эта земля вошла в состав Польши. В сельском хозяйстве преобладало помещичье землевладение: более сорока хозяев владели 33 тысячами гектаров земли. Так что жизнь Анны проходила в достатке и спокойствии, пока не пришла новая война.

— Это «мужикова» фамилия Соловей, а домашняя моя — Ступчик, — рассказывает о себе бабушка Аня. — Замужем только 10 лет побыла, а потом Алесь мой помер. Любил рыбу ловить, и однажды в яму провалился с холодной водой. Заболел пневмонией — и все. Осталось два сына и две дочки.

Дым сгоревших деревень

— Какая была жизнь? Тяжелая. Во время войны прятались от немцев в болотах. А потом они пришли к нам и сказали: «Не вернетесь в деревню — всех убьем». И мы пришли. Дом сожгли. Много соседних деревень сожгли дотла. Но мы выжили. Боялись всех: и своих, и чужих. Когда приходили партизаны в чей-то дом, то кто-нибудь обязательно доносил немцам. И ту семью расстреливали. Пытались как-то жить в этом аду. Кругом горели деревни. Те, кто чудом выживал, искали убежище в соседних селах.

И эта информация — не выдумка долгожительницы. В Дятловском районе во время Второй мировой войны было очень развито партизанское движение. В боях с фашистами погибло более двухсот партизан и подпольщиков. Немецкие захватчики уничтожили более 20 тысяч мирных жителей. Сожжено шесть деревень — Большая Воля, Трахимовичи, Городки, Дубровка, Черленка, Дуборовщина. Память о погибших земляках увековечена в 88 памятниках и обелисках.

В архивах можно найти акт

№ 126 о сожжении немецкими оккупантами деревни Дубровка Дятловского района и убийстве ее жителей. «30.08.42 года 8-м карательным отрядом с участием местной полиции и украинцев совершены злодеяния над мирным населением деревни. Расстреляно строем 28 человек, сожжено в огне 10 человек, остальные расстреляны в домах, спрятавшиеся в ямах и погребах. Всего сожжено домов — 47, вместе с хлевами, гумнами и всем имуществом, забран весь скот, за исключением того, который погорел. В итоге совершенного злодеяния убито 98 человек, увезено в Германию на каторжную работу 22 человека. Участвовала местная полиция из деревни Яселевичи — Цыбульский и Ковалевский. Председатель комиссии по злодеяниям в Дятловском районе лейтенант Смирнов. Члены: старший сержант Семенов, сержант Снытич. НАРБ. Ф.1399. Оп. 1. Д. 604. Л. 21. Подлинник».

Новый дом

Бабушка Аня рассказывает о тяготах судьбы спокойно, как будто не о себе. Любит вспоминать прошлое, размышлять о людях и судьбах. Сейчас долгожительница живет в доме у внучки Светланы. Ее мама (дочь бабы Ани) родилась в 1943 году. Поэтому 47-летняя лидчанка понимает, как тяжело было бабушке растить детей в то время. Хата, в которой выросли дети Анны Соловей, давно опустела. Впрочем, как и деревня. А в коттедже внучки места хватает.

— Наблюдаю за бабулей и думаю, что секрет ее долгих лет жизни прост: она ничего не принимает близко к сердцу, — уверена внучка. — Не переживает, не нервничает даже в те моменты, когда, казалось бы, трудно сохранить хладнокровие и выдержку. Живет по принципу «Бог дал — бог взял». И ведь не поспоришь.

После войны для Анны настала другая жизнь. Приходилось тяжело работать в колхозе, потом на домашнем подворье, поднимать детей. С горем пополам построили свою хату, и всю жизнь она с горестью смотрела на ту красивую лесную опушку, которая когда-то принадлежала ей.

— Раньше за землю дрались, а теперь она не нужна никому, — рассуждает баба Аня в свои 111 лет. — Все удивляюсь. Коров никто не держит, люди не работают с утра до ночи, а на столе все есть. Сметана, молоко, сало. Откуда все это берется? Внучка Света меня не обижает. Кормит хорошо.

Семейство у белорусской долгожительницы большое: 4 детей, 9 внуков, 15 правнуков, 5 праправнуков. Анна Соловей никогда не мечтала о другой жизни, никуда не ездила до той поры, пока внучка не забрала к себе в Лиду. С тех пор прошло уже 10 лет.

— Когда забрала ее из деревни, бабуля поначалу совсем мало ела, — рассказывает о бабушке Светлана. — А там она вообще на одних яблоках сидела. Приехала в очередной раз в гости. Посмотрела. И решила забрать к себе.

— Но есть какие-то любимые блюда?

— Она все любит. Очень ценит заботу. Есть одна интересная особенность у бабушки. Утром она всегда пьет воду с содой. Раньше говорила: «Пячэйка пячэ». Видимо, сода дезинфицирует организм. Также баба Аня никогда не ест после 18.00. Не только в пожилом возрасте. Привычка давняя.

— Телевизор смотрит?

— Смотрит, но только вместе со всей семьей. Мы предлагали ей поставить телевизор в комнату. Но ей интересно вставать и куда-то идти. Пусть только в соседнее помещение. Любит движение. Еще пару лет назад была более активна. Выходила во двор, поднимаясь по ступенькам туда и обратно самостоятельно. Но в последнее время начала сдавать. Жалуется на головокружение. А в целом бабушка полностью здорова. Никаких болезней врачи не диагностировали. Всех помнит. Разговорчивая.

Никаких секретов

Анна Соловей действительно является уникумом. В такие-то годы сохранить трезвый ум и память, а также быть абсолютно здоровой — большая редкость. Внучка Светлана признается, что в семье долгожителей хватало. Особенно по женской линии.

— Вам, наверное, кажется, что есть какой-то секрет долгожителей, — удивляется Светлана. — Спрашиваете про питание, про условия жизни. Но это только кажется, что 100-летние бабушки и дедушки отыскали эликсир молодости и не делятся рецептом. Нет никаких рекомендаций. Жизнь стала другая. Ритм другой. Все гонятся за деньгами, за материальным благополучием, а потом раз — и нет человека. А наша бабушка никогда ничего от жизни не хотела. Просто живет и радуется. У нас так, наверное, уже не получится.

tanula.k@mail.ru

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Надежда
Завтра и начну жить и радоваться. А то два дня слёзы лила. Суд мужу штраф дал в две пенсии за спасение жизни человека.Помятые честь и достоинство врача, не принявшего  умиравшего , таким образом выпрямлял. Как подумаю, что считала копеечки да экономила на молоке и косточках, так и реву.  А тут выбрось  в мусорку  460 рублей. По сравнению с войной, как бабулька выживала, моё горе- это счастье. Без хлеба можно  помидоры есть.  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?