Минск
+19 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

По итогам прошлого года Бюро Президиума НАН отметило группу ученых за создание оригинального гибридного фонда яблони

«Новые сады плодоносят ежегодно, природа здесь ни при чем»

В числе топ-десяти прошлогодних результатов в области фундаментальных и прикладных исследований оказалась и группа ученых Института плодоводства. Бюро президиума НАН отметило их за создание оригинального гибридного фонда яблони. Они получили прекрасный сорт среднего срока созревания с повышенной урожайностью, высокой зимостойкостью и устойчивостью к заболеваниям. Садоводам прекрасно известно, что за три—пять лет создать новый сорт невозможно. Под руководством селекционера, заведующей лабораторией генетических ресурсов плодовых, орехоплодных культур и винограда Института плодоводства, профессора, доктора сельскохозяйственных наук Зои КОЗЛОВСКОЙ ученые справились с такой задачей примерно за 10 лет. В работе они использовали и генетические методы, что позволило значительно ускорить процесс.


— Современные методы позволяют быстрее создавать новые сорта. По классической схеме раньше для этого требовалось 30—35 лет. Теперь можно управиться за 10—12. Примерно столько времени мы создавали наш «крапач», — знакомит с результатами работы Зоя Аркадьевна. Когда-то она возглавляла отдел селекции плодовых культур, в этой должности проработала 27 лет. Потом стала руководителем лаборатории, чтобы больше внимания уделять реализации научных проектов, в том числе генетическим ресурсам, селекции плодоводства. — С того времени занимаюсь применением новых методов по ускорению селекционного процесса.

В 1993 году побывала в Швейцарии на европейском симпозиуме по генетике и селекции плодовых культур, увидела, как работают европейские коллеги. Они начинали использовать новые методы идентификации генотипов — по ДНК, биохимическому анализу, другим признакам. На то время мы их не применяли. Как и карликовые подвои для ускоренной оценки гибридов. Такая технология требовала комплексного использования.

— Зоя Аркадьевна, с чего начинали работу над сортом, отмеченным впоследствии академией? 

— Зимы в нашей стране теперь одна на другую не похожи — с морозами и оттепелью. На каждую из них плодовые сор­та реагируют по-своему. Значит, они должны быть готовы к различным климатическим условиям. Поэтому прежде разделили их по группам, проанализировали погоду за последние 30 лет. С учетом разработанных учеными методик в лабораторных условиях адаптировали отобранные сор­та к нашему климату, изучили, как они себя вели, какие у них были повреждения после зим, какой давали урожай. Потом разработали свою методику. По ней в лабораторных условиях оценивали устойчивость к морозам, болезням, другие требования. 

Одновременно исследовали, какие элементы деревья накапливают во время вегетации, с каким их количеством уходят в зиму, как переносят стрессы, плодоносят. Этим занимались мои ученики — кандидаты сельхознаук заведующий отделом селекции Сергей Ярмолич, Юлия Кондратенок и Татьяна Гашенко. Изучали и устойчивость сортов к болезням. Не вдаваясь в подробности, скажу: полученные растения начали плодоносить на второй год после посадки. Собрали три урожая. В прошлом году новый сорт передали на госсортоиспытание.

Это конкретный результат проекта в рамках Госпрограммы наукоемких технологий. Попасть в десятку лучших — высокая оценка всего нашего коллектива.

Не скрою, в успехе есть заслуга и Национальной академии наук, которая закупила оборудование для лаборатории. По листу растения теперь можем определить генотип сорта или гибрида, его устойчивость к болезням.

— Почему гибрид назвали «крапач». С чем ассоциируется такое название? Судя по нему, оно не связано с фамилиями авторского коллектива.

— Это старобелорусское слово. Обозначает — выносливый, крепкий. Когда давали это название, в первую очередь исходили из свойств сорта. Правда, в Барановичском районе с похожим названием есть небольшая деревня Крапачи, в которой я росла. Земли там нелучшие, а люди крепкие, выносливые. Решили таким образом ее увековечить. На моем счету более 30 сортов. Один из них станет памятью о малой родине.

— «Крапач» теперь на гос­испытании. Какая судьба может ожидать его?

— Сорт оценят по урожайности, устойчивости к болезням, другим требованиям. При положительных результатах включат в Госреестр сортов. Это означает, что потом на территории страны им можно пользоваться с минимальными рисками. 

Только для промышленного производства в реестре зарегистрировано свыше 40 сортов яблок. Плюс немало для садоводов-любителей, то есть для приусадебного возделывания. «Каштеля», например, нетоварный сорт, но у населения пользуется устойчивым спросом. Аналогичная ситуация со сливами, вишнями, черешнями, грецким орехом. 

— Реестр — это допуск сор­тов к использованию без риска. А генетические ресурсы позволяют определить, что в стране может расти. Какие новинки с учетом последних достижений селекционной науки институт рекомендовал для выращивания?

— Например, персики. Они лучше всего растут в Брестской и Гомельской областях. Можно их культивировать на Минщине и Могилевщине. Но эта культура теплолюбивая. Выращивать ее в наших широтах рискованно. К тому же в северных районах персики редко растут более пяти лет. Если кто-то рассчитывает на четыре урожая, то их получит. А больше — нет гарантии. Аналогичная ситуация с абрикосами, у которых слабые почки. В последнее время все больше населения выращивает виноград. Совсем новой культурой становится производство фундука. В реестр для Беларуси включено уже три сорта.

— Зоя Аркадьевна, сады обычно плодоносят через год: один урожайный, второй — нет. В чем причина такого чередования? В прошлом году, например, яблок было очень много. Насколько урожайным ожидается этот? 

— Большинство любителей-садоводов неправильно обрезают деревья. Некоторые общипывают концы веток или удаляют те, что повисли. Многие нерегулярно формируют кроны. Хороший урожай товарных яблок получают на ветвях двух-, четырехлетнего возраста. Потом они стареют, не могут заложить новую плодоносную почку. Если регулировать нагрузку на дерево, то оно будет плодоносить постоянно. Не случайно Президент недавно предлагал выкорчевать старые сады, которые не дают отдачи. Наши институтские, например, плодоносят постоянно. Так что природа здесь ни при чем. Во всех новых промышленных садах урожай яблок теперь будет не меньше, чем в прошлом году.

— Раньше повсеместно выращивали высокорослые яблони. Сейчас садоводы перешли на низкорослые сорта? Почему? Ведь на высокорослой яблок больше.

— Раньше гнались за валовым сбором. Но никто не интересовался выходом товарной продукции. Теперь каждый рассчитывает получить ее не менее 95 процентов. Это способствует увеличению реальных доходов от сада. А товарных яблок больше всего на внешней части кроны, лучше освещаемой солнцем. Да и собрать их проще с низкорослых деревьев. 

— В народе бытует мнение, что красивые яблоки, которые долго хранятся, не раз обрабатывались против болезней и вредителей. Может, лучше бороться с ними биологически?

— За год иной раз обрабатывают сады около 20 раз. Но если дать волю плодожорке, то можно на 90 процентов остаться без урожая. Если не обработать против цветоеда, яблоки могут не завязаться вообще, и не будет с чем бороться. В старину против вредителей использовали ловчие пояса, устанавливали специальные ловушки. При промышленном производстве без спецобработок не обойтись. Чтобы получить высококачественные товарные яблоки, необходимо применять защиту от болезней и вредителей. Поэтому одно из обязательных требований к создаваемым сортам — устойчивость к болезням. Они требуют меньше обработок, достаточно профилактики до и после цветения, а также осенью, что значительно сокращает расходы на химзащиту. 

— Одно время количество питомников можно было пересчитать по пальцам, саженцы в республику массово завозили из Молдовы и Украины. Насколько садоводы обеспечены теперь оте­чественным посадочным материалом?

— Завозили их и с Западной Европы, причем нерайонирован­ные. В конце 90-х годов по мере возможности государство поддержало садоводов. В 2004-м отрасль получила очередную поддержку. Теперь из Молдовы саженцы практически не заво­зят, из Польши — изредка и выборочно, с учетом перспективы. Например, саженцы фундука. У нас такого питомника нет, а спрос на орех увеличивается. Полагаю, со временем такой про­мыш­ленный питомник появится и в Беларуси.

— Спасибо, Зоя Аркадьевна, за содержательную и интересную беседу. 

В ТЕМУ

Во время беседы к Зое Козловской приехали садоводы-любители из Твери. Около 750 километров преодолели с единственной целью — приобрести саженцы, чтобы выращивать вкусные, устойчивые к болезням и инфекциям сорта яблок. 

Почему тверские садоводы-любители приехали именно в Самохваловичи? Они наслышаны о нашем Институте плодоводства, его сортах, отличных свойствах плодовых насаждений. Можно было поехать в аналогичный российский научный центр. Но проанализировав успехи селекционеров, развитие садоводства, приехали к нам. Когда Николай Горелик зашел на сайт белорусского Института плодоводства, то нашел то, что ему надо. Садоводы-любители приобрели саженцы белорусских сортов и для своих тверских коллег. 

zybulko@sb.by

Фото автора.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3
Загрузка...