Не дадим угаснуть мартенам

На одном из сельхозпредприятий, где довелось быть по журналистским делам, сложилась непростая ситуация с выплатой заработной платы. И знаете, какой выход там нашли? Сдали на ближайший заготовительный цех ГО «Белвтормет» весь металлолом, который годами валялся где попало. И проблема с зарплатой была решена. Эту историю я рассказал заместителю генерального директора государственного объединения «Белвтормет» Николаю БОНДАРЮ. — Ничего удивительного, — заметил Николай Константинович. — Многие хозяйственники именно так и поступают. Металлолом для них словно «НЗ», о котором они вспоминают в трудное время. А началась наша беседа с вопроса о том, что все-таки представляет собой ГО «Белвтормет». Ведь, как ни удивительно, не все знают об этой организации.

Сталь, выплавленная из металлолома, в 10—12 раз дешевле, чем из руды.

На одном из сельхозпредприятий, где довелось быть по журналистским делам, сложилась непростая ситуация с выплатой заработной платы. И знаете, какой выход там нашли? Сдали на ближайший заготовительный цех ГО «Белвтормет» весь металлолом, который годами валялся где попало. И проблема с зарплатой была решена. Эту историю я рассказал заместителю генерального директора государственного объединения «Белвтормет» Николаю БОНДАРЮ. — Ничего удивительного, — заметил Николай Константинович. — Многие хозяйственники именно так и поступают. Металлолом для них словно «НЗ», о котором они вспоминают в трудное время. А началась наша беседа с вопроса о том, что все-таки представляет собой ГО «Белвтормет». Ведь, как ни удивительно, не все знают об этой организации.

Вам скажут спасибо металлурги

— «Белвтормет» — это Белорусское государственное объединение по заготовке, переработке и поставке лома и отходов черных и цветных металлов, — пояснил собеседник. — В его задачу входит заготовка, переработка и поставка лома на предприятия для дальнейшего использования.

— А что подразумевает собой переработка?

— Это подготовка металлолома к его использованию: прессование, порезка ножницами и огневой резкой, измельчение на шредерной установке, брикетирование стружки, дробление чугуна.

— Как в государственном масштабе производится заготовка металлолома?

— Ежегодно правительство республики устанавливает государственный заказ на заготовку лома черных и цветных металлов. На текущий год, к примеру, госзаказ установлен в объеме 1,5 миллиона тонн черного и 18 тысяч тонн цветного лома.

Этот план расписан по всем министерствам и ведомствам, облисполкомам, другим организациям, подведомственным правительству. Министерства и ведомства, в свою очередь, полученный ими госзаказ доводят до подведомственных и подчиненных им предприятий — непосредственных исполнителей, а соответствующие материалы в копиях направляют в «Белвтормет». По этим материалам со всеми сдатчиками мы заключаем контракты и работаем.

— Мне почему-то кажется, что не все проявляют активность в заготовке металлолома, или я ошибаюсь?

— На этот счет есть Указ Президента Республики Беларусь № 179 от 5 мая 1995 года. В нем говорится, что все субъекты хозяйствования обязаны сдать имеющийся у них лом черных и цветных металлов «Белвтормету». Причем независимо от того, есть госзаказ или его нет.

— Но всегда ли так бывает?

— Всегда. Госзаказ устанавливается ежегодно, и за его исполнением осуществляется строгий контроль. Другое дело, охотно ли с нами заключают договора, желают ли брать на себя ответственность хозяйствующие субъекты? Не всегда охотно. Но госзаказ есть госзаказ, его надо выполнять. Тем не менее находятся организации, которые под разными предлогами пытаются игнорировать госзаказ, хотя открыто об этом и не заявляют. Просто ссылаются на различные, зачастую не совсем убедительные, трудности.

Надо отдать должное, что в текущем году таких нерадивых хозяйствующих субъектов стало значительно меньше. В прошлые годы их было сотни, в этом, можно сказать, десятки.

— Это уже прогресс?

— Да, конечно. Есть с чем сравнивать.

— Что, все так дружно осознали «пагубность своего поведения»?

— Наверное, и осознали, и в большей степени стало уделяться внимания на местах со стороны Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды, которое следит за наведением чистоты и порядка на земле. Больше ответственности появилось и у руководителей. Они строже спрашивают с подведомственных им предприятий. Жестче стало спрашивать за выполнение этого показателя правительство: вопрос периодически рассматривается на заседаниях Президиума Совмина. В министерствах этому посвящаются коллегии, тех, кто не выполняет план, наказывают рублем. Поэтому такая вот организационная работа и дает определенные положительные результаты. Тех, кто пытается увильнуть от госзаказа, стало гораздо меньше.

Тем не менее иные организации заявляют, будто у них завышенный госзаказ по сдаче металлолома.

— Может, так оно и есть?

— Ну, это уже дело министерств и ведомств. Они знают обстановку в своих организациях и исходя из нее доводят исполнителям конкретные задания. Они в курсе, кто и что будет списывать, какое у кого технологическое оборудование подлежит замене и т. п.

Впрочем, есть и такие случаи, когда сами министерства и ведомства обращаются в Минэкономики и Совет Министров, утверждая, будто им установлен непосильный госзаказ на сдачу металлолома. Сейчас, к примеру, этим занято Министерство строительства и архитектуры. Хотя я уверен, что Минстройархитектуры полной обстановкой по своим предприятиям не владеет. В отрасли есть предприятия, у которых десятилетиями лежит оборудование, оно не списано, не используется, нужно будет им или не нужно — все равно лежит.

К СВЕДЕНИЮ

В соответствии с Указом Президента Республики Беларусь от 5 мая 1995 г. № 179 «О мерах по усилению борьбы с хищением драгоценных, черных и цветных металлов, их лома и отходов, драгоценных камней» деятельность по заготовке (закупке) лома и отходов черных и цветных металлов в республике осуществляют Белорусское государственное объединение по заготовке, переработке и поставке лома и отходов черных и цветных металлов (ГО «Белвтормет»), заготовительные организации потребительской кооперации и организации, входящие в состав государственного торгово-производственного объединения «Белресурсы».

Лом и отходы черных и цветных металлов, которые образуются в процессе хозяйственной деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и населения, подлежат обязательной сдаче заготовительным организациям Белорусского государственного объединения по заготовке, переработке и поставке лома и отходов черных и цветных металлов (ГО «Белвтормет») или отгрузке по их нарядам.


Возьмем, к примеру, УМ-79 Минстройархитектуры, которое расположено в микрорайоне Шабаны под Минском. Сколько о нем уже говорено-переговорено, писано-переписано... Сколько Комитетом госконтроля проверялось... Но только последняя проверка КГК, думаю, сдвинет воз с места. Наказаны (по информации комитета) и руководители, и организация. Составлен график списания и сдачи в металлолом неиспользуемого оборудования. Полагаю, что наконец-то в этом вопросе будет наведен должный порядок.

Тем не менее Министерство строительства и архитектуры продолжает заявлять, будто ему доведен нереальный госзаказ.

— Как сработал «Белвтормет» в прошлом году?

— Если вспомнить прошлый год, то тогда госзаказ по республике был в объеме 1 миллиона 800 тысяч тонн металлолома. Выполнение составило 1 миллион 500 тысяч тонн.

— Значит, недотянули?

— 300 тысяч тонн. Это много. Можно, наверное, согласиться с некоторыми организациями, что планы по сдаче металлолома в прошлом году были для них все же несколько завышены. Поэтому в этом году общий план верстался по факту прошлого года — 1,5 миллиона тонн.

И тем не менее план первого квартала текущего года в объеме 375 тысяч тонн оказался выполненным только на 89,5 процента. Среди невыполнивших его — Министерство сельского хозяйства и продовольствия — недодало 3300 тонн, Министерство строительства и архитектуры — 3 тысячи тонн при 15-тысячном квартальном плане, Минтранс недодал 10 тысяч тонн, Минэнерго — 2 тысячи тонн. Вот такие итоги...

— Так много набирается аутсайдеров?

— К сожалению, список немалый. В итоге при квартальном плане 375 тысяч тонн заготовлено только 335 тысяч тонн металлолома. Порядка 40 тысяч тонн недодано.

Все спали в шапку в январе и феврале. А в марте спохватились — мартовский план выполнен на 123 процента. Подтянулись все министерства, кроме Минсельхозпрода.

— Опять Минсельхозпрод?

— Да, опять... При плане на месяц 2800 тысяч тонн в марте аграрное ведомство не дотянуло до заветной цифры всего 100 тонн металлолома. В марте некоторые министерства так и не сумели покрыть отставание января и февраля. Конечно, мороз и снег не способствовали заготовке металлолома. Но это всего лишь оправдание недостаточной работы.

В апреле темпы заготовки значительно выросли. Однако в мае мы прогнозируем, что выше они не станут, так как продолжается посевная, много было выходных и праздничных дней. Май по нашей статистике всегда был сложным в этом плане. Хотя, если разобраться, только у сельчан в этот период особенно много работы. А остальные радуются, наверное, прелестям расцветающей природы, и их совсем не заботит сбор металлолома.

Июнь — это уже конец второго квартала. Все стремятся закрыть план. Опять начинаются ажиотаж, спешка, нервотрепка.

— Складывается впечатление, что по-настоящему о заготовке металлолома в организациях начинают вспоминать лишь к концу каждого квартала?

— Совершенно верно. В марте идет активная заготовка, в июне, в сентябре и, естественно, в декабре. То есть ритм в работе отсутствует.

А ведь металлический лом, который мы заготавливаем, металлургам нужно поставлять ритмично. Сегодня самым главным потребителем металлолома является Белорусский металлургический завод в Жлобине. В сутки ему необходимо порядка 7 тысяч тонн металлолома, в месяц — 210 тысяч тонн. А мы в месяц заготавливаем примерно 120 тысяч тонн (это вся заготовка). Но ведь из этих 120 тысяч тонн ряд заводов используют металлический лом в собственном литейном производстве, не отдавая его «Белвтормету». Это такие предприятия, как МТЗ, МАЗ, завод отопительного оборудования — всего набирается под 60 предприятий. Это значит, что сырья мы получаем еще меньше. И хотя госзаказ при этом выполняется, но реально металлолома меньше. В итоге на переработку в месяц мы поставляем 100—110 тысяч тонн — как когда получается. А ведь только для БМЗ его нужно вдвое больше. Но надо же дать металлолом и другим специализированным предприятиям. Поэтому БМЗ вынужден закупать металлолом за пределами республики, в основном в России. Правда, в этом году и в России из-за снежной и морозной зимы темпы заготовки металлического лома шли медленнее, чем обычно. Так что БМЗ пришлось выручать нам. Мы таким образом «съели» все свои запасы, отдав все, что было, в январе—феврале, чтобы завод не остановился. Очистили свои цеха, остатки у нас упали, остался только лом, который БМЗ не использует — легированный и чугунный.

— Кого можно отметить как активных сдатчиков металлолома? Ведь не все нерадивые.

— Не все, и это радует. Лучших все-таки больше. Возьмем, к примеру, Министерство внутренних дел. Казалось бы, у него нет металлоперерабатывающих предприятий. Но план первого квартала здесь выполнили на 160 процентов.

А Минздрав? Сами понимаете, металлолома там не много. Тем не менее квартальный план успешно выполнен.

Министерство информации...

— О, это наше родное министерство!

— ...План по сдаче металлолома Министерство информации выполнило без проблем. К нему у нас никаких претензий, все бы так работали.

Выполнили квартальные планы по сдаче металлолома министерства лесного хозяйства, легкой промышленности, обороны, по чрезвычайным ситуациям, образования, «Белкоопсоюз». Практически нет претензий и к Минпрому — план у него был один из самых объемных — 138 тысяч тонн. Хорошие результаты также у Управления делами Президента — 138 процентов выполнения квартального плана.

Поможет вывезти «Белвтормет»

— А как осуществляется доставка лома на пункты приемки: вашим транспортом или транспортом тех, кто сдает металлолом?

— В республике у «Белвтормета» порядка 40 точек по приему металлолома. В каждой области есть свое областное предприятие, у которого 4—6 цехов. Конечно, мы заинтересованы в приемке металлолома.

УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ

Расчеты с поставщиками металлического лома «Белвтормет» производит не позднее 45 дней со дня сдачи, а с населением — в момент сдачи. Ежегодно на металлообрабатывающих предприятиях республики образуется порядка 150 тысяч тонн стальной и 50 тысяч тонн чугунной стружки, которую надо собирать раздельно и ни в коем случае не смешивать.

С 2006 по 2009 годы заготовка металлолома в республике увеличилась на 280 тысяч тонн, или на 123 процента.

Граждане Беларуси, пытающиеся нелегально вывозить металлолом в Россию, за свои действия несут административную и уголовную ответственность, металлолом и транспортное средство у них конфискуются в пользу государства.


Сегодня в сдаче металлолома участвуют порядка 15 тысяч субъектов хозяйствования. Представляете, сколько понадобилось бы нам грузовых машин, чтобы обеспечить перевозками всех сдатчиков? А ведь на большинстве предприятий имеется свой грузовой автотранспорт, и порой он совсем не загружен. Поэтому эти предприятия должны использовать для доставки лома свои машины. Мы же помогаем тем организациям, у которых собственного автотранспорта не имеется. Прежде всего это организации социальной сферы: школы, институты, всевозможные конструкторские бюро, больницы, учреждения культуры, санатории и т. п. Не забываем и о сельском хозяйстве. Мы знаем, насколько сельчанам трудно с транспортом и ГСМ, особенно во время проведения посевных и уборочных. Вот для таких сдатчиков «Белвтормет» и приобрел порядка 300 автомашин. Они распределены по республике. Где-то две, где-то три машины на два-три района. Своим автотранспортом мы вывозим почти половину всего количества металлолома.

Хочу сказать также о том, что металлолом мы вывозим почти бесплатно. Дело в том, что существует две цены на один и тот же металлолом: цена на складе покупателя и цена на складе продавца. Если, к примеру, мы приехали в хозяйство, забрали лом, то для хозяйства он будет стоить на 10 процентов дешевле. Если же хозяйство само привезет нам свой металлолом, то за него оно получит сумму на 10 процентов больше. Эта 10-процентная разница и подразумевает собой транспортные расходы. Но на практике этой разницей они не покрываются.

Например, съездить автомашине за 100 километров и привезти даже 5 тонн металлолома сегодня будет стоить около полумиллиона рублей. «Белвтормет» идет на эти затраты. Ведь если мы не привезем металлолом от таких организаций, как, скажем, школа или больница, то сами они не смогут этого сделать. И нанять транспорт у них нет денег. Металлолом будет там лежать без пользы. А он не должен лежать. Его надо пустить в дело. Поэтому мы и содержим свое автохозяйство. И в первую очередь обслуживаем социальные организации. По возможности, когда машины свободны, помогаем и другим организациям. Машины без дела у нас не стоят. Это не значит, к примеру, что мы не поедем на автобазу только лишь потому, что она имеет свой транспорт. Нет. Если наша автомашина свободна, то мы поедем и на автобазу.

Оказываем также услуги по подрезке металлолома до транспортабельного состояния. Скажем, в хозяйстве имеется списанный комбайн. В кузов его не положишь, надо разрезать на две-три части. Оплата за такую услугу символическая — в пределах 8 тысяч рублей за тонну. А ведь мы используем свое оборудование, огневую резку, не говоря уже о трудозатратах конкретных исполнителей. «Белвтормет» не стремится заработать деньги на оказании услуг. Мы зарабатываем деньги на переработке и продаже лома. А услуги расцениваются как оказание помощи.

Воруют там, где плохо налажен учет

— Хотелось бы, Николай Константинович, чтобы вы рассказали о заготовках цветного лома. С ним связано столько всякого криминала...

— Заготовка цветного лома ведется так же, как и черного. Тот же госзаказ, то же доведение заданий до предприятий. Те же контракты с поставщиками. Только занимается этим «Белцветмет», одно из наших подразделений.

Сегодня уже нужно говорить о криминале не только по цветному, но и по черному лому. В Россию на приемные пункты его везут ночью, глухими лесными дорогами, как угодно. Везут не организации, а частные лица. Возникает вопрос: где же они берут этот металлолом? Берут на предприятиях, там, где нет порядка в учете, где нет охраны, где не боятся, что если у них что-то украдут, то никто с них за это не спросит. Потому что если списали, скажем, автомашину, комбайн или трактор в лом, то учет по бухгалтерии не провели. А раз не провели, то этот металлолом ни за кем не числится. А раз не числится, то можно и уворовать. Вот такое отношение. Главная проблема — сохранность. Обеспечивается она, к сожалению, не везде. Если бы обеспечивалась, не было бы чего воровать.

— А почему расхитители везут металлолом именно в Россию?

— Там цена на металлолом примерно на 2,5 процента выше, чем у нас.

Другой причиной является то, что в Беларуси есть определенный порядок в работе с физическими лицами. «Белвтормету» или организациям «Белкоопсоюза» (у него по республике более тысячи точек) металлолом физические лица могут сдать только тот, что принадлежит им на правах личной собственности: домашнюю утварь, садовый инвентарь и т. п. Если у тебя есть, скажем, трактор или автомашина, то сдавай и их, никто тебе не запрещает. Но только будь добр, официально подтверди, что это имущество действительно принадлежит тебе, а не кому-нибудь другому. Предъяви паспорт. Вдруг где-то это было уворовано, появится чье-то заявление, милиция установит по цепочке, кто и к чему причастен. Поэтому в наши пункты обращается не каждый.

СОКРОВИЩЕ ПОД НОГАМИ

Металлолом, цена которого составляет копейки, при дальнейшем использовании позволяет экономить немалые средства, которые исчисляются сотнями тысяч долларов. В лом идет любой металл: черный, цветной, различные сплавы — все сгодится для переработки и будет полезно.

Многие страны активно используют лом цветных и черных металлов в своей промышленности. Лидерами являются Турция и Китай, которые ежегодно импортируют миллионы тонн металлического лома. Одним из главных его экспортеров на мировом рынке является Россия.


В России же подход к сдаче металлолома совершенно иной. Там ты можешь сдать на приемный пункт какой угодно металлолом, и никто у тебя не спросит, где ты его взял. Этим и пользуются нечистые на руку граждане.

Оба этих фактора — цена и наличие подтверждающих документов — и порождают контрабанду. Надо, однако, иметь в виду, что затраты по доставке металлолома в российские регионы немалые, и их зачастую не учитывают те, кто пробирается тайными тропами, рискуя встретить на пути милицейский патруль. Кстати, с ломом цветных металлов ситуация та же.

— Выходит, те предприятия, у которых частные лица воруют металлолом и затем контрабандными путями вывозят его в Россию, не только не обеспечивают сохранности своего имущества, но и лишают себя определенной части денег?

— Совершенно верно. Раз у них пропало, значит, они не сдали и не заработали. А деньги за металлолом платят все же неплохие, даже с учетом того, что стоит он у нас дешевле, чем в России: и по 500 тысяч рублей за тонну, и по 600 — в зависимости от вида металла.

Для примера: сколько стоит комбайн, если он проработал 10—15 лет? Он самортизирован, остаточная стоимость — ноль. А если его сдать в «Белвтормет», то можно заработать 3—4 миллиона рублей. Это месячная заработная плата нескольких тружеников хозяйства. Неужто на местах не видят этой выгоды? Впрочем, где коллектив возглавляет настоящий хозяин, там ни одна мало-мальски значимая железка не пропадет. У настоящего хозяина все покрашено, побелено, везде порядок. Металлолом — на отдельной площадке, за заборчиком. Вот к чему надо стремиться.

Что хотелось бы сказать в заключение, обращаясь к читателям «Белорусской нивы». Давайте будем патриотами. Сталь, выплавляемая из металлолома, в 10—12 раз дешевле, чем из руды. А руды-то у нас в стране нет. Поэтому металлолом для нашей республики — стратегическое сырье.

Олег ШВЕДОВ, «БН»
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?