Минск
+15 oC
USD: 2.05
EUR: 2.28

Из найденых в деревнях артефактов Владимир Цвирко создал целый музей (ФОТО)

Немузейные ценности

Разжигая камин, Владимир Цвирко достает откуда–то сверху старинный утюг и демонстрирует заслонку с лицом человека с обильной бородой: «Лев Толстой!» Оказывается (и этот факт современниками классика зафиксирован), после того как Толстой «отпал» от церкви, многие мануфактуры, в том числе на наших землях, стали выпускать утюги с «портретом» писателя–еретика. Мол, чтобы заранее поджаривался на углях. Люди, подарившие Цвирко раритетный «прас», такой истории не знали, но артефакт в его коллекции оставили. В знак благодарности за другие семейные реликвии, которые вошли в их обиход после знакомства с художником–коллекционером. Если бы не Владимир, возможно, еще долго эти вещи пылились бы на чердаке их дома, куда не заглядывали десятилетиями.


За выставку собранных им дореволюционных вышивок сейчас спорят сразу два музея, в Гродно и Новогрудке. Но утюгами и вышитыми картинами его мир не ограничивается. 7 лет назад Цвирко задумал амбициозный проект «150 золотых маршрутов моей Беларуси», реализованный при поддержке наших коллег из газеты «7 дней». Значительная часть этих маршрутов с легендами от автора доступна в интернете, легко найти по ключевым словам, хотя проект давно стоило бы переименовать. Сегодня у Владимира таких, поистине золотых маршрутов наберется все 250. Активно публикуя их на страницах газет и журналов, у себя на странице в Фейсбуке он выкладывает уже новые коллекции — «Бясконца чароўная...» и «Наши руины». «Бясконца чароўная...» — это единственный в своем роде фотопроект о белорусской провинции. С ее уютным антуражем, вековыми деревьями и невероятными людьми, многие из которых до сих пор не запирают свои хаты на ключ. Ну а руины... Тут все понятно. Беспризорных архитектурных памятников у нас много, но часто даже в заброшенном состоянии они сохраняют столько красоты и величия, что художнику с объективом сложно остаться равнодушным. Настолько сложно, что теперь у Владимира Цвирко появился еще один проект. Точнее, целое дело. И даже своя команда единомышленников, сопровождающих его не с фотоаппаратами, а с топорами и лопатами под девизом «Яно нам трэба».


Руины — это не стыдно

— Я против реставрации, — заявляет Владимир и тут же обосновывает свою неожиданную точку зрения: — Не в принципе против, но что остается, когда нет ни средств, ни возможностей, ни, что самое главное, толковых специалистов? Только консервация. Стыдно за руины? Посмотрите на Европу — им не стыдно. Конечно, проще отмахнуться — мол, кому интересны наши развалины, никто туда не поедет. Услышав такие слова, уже не помню, в который раз, я и организовал свою команду. Стали ездить, чистить эти «никому не интересные» объекты, освобождать от зарослей.

Все–таки азартный он человек, Владимир Цвирко. Когда–то и «150 золотых маршрутов» возникли фактически на спор. Поначалу — сам рассказывает — он «просто путешествовал, как все нормальные люди». Недалеко — по Беларуси. А после делился впечатлениями с друзьями, соседями и гостями своего дома–музея, демонстрируя свежие фотографии с помощью ретропроектора. Момент истины наступил, когда, показав несколько кадров из деревни Гервяты в Островецком районе, столкнулся с дружным недоверием публики. Владимира обвинили в розыгрыше, заподозрив в том, что вместо белорусских достопримечательностей он подсунул фото из своих заграничных вояжей, дескать, не может быть у нас таких архитектурных красот. Его это зацепило — так и начал собирать коллекцию исторических памятников. Раскрученных, малоизвестных и никому не ведомых.


Вера в людей и памятники

Вообще, коллекций у него много. В частном музее Владимира Цвирко в деревне Ходаково (12 километров от Минской кольцевой автодороги) есть раритеты, которые едва ли можно увидеть где–то еще. Безмены, переделанные народной смекалкой из гранат Первой и Второй мировых войн. Зеркало настоящей деревенской колдуньи и уцелевшие в пожаре фрагменты дворца в Радзивилломонтах. Действующий советский кинопроектор и целая тумбочка фильмов на раритетных бобинах, которых в таком количестве, наверное, нигде, кроме как у Цвирко, не сохранилось. Слова «музей» в отношении своего дома хозяин не любит, хотя посмотреть на собрание уникальных артефактов сюда приезжают и свои, и чужие. Достаточно позвонить Владимиру по телефону — сам выступит и проводником, и экскурсоводом, и механизм своей самой маленькой в Беларуси действующей мельницы продемонстрирует. Мельницу он привез из Дрогичинского района, внутри там еще фото семьи Константина Житковича, построившего ее в 1936 году. Но, несмотря на такое трепетное отношение к деталям, трогать, снимать с полок и переносить с места на место здесь позволяется все. Можно даже остаться на ночь. И денег хозяин не возьмет... Действительно, не музей.


Часть его коллекции «выставлена» даже на внешних стенах дома, а в дверях — не надежные замки, а витражи самого Владимира Цвирко. И забора нет. Хозяин бывает тут наездами, но мародеров не боится. Верит, что уважение к красоте и своей исторической памяти — лучшая защита. Мол, живет оно, это уважение, в каждой белорусской душе, даже самой зачерствевшей. Лет 10 назад, когда Владимир только начинал строить свой дом–музей с окнами от пола до крыши, соседи смотрели на него как на чудака. А теперь думают, что, возможно, не так уж он неправ. И охотно присоединяются, когда Цвирко со своей командой решает, что им «трэба» освободить от наслоений мусора и цепких веток очередные руины. Чтобы даже потенциальные мародеры прониклись не утраченной до конца архитектурной грандиозностью и удержались от дальнейших разрушений. Чтобы местные власти увидели, какой роскошью владеют, и помогли с консервацией — часто ведь укрепить верхний слой можно даже бетоном. А там, глядишь, и хозяин появится, с деньгами для реставрации и желанием вдохнуть новую жизнь в это место.


— Вот смотрите: восстановили Сулу. Как это происходило, история долгая, но теперь там настоящий туристический центр. И он не под Минском, не за кольцевой дорогой, а в самой что ни на есть глубинке. И туда едут.

Владимир Цвирко уже видит свои новые золотые маршруты. Без розовых очков. «Конечно, ничем нельзя застраховаться от грубости, глупости, тупости», — ставит он точку в наших долгих спорах по поводу его веры в людей и памятники. Но предпочитает действовать. И прокладывать новые дороги. Чтобы когда–нибудь отправиться путешествовать по ним со своей батлейкой, которую мечтает построить.

cultura@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУШНЕР
3.3
Загрузка...