Не графское это дело

Инвесторы строят воздушные замки, а усадьбы разваливаются: пришло время пересмотреть схему реализации исторического наследия через аукционы

Девять лет назад частникам разрешили покупать неиспользуемые старинные дворцы и усадьбы. Это был шанс спасти от дальнейшего разрушения заброшенные, ветхие  здания, дать им новую жизнь. В перечень исторических памятников, которые подлежали продаже, вошли 46 объектов, ожидающих инвесторов. Предлагали их частнику даже за одну базовую величину. Казалось бы, цена символическая, есть желание -- покупай, реставрируй, развивай агроэкотуризм, главное -- сохраняй аутентичность построек. Но покупателей нашлось немного и по сей день с ними негусто.

Корреспонденты «Р» решили разобраться, почему, даже имея деньги, не так-то просто сегодня стать владельцем исторического здания? И всегда ли амбиции новых хозяев шляхетских усадеб соответствуют их финансовым возможностям?

Графское имение Плятеров разрушается, но даже в таком виде выглядит величественно.

Инвесторам — зеленый  свет

Таких мест, к сожалению, в Витебской области совсем немного. Бывшими красивыми дворянскими и графскими усадьбами, которые даже в полуразрушенном состоянии продолжают восхищать уникальностью своей архитектуры и красотой расположения, могут похвастаться лишь единичные западные регионы. Браславский район — в их числе. Вот только хвастаться здесь не особо хотят: проект, который пять лет назад считали одним из перспективнейших для повышения туристической привлекательности региона, остался только на бумаге. Главный специалист экономического отдела райисполкома Надежда Шатковская по дороге в Опсу знакомит меня с предысторией сегодняшней проблемы:

Арочный мост из тесаного камня — настоящий шедевр, который используется до сих пор.
— Усадьба — бывшее владение графской семьи Плятеров. Дворец в неоклассическом стиле построили в начале XX века по проекту архитектора Тележинского. На самом берегу озера, в отличном географическом месте — недалеко от нынешней точки схождения границ Беларуси, Латвии и Литвы. В 1939 году в здании размещалась польская земледельческая школа, после войны — школа-интернат для сирот. Потом дворец перешел к обществу инвалидов, здесь планировали создать базу отдыха. Даже начали реставрацию, но на завершение работ нужны были солидные средства. Дело застопорилось, а состояние усадьбы вызывало тревогу. И потому, как только нашелся инвестор, готовый взять все проблемы на себя, мы пошли навстречу.

Надежда Сергеевна не скрывает: тогда, пять лет назад, минский центр недвижимости «Пакодан» показался наилучшим претендентом на роль нового хозяина графского имения. Он пришел с уже готовым проектом возрождения усадьбы, которую планировал превратить в современный гостиничный комплекс. С учетом курортной специфики озерного края ВИП-гостиница в исторической оболочке, строительство здесь шале бизнес-класса, обустройство в прилегающих постройках бюджетных номеров — дело очень даже нужное для региона.

«Пакодан» специально создал под проект ООО «Усадьбы и замки», филиал которого был открыт в Браславе. Взялись за дело с размахом. Председатель сельского Совета Алла Данилина перечисляет: новый хозяин на первоначальном этапе открыл в Опсе 6 рабочих мест, здесь появились управляющий, четыре охранника и рабочий по обслуживанию. Территорию усадьбы вычистили от хлама и зарослей бурьяна, окна и двери дворца заколотили досками. Установили видеонаблюдение, повесили соответствующие таблички и даже обустроили административный штаб — в одной из выкупленных вблизи усадьбы квартир оборудовали кабинеты.

Местная жительница Галина БЕЛУСЬ делится проблемами соседства с заброшенной усадьбой с председателем Опсовского сельсовета Аллой ДАНИЛИНОЙ (справа) и главным специалистом экономического отдела райисполкома Надеждой ШАТКОВСКОЙ (в центре).

Бурьян вместо роскоши


Теперь дверь в «контору» заросла крапивой. В таком интерьере табличка с наименованием организации «Усадьбы и замки» выглядит печально. Обнесенные изгородью владения уже по-новому стали зарастать кустарником. Главный вход в графский замок «украшают» два дощатых туалета, построенные когда-то, видимо, для будущих реставраторов. Под открытым небом валяются почерневшие от дождей и снега доски… Смотрю на сообщение о том, что усадьба — частная собственность, и думаю: ну не могут же так поступать настоящие хозяева! А ведь здесь, среди вековых лип, кленов и дубов (одному из них, пока не обрушился, было, как утверждают знатоки, свыше 300 лет!), даже дышится как-то по-другому. Такое впечатление, что трогаешь историю руками. К усадьбе ведет величественная аллея, вдоль которой еще сохранились высоченные каменные столбы, покрытые мхом. Арочный мост из тесаного камня и сегодня служит романтическим местом для встреч влюбленных. Открытая терраса у дворца… А прямо от нее к озеру (до него от здания всего метров 50—80) — каскад широких лестниц. Полуразрушенные ступеньки уходят в воду живописного, прозрачно-чистого водоема с кувшинками. С другой стороны главного корпуса — флигель, в котором все еще живут люди. Чуть дальше — ледник из красного кирпича.

Так и хочется крикнуть: ау, хозяева! Мои экскурсоводы печально улыбаются: звать некого. Сами пытались дозваться-достучаться до «Пакодана», но уже около двух месяцев не могут там никого найти. В начале мая отправляли инвесторам официальное приглашение на заседание райисполкома, где должен был рассматриваться ход реставрации усадьбы Плятеров. В случае невозможности прибытия просили указать удобную для хозяев дату приезда. В ответ — молчание. Алла Данилина сокрушается:

— Вот уже два года, как все работы в усадьбе остановлены. Сейчас мы даже не имеем права обкосить здесь бурьян — чужая собственность. Постройка разрушается все больше. Люди, которые тут работали, утверждают: инвесторы задолжали им немалую сумму денег. Бывшие сотрудники тоже не могут найти своих нерадивых работодателей. А ведь для того чтобы удержать здесь инвестора, районом было сделано очень многое. В том числе и для урегулирования их конфликта с местными жителями. С правоустанавливающими документами у бывших владельцев (общества инвалидов) оказалось много проблем. И получилось так, что вместе с графской усадьбой новым хозяевам переходило почти семь гектаров земли, на которой стоят фундаментальные постройки. Казус, но «Пакодан» тут же отправил в отношении владельцев 16 квартир официальные предупреждения с требованием незамедлительно освободить занимаемую жилплощадь. Для того чтобы найти консенсус, сюда долгое время, как на работу, ездили руководство района, представители облисполкома, депутаты. Согласие было достигнуто. Обидно, что все это — зря.


Крушение надежд

Местные жители предполагают: может быть, минский центр недвижимости изначально и не собирался заниматься ремонтом и реставрацией, а планировал выгодно перепродать культурно-исторический памятник? Совсем в других условиях, а не среди запустения надеялась жить и Галина Белусь, чья квартира расположена в графском флигеле:

— Мечтала, что под боком появится ВИП-гостиница, будет благоустроена территория, можно рядом с домом найти хорошую работу. Но, увы…

В интернете читаю старое интервью одного из руководителей проекта. Он сетует на недостаток внимания, которое уделяется ныне в стране историческим постройкам: «Если не мы, то кто?» И рассказывает подробности будущего возрождения усадьбы и строительства туристического комплекса, который сможет принимать до 500 отдыхающих. Обещает открыть здесь пивной ресторан, пиво в котором будет вариться прямо в зале, на немецком оборудовании. А еще — ресторан с европейской и белорусской кухней, лобби-бар, большой стадион, игровые площадки для пейнтбола и волейбола, тренажерный зал. На приусадебной территории, в центре агрогородка, планировали тогда реализовать инновационную идею — построить геотермальную установку, которая станет источником бесплатной тепловой энергии, содержащейся в недрах земли, в виде горячей воды. Деньги, мол, на закупку и установку оборудования выделил Глобальный экологический фонд по программе малых грантов. Часть финансирования взяло на себя ООО «Усадьбы и замки». Подсчитали: общая сумма проекта — 2,5—3 миллиона долларов (потом эта цифра увеличилась до 10 миллионов. — Авт.). Около 600 тысяч долларов рассчитывали потратить на обеспечение энергоэффективности проекта — утепление фасадов, установку окон и другие необходимые процедуры.

Вдоль дороги к графскому имению сохранились каменные столбы

Красиво… Оптимистично… Обнадеживающе… Так же, как и картинки с проекта. Неудивительно, что и районные власти, и местное население до поры до времени с надеждой смотрели на своих благодетелей. Целиком и полностью «Пакодан» обещал воплотить идею в жизнь в 2017 году. И считал ее более чем перспективной — род Плятеров известен не только в Беларуси, но и Латвии, Литве, Польше. Там у них тоже были свои резиденции, в мире сейчас живут около 80 наследников древнего рода, с которыми якобы инвесторы даже пытались выйти на связь.

Но планы планами, а реальность — вот она: усадьба заброшена, рабочих нет, о заочном присутствии новых хозяев напоминают лишь потускневшие таблички на фасадах построек. Что ждет графское имение в ближайшем будущем?

Официально: в связи с тем, что срок планируемой реализации проекта закончился, но инвесторы не выполнили свои обязательства, 14 июня текущего года Витебский облисполком принял решение о прекращении действия инвестиционного договора с ООО «Усадьбы и замки». В настоящее время идет подсчет выделенной обществу суммы государственных преференций (льгот) по уплате арендной платы за землю. Они будут взысканы. У хозяев графской усадьбы есть два месяца, чтобы оспорить данное решение.

Комментарий


Павел Кузнецов, заместитель директора ООО «Усадьбы и замки»:

— От проекта мы не отказываемся. В настоящее время ищем источники финансирования, ведем переговоры с инвесторами. Когда это будет сделано, подадим в Витебский облисполком заявление о продлении инвестиционного договора. Что касается усадьбы — основные проекты сделаны и согласованы. Разрешение на строительство получено. Начать работы пока не можем по финансовым причинам. Возможно, приглашение райисполкома для обсуждения хода работ осталось нами не замеченным — из-за плотного графика работы и ее разъездного характера.

Кампетэнтна


Аляксандр Яцко, намеснік міністра культуры:

— У Дзяржаўны спіс гісторыка-культурных каштоўнасцей уключаны 173 аб’екты, якія адносяцца да помнікаў сядзібна-паркавага мастацтва. Яны знаходзяцца як у дзяржаўнай (камунальнай), так і ў прыватнай форме ўласнасці.

У мэтах уключэння ў гаспадарчы абарот невыкарыстоўваемых старадаўніх сядзібна-паркавых комплексаў Міністэрствам культуры сумесна з Міністэрствам спорту і турызму, абласнымі і Мінскім гарадскім выканаўчымі камітэтамі ў 2009 годзе быў падрыхтаваны пералік такіх сядзіб, якія знаходзяцца ў сельскай мясцовасці і малых гарадскіх паселішчах, для перадачы новым суб’ектам гаспадарання, у тым ліку для дзейнасці ў сферы аграэкатурызму. Прадугледжваецца, што ў выпадку набыцця ў іншых мэтах сядзібы па дамоўленасці з уласнікам могуць быць набытыя па рыначным або астаткавым кошце, а таксама ўзятыя ў арэнду. 

У пералік унесены сядзібы, якія не маюць функцыянальнага прызначэння і патрабуюць правядзення работ для забеспячэння іх захаванасці. У цяперашні час новым уласнікам перададзеныя сядзібы ў вёсцы Свяцк (ААТ «Санаторый «Азёрны» бязвыплатна пад комплекс турыстычнай, забаўляльнай і аздараўленчай дзейнасці), вёсцы Краскі (прададзена на аўкцыёне грамадзяніну Расіі для прыстасавання пад турыстычны комплекс), гарадскім пасёлку Поразава Гродзенскай вобласці (перададзена ў бязвыплатнае карыстанне фермерскай гаспадарцы «Багудзенкі» для стварэння аб’екта аграэкатурызму), у вёсцы Відзы-Лаўчынскія Браслаўскага раёна (перададзена бязвыплатна сумеснаму беларуска-латвійскаму прадпрыемству ТАА «Эфрон» у якасці аб’екта аграэкатурызму), у гарадскім пасёлку Лынтупы Пастаўскага раёна Віцебскай вобласці (прададзена з аўкцыёну СТАА «Глорыя-777» для стварэння аб’екта аграэкатурызму) і іншыя.

На ўсіх аб’ектах рэстаўрацыйныя работы выконваюцца з дазволу і па ўзгадненні з Міністэрствам культуры. Пазітыўным узорам захавання сядзібных комплексаў можа служыць, напрыклад, перадача ў прыватныя рукі ў Стаўбцоўскім раёне гаспадарчых пабудоў былой сядзібы ў вёсцы Сула (ХVІІІ — пачатак ХХ стагоддзя, уласнік — ТАА «Манола Вайрусленд») для стварэння культурна-турыстычнага комплексу. У цяперашні час на аб’екце адноўленая стайня, зроблены адкрыты манеж для навучання коней, вядуцца рэстаўрацыйныя працы ў будынку гасцініцы, ажыццёўлена добраўпарадкаванне прылеглай тэрыторыі.

Прыцягненне інвестараў у невыкарыстоўваемыя палацы і сядзібы вядзецца мясцовымі выканаўчымі і распарадчымі органамі. З 49 аб’ектаў, вызначаных для перадачы, каля 36% набылі новыя ўласнікі. Інфармацыя аб рэалізацыі маёмасці павінна рэгулярна абнаўляцца і размяшчацца на сайтах мясцовых выканаўчых і распарадчых органаў, якія ў далейшым павінны афармляць дагаворы на перадачу ў карыстанне або ўласнасць сядзібных комплексаў, вызначаць умовы іх выкарыстання сыходзячы з планавых асаблівасцей развіцця тэрыторый і населеных пунктаў.

З першых вуснаў


Адэліна Папова, дырэктар агенцтва нерухомай маёмасці «Сільван»:

— Па дамоўленасці з Міністэрствам культуры наша  агенцтва гады два займалася продажам сядзіб і палацаў. Але каля года таму гэтая практыка спынілася — забараніў Мінюст. Справа ў тым, што ў адпаведнасці з заканадаўствам аб рыелтарскай дзейнасці мы маем права працаваць толькі з аб’ектамі, па якіх у нас заключаны канкрэтныя дагаворы. Заключыць іх па палацах і сядзібах немагчыма, таму што на гэтыя аб’екты практычна няма дакументаў. Вядома, зрабіць дакументы можна, але для гэтага патрэбныя грошы, каб заплаціць, напрыклад, ацэншчыку, а сродкаў у мясцовых выканкамаў, у асноўным на іх балансе знаходзяцца такія аб’екты, на гэтыя мэты няма.

Ці, напрыклад, пакупнік гатовы сам даць грошы на падрыхтоўку неабходных дакументаў. Добра — давайце. Але паводле заканадаўства мы абавязаны выставіць аб’ект, які яго цікавіць, на аўкцыён. І што атрымліваецца: чалавек заплаціць грошы, каб аформіць дакументы, аб’ект выставяць на аўкцыён, але купіць яго нехта іншы. Бо гарантыі няма, што аўкцыён выйграе менавіта той, хто ўклаў грошы. Замкнёнае кола атрым-ліваецца.

На нашым сайце было выстаўлена на продаж 46 сядзіб, мы паспелі прадаць тры. Ці займаецца хтосьці продажам цяпер, не магу сказаць. Магчыма, ніхто. А стан сядзіб сумны. Што з таго, што на іх шыльдачка — помнік гісторыі, які ахоўваецца. Каля кожнай не паставіш вартаўніка. Усё разбураецца, знішчаецца, расцягваецца па цаглінках.

Продажам мы б заняліся зноў з задавальненнем. Баліць душа за гэтыя сядзібы, ды і дзяржава магла б атрымаць за іх грошы. Калі ў свой час выставілі прапановы на сайт, цікавасць да гэтых аб’ектаў была, шмат тэлефанавалі з Расіі, Германіі, Аўстрыі. Думаю, жадаючыя купіць знайшліся б і цяпер. Але як купіш? Ніяк. Лічу, на ўзроўні Урада вырашаць гэтую сітуацыю трэба.

Елена БЕГУНОВА

a_veresk@mail.ru

Наследие не терпит суеты


Судьба реконструкции дворцово-паркового комплекса Святск, расположенного в двадцати километрах от Гродно, непростая. Шикарная резиденция рода Воловичей, построенная в 1799 году итальянским архитектором Джузеппе Сакко, за время своего существования переходила из рук в руки многим хозяевам и долгие годы затем оставалась бесхозной. Великолепный дворец еще в 1930-е годы приспособили под наркологическую клинику, тогда и соответствующим образом последний раз отстроили.

Дворец окружает старинный парк с прудами.

Местные старожилы рассказывают, что простым смертным даже после такого перепрофилирования здесь места не было, лечилась от пагубной привычки польская богема. Последними Святск покинули сотрудники и пациенты «прописавшегося» здесь типичного медучреждения двенадцать лет назад. 

Казалось бы, от инвесторов отбоя не будет: усадьба расположена в самом привлекательном для туристов месте — по дороге на Августовский канал. Двухэтажный дворец окружает заложенный в конце XVIII — начале XIX века парк с прудами площадью 12 гектаров. Великолепно уже само место. Но все оказалось не так просто. Интересовались многие, но, подсчитав сумму, требуемую для возрождения историко-культурного объекта, и взвесив все хлопоты, которые сопровождают реконструкцию охраняемого государством памятника, руки опускали. Дворец начал быстро разрушаться: вандалы разобрали водоотводы, и губительная влага проникла внутрь: штукатурка обвалилась, стены просели.

Цена падала, аукционы не приносили результата. Шел 2009 год, когда разрушающийся на глазах Святск решено было передать ОАО «Санаторий «Озерный», подшефной организации Национального банка. Солидный владелец на полуразрушенное наследие первоначально выстроил серьезные планы: кроме дворца, восстановить конюшню, кузницу, пруды и аллеи, открыть пивоварню, ресторан, небольшое кафе. Проект по реконструкции, составленный УП «Проектреставрация», насчитывал пять томов исследовательских работ и за это время уже успел побывать на переоценке в ОАО «Белреставрация». Конкретные сроки ввода объекта не оговаривались, что позволяло возрождение Святска не торопить. Тем временем жемчужина архитектуры Принеманья не исчезла и из поля зрения историков, а заинтригованная общественность стала ждать, когда же откроются двери знаменитого дворца.

Первым делом новый владелец поставил водоотводы, очистил пруды от ила и навел порядок вокруг водоемов. Средства для полной реконструкции требовались колоссальные, и постепенно работы на старинной усадьбе замерли, что стало поводом для тревоги общественности.

В Святск вернулись строители.

Хорошая новость пришла в октябре прошлого года: в Святск вернулись строители, подрядчиком работ выступило ОАО «Гродножилстрой». Сделано уже много: строители завершили работы в подвалах дворца, укрепили фундамент и провели его гидроизоляцию, сделали канализацию, протянули электросети. В самом здании поменяли перекрытия и демонтировали ветхие элементы. 

Во многом пришли после долгих споров к консенсусу с историками: к примеру, надстройку третьего этажа решили оставить, хотя историки первоначально расценивали мансарду как новодел советской эпохи.

Каким предстанет обновленный Святск, пока остается интригой, известно лишь, что максимально будет сохранена аутентичность залов: камины, роскошная лепнина, декорация окон и дверей и многое другое.

Сейчас все работы по реставрации ведутся за счет нового владельца. Однако у Святска есть шанс получить на свое возрождение солидную сумму со стороны. Проект по его реконструкции участвует в конкурсе по программам трансграничного сотрудничества технической помощи ЕС «Латвия — Литва — Беларусь» и «Польша — Беларусь — Украина» на 2014—2020 годы.

Святск не единственный объект на Гродненщине, который терпеливо ждал своего нового хозяина. Этой области, как никакой другой в стране, повезло с наследием: здесь находится 691 объект, внесенный в Государственный список историко-культурных ценностей. 

Первый заместитель начальника главного управления идеологической работы, культуры и по делам молодежи Гродненского облисполкома Елена Климович убеждена, что они у власти на виду:

— За несколько последних лет очень много в этом плане сделано. Кроме Святска, сейчас идет работа практически по всем знаковым объектам, и этот процесс находится на личном контроле у губернатора. В поле зрения — наши замки: продолжаются работы на Лидском, Новогрудском, Гольшанском, Кревском, Старом замке в Гродно. К их восстановлению мы привлекаем всевозможные средства. В частности, реконструкция западной башни Гольшанского замка вошла в проект трансграничного сотрудничества и получила предварительное одобрение Европейской комиссии. Не останется без внимания и Коложская церковь, мы подали заявку в фонд Президента на проведение ремонтных работ на этом знаковом объекте.

Безусловно, работа по реконструкции и реставрации такого наследия требует значительных финансовых средств, однако она обязательно будет продолжена.

Что касается Святска, администрация санатория полностью свои планы ввода объекта не озвучивает, хотя не скрывает, что за время «затишья» на объекте побывало много комиссий и проверок — повода для беспокойства нет.

Елена СЕМЕНОВА

infong@sb.by


Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?