Минский мурал Евгения Сосюры назван лучшим в мире

Нарисовано со смыслом

За последние годы однотипные здания спальных районов белорусских городов украсили десятки ярких и масштабных муралов. Один из последних на минской 12-этажке под названием «Цифровой мир» был признан лучшим в мире среди всех созданных в ноябре стрит-арт-объектов! Это работа талантливого художника-самоучки Евгения Сосюры (Mutus). На 36-метровой картине девушка наматывает на веретено нить из путаницы созвездий, которая выглядит как сеть глобальных связей. Эдакий микс традиций и современных технологий. И хотя минские муралы и раньше попадали в топ самых популярных, их авторами были все же приглашенные именитые уличные художники из Италии, Греции, Испании, Австралии, Бразилии. Белорусский муралист впервые засветился в международных обзорах.


Все начиналось с «Мирка»

Для Евгения это уже четвертая и самая большая работа в столице. Правда, две не уцелели. Картина, на которой был изображен самолетик из газеты, застрявший в ветвях красного клена, как символ конца эпохи, была разрушена вместе со зданием аэропорта Минск-1. А «Путь», украшавший стену гимназии в центре города, закрыли обшивкой. Но еще более десяти «многоэтажных» картин Евгения радуют глаз жителей Гродно, Гомеля, Рогачева, Могилева, Барановичей и родного Пинска, где и начиналась его карьера уличного художника.

— Я никогда не был граффитистом,
— замечает Евгений. — С 10 лет учился в художественной школе, в 14 лет ее бросил. О профессии художника даже не думал. Но кисти и холсты не оставлял. Окончил ПТУ, ушел в армию, долго искал себя… А в 20 лет вдохновился работами известного британского уличного художника Бэнкси, захотелось сделать нечто похожее. И тогда впервые вышел с баллончиком на улицу. Рисовал по ночам на стенах и заборах через трафарет — пауков, Боба Марли… Пока не получил штраф, благодаря которому и познакомился с городским отделом культуры Пинска. Они сказали закрасить Боба. Я это сделал и попросил дать мне стену, где можно порисовать. Предложили… ту же самую. И вот на ней появился мой первый «Мирок», который и сделал меня популярным. С тех пор работаю только легально.

Первый мурал в Беларуси, который поддержали и власти, и спонсоры, появился в Могилеве. На торце жилого дома Евгений нарисовал дерево жизни высотой в 5 этажей, которое везет за плечами миниатюрный велосипедист. Затем в Гомеле серую хрущевку преобразила его картина «Жизненный багаж»: ребенок несет в рюкзачке плюшевого мишку, а рядом взрослый, согнувшийся под грузом своего 15-метрового багажа. В Рогачеве художник философствовал на тему старости и молодости, переплетая ветки старого клена с молодой березкой, а между ними — гнездо, где люлька с младенцем. Потом исторические виды Пинска появились на опорах старого моста через Пину и стали визиткой города. А 10-этажку в Гродно украсил летящий на воздушном змее за своей мечтой человек, к подошве кеда которого приклеился счастливый билетик…

Для стрит-арта не нужно ни полотна, ни кистей. Только стена и валики, баллончик с краской (хотя все чаще муралисты переходят именно на кисти: с ними изображение получается объемнее и живописнее). Ну и, конечно, строительная люлька, которая поднимает художника на нужную высоту, где он наедине со своими мыслями творит что душе угодно.

— Работать надо быстро и без экспериментов, — замечает Евгений. — Перед холстом можно подумать, посидеть, изменить что-то. А во время работы на фасаде некогда размышлять. Тут и погода не всегда вдохновляет, и условия труда… На последнюю работу мне понадобилось 2,5 недели и 150 литров краски. 6 — 8 часов в день рисовал. Половина успеха — это оригинальная идея, уникальность стиля. Я пока пробую себя в разных. Учусь сам, работаю без помощников. Это мой мир, в котором мне уютно одному. Я не очень-то разговорчивый. Вы спросили, что означает моя подпись Mutus? С латинского — «безмолвный». 


Вдохновение ищут на месте

Сюжеты для уличных шедевров — это всегда плод воображения муралиста. Помните гигантского карикатурного мальчика на улице Брилевской, который заглядывает в квартиры минчан и знакомится с маленькой девочкой? Это персонаж итальянского художника Франческо Камилло Джорджи, всемирно известного под псевдонимом Millo. А девушка в вышиванке под современной одеждой? Это австралиец Гидо ван Хельтен, побывав в музее народной архитектуры и быта «Строчицы», был так очарован нашей символикой и орнаментом и тем, как трепетно к ним относятся белорусы, что решил показать: где-то глубоко внутри, под современной одеждой, у каждого жителя страны есть «вышиванка» — самобытная, добрая, открытая душа.

— Мы приглашаем художников со всего мира. Идея в том, чтобы мастера стрит-арта приезжали без готового эскиза, придумывали что-то уже на месте, проникшись нашей культурой, атмосферой,
— рассказывает координатор проекта Urban Myths Олег Ларичев. — Наша задача — предоставить им фасад, материалы и технику. Рисуют они за большое спасибо. 

Чтобы создать мурал, художники должны получить разрешение в мэрии. Иначе их картины могут закрасить, а их самих еще и оштрафуют. Была пару лет назад история с муралом испанского художника Sabek, чьи огромные фрески можно увидеть не только в Мадриде, но и в США, Франции, Малайзии, Новой Зеландии, России. Почитав белорусские легенды и мифы, он нарисовал на минской 9-этажке девушку в венке, которая идет искать «папараць-кветку» в ночь на Купалье с черным котом на руках. 

— Согласование эскиза с администрацией затянулось, — вспоминает Олег Ларичев, — а время поджимало. Sabek нарисовал ее за 4 дня и уехал, а мы заплатили штраф… Но за картину жители нас благодарили.

Превращая город в холст, уличные художники легко относятся к громкой критике профи: дескать, «это не монументальное искусство, а картинка из журнала, перенесенная на стену». Искусствоведы не спешат снимать со стрит-арта ярлык маргинального творчества, где нет места мазку мастера и перспективе. «Да где он учился?» — возмущаются ценители высокого жанра. 

— Но это не мешает творить ни Евгению Сосюре, ни украинскому художнику Александру Корбану, который работал шахтером, а теперь его муралы — по всей Украине. Разрабатывал он эскиз и для Минска — девушка-танцовщица балансирует на одной ноге на пирамиде из стульев. Мы 4 раза пытались пройти худсовет, но безуспешно, — рассказывает Олег Ларичев. — Не понравился сюжет. В итоге художник через год нарисовал ее в Тбилиси. Кстати, прообразом стала минчанка… Сейчас у меня есть задумка и договоренность с одним известным белорусским художником разрисовать один из 17-этажных домов на проспекте Дзержинского.

КСТАТИ

В планах у организаторов фестиваля уличного искусства пригласить мировых звезд стрит-арта, чей стиль и портфолио известны всему миру — испанцев Борондо, Dulk, мичиганского иллюстратора Пэта Перри, грека Фикоса. Хотя, по мнению Олега Ларичева, есть опасение, что их стиль тоже может кому-то прийтись не по вкусу. Например, в Лас-Вегасе местные гиды по искусству сразу же ведут туристов в даунтаун показать работу Гонзало Борондо. Это достопримечательность. А в Киеве Борондо создал огромный мурал «Порталы», на котором изображен изнутри древний храм — София Киевская. Издалека его работа выглядит реалистично, будто убранство храма, роспись, алтарь отражаются в полу. А вблизи — подтеки и мазки. Жители жаловались.

kucherova@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Татьяна СТОЛЯРОВА