На пенсию без инвалидности? Счастливый... Череда смертей буквально захлестнула большой спорт

К сожалению, история не завершена. В один ряд с именами безвременно ушедших только в последние месяцы баскетболистов Раймондса Юмикиса и Таураса Стумбриса, футболистов Марка-Вивьена Фоэ, Миклоша Фехера, марафонцев Люй Хунбиня и Димитриса Лепусиса недавно встало еще одно имя. 31-летний хоккеист Сергей Жолток, выступавший в минувшие сезоны за клубы НХЛ, скончался за 5 минут до завершения матча открытого чемпионата Беларуси.
К сожалению, история не завершена. В один ряд с именами безвременно ушедших только в последние месяцы баскетболистов Раймондса Юмикиса и Таураса Стумбриса, футболистов Марка-Вивьена Фоэ, Миклоша Фехера, марафонцев Люй Хунбиня и Димитриса Лепусиса недавно встало еще одно имя. 31-летний хоккеист Сергей Жолток, выступавший в минувшие сезоны за клубы НХЛ, скончался за 5 минут до завершения матча открытого чемпионата Беларуси. Не секрет, большой спорт — дело для здоровья не очень полезное. К 30 годам организм профессионального атлета во многих дисциплинах порой изнашивается так, что уход на пенсию по состоянию здоровья без инвалидности считается еще вполне счастливым исходом. Потому так логично выглядят большие гонорары именитых звезд, и потому 35—40 лет, а для кого-то и значительно раньше — вполне пенсионный возраст. Понятно, без современных достижений спортивной медицины ни один спортсмен выдающихся результатов не покажет. Многие атлеты сами следят за своим здоровьем. Однако значительная часть их ради заработка, славы, крупного рекламного контракта (и много чего еще) готова поступиться здоровьем и переступить естественные возможности организма. Конечно, времена меняются, и сегодняшние восстановительные программы ни в какое сравнение не идут с прежними, когда спортивная фармакология была не столь развита. Однако и в минувшие времена нагрузки были не меньшими. И столько атлетов не погибало, подобно гладиаторам, на спортивных ристалищах. Почему все же это происходит и теперь, как им уберечься от летального исхода, что нужно предпринять, чтобы их количество было сведено к минимуму?! Ответить на эти вопросы корреспондент «Р» попросил известного в Беларуси специалиста, заведующего антидопинговым отделом Республиканского центра спортивной медицины Людмилу Лукьянскую. — Основной клинический диагноз трагедий — острая сердечно-сосудистая недостаточность, — говорит Людмила Анатольевна. Смерть может наступить от предельных и запредельных тренировочных и соревновательных нагрузок или от нерационального приема фармакологических препаратов. Не исключены стрессовые и иные ситуации, тяжелейшие травмы и т.д. Как избежать крайностей в большом спорте? Прежде всего, тренер и врач, курирующие атлета, обязаны соотносить возможности его организма с уровнем допустимых нагрузок. И они должны быть адекватны в каждом конкретном периоде его функциональному состоянию. Методик немало, однако далеко не все специалисты владеют ими. Истинный профессионализм — подвести подопечного к пику формы, не перенапрягая его, «не перегибая палку». Показателен в этом плане пример с дисквалификацией известного белорусского спортсмена. Он пошел на применение запрещенных препаратов на фоне сильнейшего переутомления, полного износа, в состоянии которого находился продолжительное время. У него напрочь отсутствовал иммунитет. Он начал искать пути функционального восстановления, возможности повышения защитных сил организма. И просто вынужден был преступить антидопинговый порог. Другой вопрос, почему он не воспользовался предусмотренными в таких случаях разрешительными правилами Всемирного антидопингового агентства (ВАДА). Подавляющая часть медицинских препаратов спортсменам запрещена. Негласно, получается, ущемляются их человеческие права. Ведь атлеты, как и обыкновенные люди, подвержены всем житейским «болячкам». Другое дело, что применение ныне запрещенных для них лекарств должно быть приведено к единому знаменателю, т.е. упорядочено и строго дозировано ВАДА, чтобы они не навредили здоровью спортсменов. И возможности такие у агентства есть. Необходимость этого, по сути революционного, шага признают уже очень многие специалисты. Пока же у ВАДА преобладает одно направление работы, так сказать, карательное. Ни о какой «презумпции невиновности» спортсмена, допинг-тесты которого дали положительный результат, не может быть и речи. Хотя в действительности он порой достоин снисхождения. Недавний случай с нашей биатлонисткой Светланой Хандогиной — лучшее тому подтверждение. У нее было объективное заболевание, клинические назначения медиков. Она их использовала, однако по незнанию не согласовала с врачом национальной сборной. Наказание, считаю, неадекватно суровое — два года дисквалификации и лишение четырех завоеванных на летнем чемпионате мира медалей.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...