Не сократим затраты, будем иметь печальный вид

Хотя более важным показателем его эффективности надо признать рентабельность. В выступлениях главы государства эта мысль формулировалась вполне отчетливо и не однажды. «Было бы неправильно, если бы я не сказал: то, чего достигли, — мало. Главная проблема, с которой нужно сразиться, — это затраты в сельхозпроизводстве. Если в ближайшие два года мы не сократим затраты, то будем иметь печальный вид», — отметил Президент, чествуя аграриев на фестивале-ярмарке «Дажынкі-2013».

ВАЛОВАЯ продукция — давний привычный ориентир для белорусского АПК

Хотя более важным показателем его эффективности надо признать рентабельность. В выступлениях главы государства эта мысль формулировалась вполне отчетливо и не однажды. «Было бы неправильно, если бы я не сказал: то, чего достигли, — мало. Главная проблема, с которой нужно сразиться, — это затраты в сельхозпроизводстве. Если в ближайшие два года мы не сократим затраты, то будем иметь печальный вид», — отметил Президент, чествуя аграриев на фестивале-ярмарке «Дажынкі-2013».

Государство, вложив в село колоссальные средства, вправе ожидать адекватной отдачи. В стране на протяжении многих лет работает многоканальная система бюджетной поддержки сельского хозяйства: начиная от внутренних цен на калийные удобрения, которые на порядок ниже мировых, лизинговые расчеты за технику и оборудование, и заканчивая льготными жилищными кредитами для сельчан. Сопровождается ли рост бюджетных вливаний в АПК адекватным ростом сельхозпроизводства?

Казалось бы, утвердительный ответ дает статистика: за 2000—2010 годы экспорт мясной продукции вырос с 37,91 миллиона долларов до 650 миллионов, молочной — с 65,117 миллиона до 1,3 миллиарда долларов. В текущем году весь агроэкспорт ожидается на уровне 5,7 миллиарда.

Однако становится очевидным, что экспортный мясо-молочный успех сопровождается ростом кредиторской задолженности белорусского села.

По данным Белстата, если на 1 декабря 2010 года просроченная кредиторская задолженность сельхозорганизаций составляла 2,2 триллиона рублей, увеличившись по сравнению с декабрем 2009-го на 19 процентов, то на 1 августа 2013 года она утроилась — почти 6 триллионов. В целом на 1 августа 2013 года кредиторская задолженность села достигла 36,7 триллиона рублей, что на 56,2 процента больше, чем на аналогичную дату прошлого года. Другими словами, агропромышленный маховик работает в долг, что чревато многими неприятностями, в том числе для производителей сельхозтехники, топлива и удобрений.

Печально выглядит и уровень рентабельности реализованной продукции, работ, услуг сельхозорганизаций. За первое полугодие она составила 9,4 процента против 21 за аналогичный период 2012 года.

Нельзя не сказать, что отчасти это результат неизбежной гонки цен на материальные ресурсы, но в значительной степени — показатель низкой производительности белорусских сельхозпредприятий и неумелого, нередко неуклюжего менеджмента. Назовем вещи своими именами. В Беларуси мало директоров и специалистов являются менеджерами, задача большинства из них — осваивать бюджет и выполнять план. Результат: «валовка» есть. Денег мало!

Необъятный российский рынок был и остается основным для нашего агроэкспорта. И, надо признать, свое место мы сумели завоевать. Сливочное масло, правда, продавали иногда на грани нулевой рентабельности, лишь бы сохранить свое место на российских прилавках. Определенный смысл в такой стратегии, конечно, был. Но времена меняются быстро и жестко. Демпинг свое отслужил. Нужны новые инструменты проникновения на рынки сбыта, причем с соответствующим продуктом. Пока же бoльшая часть отечественного экспорта в Россию — сырье и полуфабрикаты. Скажем, доля говядины и свинины в 2012 году в иностранных продажах предприятий Минсельхозпрода составила 68,9 процента. Результат: 12,8 тысячи тонн колбасы принесли более 65 миллиардов рублей прибыли, а 91 тысяча тонн говядины — 90,1 миллиарда, 35,5 тысячи тонн свинины — только 3,8 миллиарда рублей.

Причем известно, что Россия намерена увеличить собственное производство продовольствия на 35 процентов к 2015 году. Как следствие, емкость нашего основного рынка сбыта сокращается зримо и ощутимо. Но поскольку он обеспечивает более высокую доходность, чем любой другой регион, большого стимула у многих наших сельхозруководителей искать новые нет. Исключение составляют те, кто мыслит. Без всякого сомнения, в стране есть сельхозпредприятия, обладающие достаточным потенциалом. Но их пока немного. При этом даже директора наших флагманов с тревогой говорят о том, что если восточная соседка будет увеличивать (а она это делает) господдержку села, они просто задохнутся, не выдержав ценовой конкуренции.

В условиях Таможенного союза возможности господдержки белорусских аграриев будут сокращаться. Уже сегодня видно, что отечественные производители мясных и молочных товаров работают на пределе. Нетрудно представить, что будет с нашим экспортом в Россию, если на ее рынок по правилам ВТО все-таки начнет поступать сельхозпродукция из Польши, Литвы или Украины.

Понятно, надо снижать себестоимость продукции, уменьшая затраты. Но если агропроизводство для отечественных сельхозпроизводителей не станет бизнесом, где четко просчитывается каждый вложенный рубль, мы окажемся неконкурентоспособными даже на собственном рынке.

«Сегодня аграрии должны нам дать больше продукции с меньшими затратами. Это самое главное, — подчеркивает Президент. — Сельское хозяйство должно выходить на самообеспечение».

И к этому трудно что-либо добавить.

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости