Сельская газета

На головном мозге с точностью до миллиметра

Новейшие технологии в Республиканском центре детской нейрохирургии

В Республиканском центре детской нейрохирургии освоили сложнейшие операции, которые помогают  вернуться  к полноценной жизни
В эти дни в Минске проходит I Евразийский съезд детских нейрохирургов. К нам впервые приехали медицинские светила из Бразилии, Израиля, Италии, Великобритании, России, Японии, Украины, чтобы обсудить широкий круг проблем плюс разработать алгоритмы лечения достаточно сложных заболеваний. «СГ» отправилась в Республиканский центр детской нейрохирургии, чтобы узнать, почему именно Беларусь выбрана площадкой для встреч такого уровня и какие новейшие технологии применяют здесь отечественные хирурги.

– Артемка, ты чего раскапризничался? К тебе же гости пришли, – врач-хирург нейрохирургического отделения № 3 (для детей) Александр Корень пытается разговорами отвлечь маленького пациента, который настороженно посматривает на незваных гостей. Но мы понимаем, что малыш, который буквально несколько дней назад перенес сложную операцию, имеет полное право похныкать. Правда, через минуту охотно демонстрирует игрушечный танк и даже соглашается на мини-интервью, из которого узнаем, что ему четыре года, приехал с папой из Малориты, мама осталась дома, а врачи здесь добрые…

Врач-нейрохирург Александр КОРЕНЬ осматривает маленького пациента

Папа мальчика восстанавливает остальные события, которые не вошли в рассказ Артемки. Пройдут годы, и ребенок, к счастью, вряд ли что-то вспомнит об операции. Все началось с банальной головной боли, на нее вдруг пожаловался сынишка. В районной поликлинике поначалу расценили симптомы как проявление простуды. Но боли усиливались. Из ЦРБ направили в областную больницу, оттуда — в Республиканский центр в Минск, где Артема экстренно прооперировали. Нейрохирург Александр Корень просит пациента постоять, вытянуть перед собой ручки — одна из проб на выявление координаторных нарушений. В движениях отмечает неуверенность, но это вполне может быть. А вообще, для ребенка такого возраста, который перенес 4-часовую операцию, — хороший результат!

Наталья с сыном Степаном
У Натальи сыну почти пять лет. У него генерализованная мышечная дистония. Врачи рекомендовали хирургический метод имплантации электродов.  Операцию сделали неделю назад, и уже заметны результаты: у Степана улучшилась спастика, он стал заметно спокойнее. А у 4-месячного сынишки Ирины из Брестской области — гидроцефалия головного мозга. Мама говорит, что сама обратила внимание на то, что голова малыша стала увеличиваться. После обследования опасения подтвердились, их направили к столичным специалистам. Пару дней после операции, и малыш, который до этого был вяленький, уже идет на поправку, стал более активным, смеется.

Сколько пациентов – столько диагнозов, судеб, надежд и веры в то, что врачи центра помогут одолеть даже самый страшный недуг. Да, они не боги, но нейрохирургия развивается такими темпами, что, если еще лет 5—10 назад некоторые маленькие пациенты, которые не имели ни малейшего шанса на выздоровление или даже после оперативного вмешательства рисковали остаться глубокими инвалидами, сегодня после лечения ничем не отличаются от своих сверстников, растут, ходят в садики и школы.

Руководитель Республиканского центра детской нейрохирургии, главный детский нейрохирург Министерства здравоохранения Михаил Талабаев говорит, что коллектив, который он возглавляет, достаточно молодой, однако «работает, как швейцарские часы». И именно такой подход к общему делу помогает в самых сложных ситуациях. Нейрохирургическое отделение № 3 (для детей) рассчитано на 30 коек. Здесь проходят лечение полторы тысячи пациентов в год. Почти половина – с черепно-мозговой травмой. Правда, в структуре операций это лишь 5—7 процентов. А всего за год только по поводу травмы обращаются 11 тысяч пациентов. Но это только «столичная» цифра и частично Минская область. Представляете, какой конвейер в приемном покое? И здесь важно быть предельно внимательным. Всего же за год хирурги проводят более 600 операций. Это дети, которым могут оказать помощь только в центре. В областных клиниках — исключительно экстренные случаи. Но при необходимости в любое время суток туда могут приехать специалисты из Минска. Михаил Талабаев:

— Среди патологий, которые лечим, по количеству операций на первом месте – гидроцефалия (водянка головного мозга). Применяются различные операции, все, что делается в мире, включая так называемые экстремальные, очень редкие. Шунтирование проводим пациентам с весом два килограмма. Оперируем и глубоко недоношенных детей с массой тела от тысячи граммов. Для этого выезжаем в РНПЦ «Мать и дитя», вторую городскую больницу, областные центры. К примеру, один из наших специалистов сейчас в Гомеле.

Руководитель Республиканского центра детской нейрохирургии Михаил ТАЛАБАЕВ

Еще одна группа пациентов – с опухолями. Сегодня белорусские нейрохирурги оперируют все возможные их локализации, а результаты лечения от опухолей ЦНС на уровне лучших европейских и мировых стандартов. Таких пациентов лечат совместно с детским онкоцентром. Причем если раньше на проведение подобных вмешательств были возрастные ограничения, то сегодня их нет. В этом году нейрохирурги на седьмые сутки после рождения прооперировали ребенка, у которого опухоль была диагностирована еще внутриутробно. По данным УЗИ, она имела огромные размеры — более четверти мозга. Михаил Владимирович обращает внимание: сам факт, что в таком раннем возрасте ребенок хорошо перенес удаление опухоли гигантских размеров, говорит о том, что специалисты сработали на отлично. Да, операции такого уровня в период новорожденности – экстремализм! Но по ним можно судить о профессионализме и уровне помощи наших нейрохирургов, парирует Михаил Талабаев. Если семидневного ребенка прооперировали и выходили, то и во многом другом справятся.

В год по поводу опухолей головного мозга в центре проводят около 130 операций. И в каждом случае перед специалистами стоит сложнейшая задача – не просто удалить всю опухоль, а сделать это так, чтобы после вмешательства максимально сохранить качество жизни больному. Есть в мозге так называемые функционально значимые отделы, где операция грозит развитием серьезного неврологического дефицита. Например, человек перестанет разговаривать или двигать руками или ногами. Но сегодня нейрохирурги освоили технологию, которая позволяет контролировать функции во время вмешательства, а также любое движение врача, который миллиметр за миллиметром удаляет опухоль. Это называется нейромониторингом, поясняет Михаил Владимирович:

— Если о таких «взрослых» операциях за рубежом речь идет о десятках и сотнях пациентов, то по детям за последнее десятилетие цифры единичны. В этом году в Беларуси успешно прооперировали пять детей в возрасте 13—16 лет, которые находились в сознании. Из них два вмешательства – когда опухоли у пациентов в центрах речи, три – где мы контролировали движение. Всю операцию с ребятами общался специальный врач, команды которого они выполняли. У одной из пациенток была доброкачественная опухоль, и она бы не потребовала вмешательства, если бы не возникла лекарственно устойчивая форма эпилепсии. Несколько приступов в день. Результат операции? За несколько месяцев ни одного приступа. У пациентов младше 12 лет мы можем контролировать функцию движения во время наркоза.


За три года прооперировали 35 детей с эпилепсией. Хирургическое лечение применяется в тех случаях, когда недуг не поддается медикаментозному лечению. Причем наработки и опыт наших нейрохирургов в этой области уникальны. К ним проявляют интерес и зарубежные коллеги. В этом году Михаил Талабаев ездил на Европейский конгресс нейрохирургов и выступал с устным и стендовым докладами, что считается серьезным признанием среди специалистов. В лечении начали применять уникальные технологии, освоили самые сложные вмешательства — функциональные гемисферэктомии (это когда кора целого полушария отсоединяется от всего остального мозга). На своем телефоне Михаил Владимирович показывает фото улыбающейся девочки. Даже не верится, что она, будучи здоровым ребенком, после 7 лет, заболев энцефалитом Расмуссена, быстро перестала ходить, сидеть, разговаривать. Испытывала мучительные приступы судорог каждые 15 минут. Операцию провели 18 июля 2016 года, а 12 сентября она уже сама зашла в кабинет к доктору. А на фото в феврале 2017-го это здоровый обычный ребенок.

В прошлом году наши нейрохирурги столкнулись с двумя случаями очень редкой формы медикаментозно устойчивой эпилепсии — гамартомой гипоталамуса. Сложность заключалась в том, что образование располагается глубоко в мозге и добраться туда технически крайне сложно. Пациентов отправили в клинику Ротшильда в Париже. Михаил Талабаев был в операционной и наблюдал, как со сложной задачей справляется… нейрохирургический робот, для которого все рассчитали на компьютере. А в этом году он практически такую операцию сделал сам. Ребенку восемь лет. Из них семь с половиной – ежедневные судороги. Спустя полтора месяца нет ни одного приступа.

Михаил Талабаев всегда на связи с коллегами из областных, районных центров. Он консультирует по интернету, связывается по вайберу. Причем для таких «электронных» приемов нет специально отведенного времени. Знаете, какой у него девиз? Учиться, учиться и еще раз учиться! Да-да, именно! И об этом он постоянно напоминает и своим коллегам. Как только перестаешь учиться, считает главный нейрохирург страны, сразу идешь назад…

korenevskaja@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Артур ПРУПАС
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости