Минск
+4 oC
USD: 2.11
EUR: 2.34

Очарованная балетом

Сегодня у нас в гостях невероятно красивая девушка–балерина — Екатерина Олейник...

Сегодня у нас в гостях невероятно красивая девушка–балерина — Екатерина Олейник — самая молодая солистка, ведущий мастер сцены Большого театра, обладательница всевозможных призов на крупнейших международных конкурсах мира (от Америки до Китая), а также лауреат специальной премии Президента деятелям культуры и искусства по итогам 2011 года.


Импресарио из разных стран, взглянув на одно только фото Екатерины, рвут ее на части, отмечая особую стать балерины, — Катя уже выступала приглашенной солисткой в балетных труппах Литвы, России и Греции. Национальный театр балета в Майами завлекал нашу Катю выгодным контрактом. Ее актерские работы насчитывают 15 спектаклей, среди них Жизель, Одетта — Одиллия, Золушка, Сильфида. И так далее. Все танцы в исполнении Екатерины незабываемо грациозны, блистательны, а порой и совершенны.


О том, как в ее юной головке и большом сердце сочетаются любовь к классическому и современному балету, о тайных поклонниках и лауреатах премии «Оскар» мы с Катей и поговорили. Добавлю, что в отличие от многих–многих артистов балета Олейник побеспокоилась об официальном сайте, что тоже, наверное, характеризует уровень претензий танцовщицы, — http://www.ekaterina–oleynik.com.


— Екатерина, слышала много историй о вас, все они в общем–то сводятся к тому, что ваша биография — это сплошь трудолюбие, невероятная работоспособность и готовность побеждать. Но одна мне особенно запомнилась — о том, как, участвуя в Международном балетном конкурсе имени Р.Нуреева в Будапеште, вы травмировали опорную ногу — левую. И перед самым выходом на сцену сумели партию Одиллии, что называется, «зеркально» перевернуть на правую ногу, причем самостоятельно, без помощи хореографов и репетиторов. Вопрос напрашивается сам собой: как вы это сделали?


— А другого выхода просто не было: в той ситуации я могла либо вовсе не выступать — это означало отказаться от участия в конкурсе, либо что–то срочное придумывать.  Я не люблю высоких слов, но куда денешься? В Будапеште я представляла не только себя, но и Беларусь, поэтому мой мозг подсказал такое решение.


— Как оказалось, верное. Если не ошибаюсь, сама Майя Плисецкая вам вручила тогда именной приз «За интерпретацию роли».


— Да, Майя Михайловна меня поздравила лично, сказала немало приятных слов.


— А что для вас Плисецкая?


— Она является эталоном своей эпохи, безусловно, совершенным и грандиозным. Непререкаемый авторитет для меня.


— Вот еще история: в пекинском международном конкурсе артистов балета вы были чуть ли не единственной представительницей Европы, которую, скажем так, «выпустили» в финал. Зная, как ревностно китайцы относятся к своим победам на различных турнирах, могу только поздравить вас с убедительным почетным призом в Пекине.


— Спасибо. Я трижды была в Китае, впечатления от страны потрясающие. Здание Национального центра искусств в Пекине — это нечто невообразимо прекрасное: огромный стеклянный эллипсоид — 150 тысяч квадратных метров — с семью концертными залами, с множеством выставочных павильонов и музеев. И вы правы, у китайцев не отнять огромного желания быть первыми. Это касается не только балета. Например, незадолго до того, как проходил наш конкурс, там проводился Международный фестиваль кино.


— Неужели при вашем образе жизни успеваете за новинками кино следить?


— В понедельник у нас выходной (смеется. — Прим. авт.), при желании можно найти время и на кино. Последнее, что видела, — фильм «Артист», по–моему, фаворит нынешней «оскаровской» гонки. Признаться, я не ожидала, что это будет черно–белое кино да еще и немое, но игра артистов меня покорила. Я смотрела эту картину в мультиплексе «Беларусь». И вот что интересно: был полный зал молодежи — и никто не ушел с показа, все увлеченно смотрели фильм без звука. Казалось бы...


— У меня возникают прямые ассоциации с балетом. На вас тоже смотрят с восхищением. И, кстати, билеты на спектакли в Большом раскуплены на месяцы вперед. Вероятно, такова сила настоящего искусства. Екатерина, во все времена у ведущих балерин театра были влиятельные поклонники. Или это легенды?


— Наверное, современные артистки балета с фаворитизмом сталкиваются в меньшей степени, чем балерины царской эпохи. Сейчас бывает, что тайные поклонники присылают букеты после спектакля, в том числе и мне. Убеждена, что подобные знаки внимания приятны всем артисткам без исключения.


— Из хореографического училища вас сразу взяли на должность солистки, минуя кордебалет. Вот уж, наверное, где завидовали вам «подруги», которые до сих пор в массовке танцуют.


— Атмосфера зависти всегда присутствует в театре, как, впрочем, и в любом другом творческом коллективе. К тому же балет, на мой взгляд, искусство субъективное: кому–то нравится один исполнитель, кому–то — другой. Это в спорте можно назвать лучшего в своем виде. А на сцене — неблагодарное дело. Мне просто повезло, что меня заметили, вот и все.


— Вас ведь еще Елизарьев в труппу принимал. Что изменилось в театре с его уходом?


— Многое. Когда руководил Валентин Николаевич, у нас в репертуаре в основном были классические спектакли и постановки Елизарьева. А сейчас стали появляться молодые хореографы с новыми идеями. Я с большим уважением отношусь к хореографии Валентина Николаевича, и мне нравится танцевать его балеты «Щелкунчик» и «Кармина Бурана», но как артистке мне хотелось бы попробовать себя в разных направлениях. Предположим, сегодня для того чтобы участвовать в международных конкурсах, необходимо в своем репертуаре иметь и современные номера, владеть пластическим языком жанра модерн.


— А какое место по-вашему занимает Беларусь на балетной карте мира?


— Об этом можно судить по нашим гастролям и участию в международных конкурсах. Например, в этом году мы провели большой тур по Германии и Австрии — гастролировали два месяца в 50 городах, и везде нас принимали великолепно. Так что можем смело говорить о том, что белорусский балет знают в Европе. Год тому назад провели успешные гастроли в Китае, до этого — в Корее. Так что и в Азии о нас наслышаны.


— Вам приходится танцевать в дуэте со всеми ведущими артистами балета. Можете назвать своего идеального партнера?


— Нет. Все зависит от спектакля. Конечно, это хорошо и удобно, когда есть постоянный партнер. Например, бывает, приглашают выступить на концерте, вне театра, — а мне сложно найти себе пару для дуэта.


— Только брак вас спасет, Екатерина: посмотрите, как комфортно работать супругам Еромкиным, также идеальный дуэт Дятко и Кузнецов.


— Мужа балетного я не хочу. Мужчины–артисты меня интересуют только с профессиональной точки зрения. К тому же в служебные романы я не верю: нужно ведь семейной паре когда–нибудь отдыхать друг от друга?..


— Вы отказались от контракта в Майами. Долго обдумывали это решение?


— Полгода. И все–таки пришла к выводу, что здесь мне работать интереснее, я имею в виду репертуар нашего театра, условия и перспективы. Большой стал для меня вторым домом: здесь прекрасная сцена, своя обжитая гримерная, где есть все необходимое, здесь я чувствую поддержку преподавателей, родителей и друзей, что тоже немаловажно. И потом, я много гастролирую, так что впечатлений мне от других стран хватает.


— Ваша младшая сестра Юлия сейчас работает в кордебалете. Часто ли она задает вам вопрос, как попасть в ведущие солистки?


— Нет, совсем не задает. Она всего хочет добиться сама.


— Удивительная семья. Счастья вам, девочки.

 

Фото Полины Рябцевой

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...