О чем молчит пояс Витовта

Существует немало аргументов в пользу того, что Витовт не имел никакого отношения к этому поясу...
В  2004 году я первым из журналистов держал в руках позолоченный серебряный поясной набор, который в то время хранился в одной из частных фирм. «СБ» репортажем о судьбе драгоценности дала толчок решению ее судьбы: оставить в прежнем статусе или объявить национальным достоянием, передать все права на хранение государству. Теперь пояс украшает собрание Национального исторического музея. Эта вещь до сих пор считается загадочной.

Популярна версия, что деталь мужского костюма принадлежала самому князю Витовту. Конечно, это интригует. Но нужно еще доказать столь смелое предположение. За проблему взялся историк Олег Лицкевич.

Обычно, если кто–то находит клад, то должен сообщить в милицию. Тогда составляется акт, ценность передается государству, нашедший получает процент. Считается, что поясной набор обнаружен в 1992 году в деревне Литва Молодечненского района. Вместе с монетами (часть позже попала в музей Национального банка и Национальный исторический). Был еще второй пояс, который, как стало потом известно, вывезен во Францию. Вообще, все ценности этого клада быстро разошлись по рукам коллекционеров.

Тот пояс, который 10 лет назад я держал в руках, в 1994–м попал на хранение в частную компанию. Тогда же получил и статус историко–культурной ценности, что стало гарантией сохранения ее на территории страны и невозможности вывоза за рубеж.

В 2006 году нумизмат Валентин Рябцевич обратился к Президенту с просьбой решить вопрос о передаче всех прав на сокровище государству. Вопрос был рассмотрен. Состоялся суд, который решил: находку передать в госмузей.

Но интереснее другое. Как же к сокровищу «приклеилось» имя Витовта?

Ведущий научный сотрудник Эрмитажа Марк Крамаровский в 1995 году сделал экспертизу вещи и написал в заключении дословно следующее: «Уроженец Литвы Хаджи Гирей с помощью великого князя Витовта подчинил Крым около 1428 года. Нет ничего невероятного в том, что пояс попал на территорию Литовской Руси в числе подарков Витовту и членам его двора, когда последний в Минске принимал татар с южных границ государства».

Крамаровский был уверен, что находка датируется концом XIV — началом XV века и является работой восточнокрымского мастера.

Но существует немало аргументов в пользу того, что Витовт не имел никакого отношения к этому поясу.

Во–первых, а был ли Витовт в Минске и встречался ли здесь с татарами? Историки Василий Воронин и Олег Лицкевич проанализировали документ на немецком языке, из которого взят этот «факт». Оказалось, что речь в нем идет о городе Мценске — на западе России, примерно на линии нашего Гомеля. И еще: крымские ли татары или какие–то другие встречались с нашим монархом, неизвестно.

Лицкевичу в госархиве ВКЛ «Литовской метрике» попался на глаза еще один интересный документ, который, по его мнению, может быть как–то связан с поясом, найденным у деревни Литва Молодечненского района. Это упоминание о «кузнеце серебраном» Хацебее, который жил «у Молодечне» во время правления в Польше и Литве короля Казимира — сына Ягайло и племянника Витовта. А если точнее, то около 1448 — 1449 годов. Историк приходит к осторожному выводу:

— Вряд ли случайным является то совпадение, что около Молодечно найдены уникальные поясные наборы и здесь же работал ювелир татарского происхождения Хацебей. Возможно, появление этих украшений связано с его личностью и деятельностью.

Другие версии происхождения произведения искусства, вокруг которого наросло столько мифов, возможно, еще прозвучат. Но, если увидите сокровище в музее, имейте в виду: пока что точного авторства предмета никто не установил. Да и вряд ли это возможно. Но, видимо, с именем Витовта поясу пора распрощаться.

vk@sb.by

Советская Белоруссия №149 (24530). Пятница, 8 августа 2014 года

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости