Беларусь Сегодня

Минск
+21 oC
USD: 2.08
EUR: 2.32

Депутат: прежде всего необходим живой контакт с избирателями

Мой депутат

Не дают людям покоя сожаления. Большие и малые. Сиюминутные и долгоиграющие — напоминающие о себе и днем, и ночью. И никак от них не избавиться. Никуда не уйти...


В мединститут Дмитрий Шевцов поступал за компанию. Но никогда не пожалел об этом. Ничего случайного в жизни не бывает, считает он. А то, что называют случайностями, скорее всего — знаки судьбы. Их надо вовремя замечать. Им надо следовать. И тогда ни о чем не придется сожалеть.

...Гиперактивному мальцу тяжело усидеть за чтением книг. И когда надо было писать сочинение на вольную тему, Дима заимствовал кое–что из тетрадок сестры. Нина (она старше Дмитрия на 11 лет) с детства мечтала стать врачом. Поэтому неизменно герои ее сочинений — люди в белых халатах. О них она рассказывала с трепетом в душе. И эти восторженные, овеянные романтикой слова, как золотые зерна, западали в сознание мальчишки. Чтобы когда–нибудь дать всходы.

В шестом классе Дима сказал себе: «Хватит! У меня есть свои мозги». Сел и написал сочинение о героях Брестской крепости. Да так славно, что учитель зачитал Димино творение перед всем классом. Шевцов чувствовал себя именинником. И пришло понимание простой истины: радость приносит лишь то, что создано своим трудом.

Нередко после уроков Дима шел домой вместе с мамой. Каждый встречный тепло улыбался и произносил: «Здравствуйте, Ольга Александровна!» Учительницу младших классов Кирейкову Ольгу Александровну знал весь Жлобин. Диму так и подмывало сказать: «Это моя мама!» Он гордился ею. Он знал, как много мама работала за более чем скромную зарплату. А летом занималась с отстающими ребятами. Абсолютно бескорыстно.

Беззаветное служение своему делу тогда не являлось чем–то исключительным. В Стране Советов оно было присуще многим. И передавалось от родителей к детям, как духовное наследство. Пока не наступил прагматичный век, отринувший людей одухотворенных. Сломивший сопротивление совести и стыда. Разделивший людей на богачей и нищих. Воспевший права имущих и сильных. Хотя каждому известно, что богатства праведного нет и быть не может...

В юности, как на том берегу, многое происходит впервые. С годами что–то легко стирается из памяти. А чему–то суждено жить в сердце до его последнего удара.

Первая любовь... На заре жизни это, скорее, проба чувства, чем оно само — большое, глубокое, подлинное. И только в редких случаях первая любовь становится на всю жизнь одной–единственной.

Наталья Лашкевич и Дмитрий Шевцов стали одноклассниками, когда в их школе из двух параллельных классов создали один выпускной. Нет, эта девочка не заслонила Дмитрию собой свет. Она была им. С поразительной ясностью Дима ощутил, что без этого света ему не жить. И когда Наталья предложила вместе идти в медицину, он согласился, не раздумывая. (Видно, слова–зерна из сочинений старшей сестры все–таки дали всходы.) А мама — в шоке. Конкурсы в мединститутах стабильно высокие. «Не поступишь в институт — опозоришь меня на всю школу, — пыталась урезонить сына Ольга Александровна. — Зачем тебе медицина? Ты же хотел стать металлургом...» Но куда там! Разве мог он поступиться обещанием любимой девушке? Дмитрий стал усиленно готовиться к экзаменам. И к выпускным, и к вступительным. Если в школе 6 уроков — норма занятий, то для Димы Шевцова 6 часов оставалось только на сон. Все остальное время он занимался. И вот счастливый миг победы: Наталья — студентка Витебского мединститута, Дмитрий — Минского. После второго курса они перевелись на учебу в Гомельский мединститут. Поближе к дому.

...Семиэтажное здание, где располагался мединститут, удивляло студентов своим неказенным видом. Более того — в некотором роде роскошью. В коридорах — ковровые дорожки. В кабинетах — приличная мебель. Аудитории — будто рекламные картинки. Здесь было все, что необходимо для учебы. Кто же так расщедрился для бедных студентов? Оказывается, здесь располагался Гомельский обком партии. Об этом, правда, знали многие. Но как обкомовское здание стало мединститутом, мало кому ведомо. А было все так. В августе 1987 года в Гомель прибыл председатель Совета Министров СССР Николай Иванович Рыжков. Вместе с первым секретарем Гомельского ОК КПБ А.С.Камаем он побывал в чернобыльской зоне, встретился с людьми. Алексей Степанович выложил перед председателем Совмина весь набор проблем. А было их превеликое множество. И одна из самых насущных — нехватка медработников. «Надо в Гомеле открыть мединститут», — внесет предложение Алексей Степанович. И услышит от Рыжкова неожиданное: «Покажете здание, где будет институт, примем решение». «Мы для этой цели отдадим здание обкома партии», — как о давно решенном скажет Алексей Степанович. «А сами куда?» — не без удивления спросит у Камая председатель Совмина. «Определимся. Мединститут теперь важнее». «Ну, раз так, — подытожит разговор Николай Иванович, — считайте, мы договорились».

А не будь этого напористого, очень неравнодушного и мужественного человека — Камая Алексея Степановича — не было бы и никакого института...

Автор знаменитых «Записок врача» Викентий Вересаев утверждал, что врачом надо родиться. Что, если природой не дано, то им нельзя стать. Как нельзя стать певцом, не обладая голосом. С певцом все просто: есть голос или нет, определить легко. А как узнать, дано ли природой быть врачом? Верный способ, рассудил Дмитрий, — практика. С третьего курса он не просто подрабатывал, а полноценно служил медиком. Начинал с самой первой ступеньки: работал санитаром. Потом — медбратом, фельдшером, врачом выездной бригады. Днем учился, а ночью дежурил. Разумеется, не каждый день. Тут и железного здоровья не хватило бы...

Учеба давалась легко. Дмитрий слушал лекции, сидел за учебниками, а видел своих пациентов. Людей, которым надо было оказать помощь. Одним — спасать жизнь. Другим — принести здоровье и радость. И он уже мог это делать.

Познав азы медслужбы, Дмитрий Шевцов решил специализироваться на врача–реаниматолога. В реанимации пациент — уже одной ногой на том свете. И вытащить его оттуда может лишь врач, чье трудолюбие доходит до одержимости. Кто способен ради больного постоянно жертвовать собой.

Дмитрий всегда чувствовал себя общественно значимым человеком. Легко зажигался от стоящих идей и умел зажигать других. Еще будучи студентом, создал в мединституте молодежный Красный Крест. Студенты–старшекурсники патронировали одиноких пожилых людей, страдающих от болезней. Стремление делать людям добро всегда было потребностью его души.

После окончания мединститута молодую семью Шевцовых (сын Максим появился на свет, когда родители были еще студентами–шестикурсниками) распределили в Жлобинскую районную больницу. Им повезло с квартирой. А вот зарплата врача была совсем мизерная. Чтобы хоть как–то свести концы с концами, Дмитрий работал по две смены. Нагрузка казалась запредельной. Но спасала молодость. Сил с избытком хватало и на двухсменную работу.

А колос опыта доктора Шевцова между тем наливался животворной силой. Дмитрию Евгеньевичу было 28 лет, когда его назначили заместителем главврача районной больницы. Главным же врачом в Жлобине был тогда Ковалев Иван Иванович. Организатор здравоохранения с большой буквы. У Ивана Ивановича многому можно было поучиться. Жаль, поработать с ним Дмитрию Евгеньевичу довелось недолго. В 2002 году Дмитрия Шевцова направили в Минск в медицинскую академию последипломного образования. Двухгодичное очно–заочное обучение в академии — новый виток жизни. Время от времени Дмитрий Шевцов испытывает потребность зайти на него. Это когда, по его словам, он не головой, а плечами упирается в потолок. В академии серьезно готовили организаторов здравоохранения. И ничего удивительного не было в том, что Дмитрию предложили должность в 34–й центральной районной поликлинике Минска. Через год он стал ее главным врачом.

А жена с сыном оставались в Жлобине. «Моя жена — декабристка, — признается Дмитрий Евгеньевич. — Когда я сказал Наталье, что все придется начинать с чистого листа, она согласилась без колебаний. Если бы не она, многого в моей жизни просто не было бы...»

Дмитрия приютила его сестра. Руководителю крупнейшей поликлиники спать в ее квартире приходилось на полу. Но вот ему выделили место в семейном общежитии. Отремонтировав как следует свой уголок, Дмитрий Евгеньевич сможет перевезти из Жлобина семью. А через пару лет получит льготный кредит на строительство квартиры в Лошице.

Исключительная коммуникабельность, живой интерес к человеческим судьбам, душевная простота и практическая сметка, которыми обладает Дмитрий Шевцов, располагали к нему людей. Ему верили, за ним шли. Поликлиника стала передовой базой — здесь отрабатывались все пилотные проекты в здравоохранении.

Доктор Дмитрий Шевцов стал депутатом Мингорсовета. Руководствуясь принципом «Не говорить о проблемах, а решать их», ни одно обращение к нему жителей Советского района столицы Дмитрий Евгеньевич не оставил без внимания. А в 2011 году на 7–м съезде врачей Дмитрия Шевцова избрали председателем общественного объединения «Белорусская ассоциация врачей». И с этой обязанностью доктор Дмитрий Шевцов справляется прекрасно.

Не обманул надежд и ожиданий своих избирателей Дмитрий Шевцов, став депутатом Палаты представителей Национального собрания пятого созыва. Членом комиссии законодательного собрания по охране здоровья, физической культуры, семейной и молодежной политики. Специалист высшей категории Дмитрий Шевцов привнес немало современных и актуальных идей в здравоохранение Беларуси. 

И вот новый жизненный виток: доктор Дмитрий Шевцов избран депутатом Палаты представителей Национального собрания шестого созыва.

— Как надо действовать депутату, чтобы его работа была успешной? — спрашиваю я у моего собеседника.

— Если не знаешь, что волнует людей, какие проблемы их мучают, — скажет Дмитрий Евгеньевич, — можно запросто оказаться на обочине насущных дел. Поэтому прежде всего необходим живой контакт с избирателями.

Высказывая свое мнение, не надо бояться, что депутата могут остановить словами: «Так, как вы предлагаете, сделать нельзя. Есть закон...» Надо знать законы. И помнить, что многие из них требуют поиска новых форм.

Нельзя пообещать и не сделать. Прежде чем дать обещание, следует убедиться, что это в принципе возможно.

Нас избрали не для почета. И не для того, чтобы иметь какие–то привилегии. Наша главная привилегия — своим умом, сердцем, добротой и честностью служить людям. Служить так, чтобы каждый избиратель мог сказать: «Мой депутат».

Фото автора.

Советская Белоруссия № 189 (25071). Суббота, 1 октября 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи