Непусковая установка

Россия и Украина не принимают друг друга такими, какие они есть
Россия и Украина не принимают друг друга такими, какие они есть

— «Э!» — говорю я Петру Ивановичу.

— Нет, Петр Иванович, это я сказал «э!»

— Сначала вы сказали, а потом и я сказал. «Э!» — сказали мы с Петром Ивановичем.

Знаменитый спор Бобчинского с Добчинским должен вызывать ироническую улыбку. Так, по крайней мере, задумывал великий русско–украинский писатель Николай Васильевич Гоголь. Публичное выяснение, кто первым сказал «э!», Москвой и Киевом совсем не смешно.

На днях был расширен список невъездных россиян и украинцев властями соответственно Украины и России. Сначала в Симферопольском аэропорту остановили лидера Евразийского движения Александра Дугина, затем из санкт–петербургского «Пулково» не выпустили на российскую землю советника президента Украины Николая Жулинского. Оба инцидента полны живописных подробностей, которые совершенно никого не красят.

С доктором политических наук Дугиным я связался по телефону. Чувствуется, что Александр Гельевич глубоко возмущен произошедшим.

— В Крым, для того чтобы прочитать доклад на конференции, меня пригласил местный верховный совет. Однако даже депутаты не смогли ничего поделать, когда на моем пути встал пограничник с уведомлением о запрете посещать Украину вплоть до 2011 года.

«Нежелательное по идеологическим причинам лицо» (так был классифицирован Дугин) везло в сумке учебники по обществоведению для 11–го класса, в которых среди прочего высказывается мысль о желательности сближения России, Украины и Беларуси. Свои политические взгляды, в том числе и антипатию к «оранжевым», он никогда не скрывал, однако обращает внимание на то, что никогда не принимал участия в украинских политических событиях. Любопытно, что в последний свой приезд в Украину в прошлом году Александр Дугин делал «довольно доброжелательное» интервью с Юлией Тимошенко.

Ни для кого не секрет, что еще со времени «оранжевой революции» в Украине работают многие российские политтехнологи, из Москвы регулярно приезжают политики, чтобы поддержать своих. Первые громкие запреты на въезд были введены в отношении депутатов Госдумы Константина Затулина и Владимира Жириновского. «Я пострадал сугубо за идеи!» — видит свое отличие Александр Дугин.

Россия не осталась в долгу. В свое время много шуму было, когда депортировали депутата от «Нашей Украины» и президентского кума Петра Порошенко. Вслед за миллиардером аналогичные санкции были во вторник применены к академику Жулинскому. При этом сообщаются шокирующие подробности: глава Национального совета по вопросам культуры и духовности при президенте Украины направлялся в Санкт–Петербург, чтобы посетить могилу брата. Жену и дочь Жулинского пропустили через пограничный контроль, а ему самому без объяснения причин отказали.

Любопытно, что думает по поводу инцидента в «Пулково» Александр Дугин. Он осторожен в том, чтобы напрямую связывать две депортации, однако твердо уверен, что такой великой стране, как Россия, негоже слепо следовать принципу «око за око»: «Это не есть высокая дипломатия». Что ж, с политологом, испытавшим унизительную процедуру депортации на себе, нельзя не согласиться. Запрет на въезд в современном мире — самая последняя мера, еще нигде не доказавшая своей эффективности. Просто потому, что диалог, пусть даже с теми, кто не разделяет твоих взглядов, всегда лучше, чем обиженно надуть губы и повернуться спиной.

Что же до отношений Москвы с Киевом, то здесь налицо трудности коммуникации. В украинском политбомонде сегодня обсуждают фразу, брошенную Владимиром Путиным в интервью иностранным журналистам. Оценивая развитие демократических процессов на постсоветском пространстве, российский Президент сказал: «Была одна надежда на ребят из Украины, но и те просто полностью себя дискредитировали, там дело идет просто к сплошной тирании. Полное нарушение Конституции, всех законов». Во–первых, «ребята из Украины» не могут решить, кого Путин имел в виду — «оранжевых» или сторонников Виктора Януковича? Во–вторых, и одних и других задела столь низкая оценка украинской демократии и они не скупятся на такие же оценки уже ее российскому, так называемому суверенному варианту.

Создается впечатление, что Виктор Ющенко и Владимир Путин немало озабочены тем, кому же западные коллеги присвоят звание главного демократа на постсоветском пространстве. В реальности возникают трудности.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости