Какая дорога ведет к «третьему пути»

Мосты вместо разделительной стены

Недавно западные геостратеги (аналитики немецкого фонда Фридриха Эберта, американских Корпорации Карнеги в Нью‑Йорке и корпорации RAND), а также эксперты из постсоветского региона, в том числе руководитель «Минского диалога» Евгений Прейгерман, в объемном 175‑страничном докладе предложили вариант пересмотра регионального порядка в постсоветской Европе и Евразии.

Алексей Беляев.
Площадкой для эксперимента по преобразованию международной архитектуры безопасности выбрали 6 государств: Азербайджан, Армению, Беларусь, Грузию, Молдову и Украину. Их определение в качестве «серединных стран» намекает как на географическое, так и на геополитическое расположение между крупными игроками мировой «шахматной доски».

Как справедливо заметили авторы доклада, возникшее между Россией и Западом напряжение, затронувшее и «серединные государства», привело к тому, что весь регион стал менее безопасным и процветающим.

Решение проблемы и способ снижения конфронтации аналитики видят в том, чтобы страны «промежуточной Европы» (так они были названы в более ранней версии доклада, изданной еще в 2018 году в Вене) одинаково дистанцировались и от России, и от США, и от Евросоюза, превратившись в нейтральные территории, не присоединившиеся ни к каким союзам и блокам. В докладе это называется «третий путь».

Само по себе предложение интересное, особенно учитывая имеющийся опыт длительного мирного сосуществования бок о бок с крупными военными альянсами как нейтральных европейских государств (Австрии, Ирландии, Финляндии, Швейцарии и Швеции), так и целого Движения неприсоединения, ныне объединяющего около 120 стран. Вот только дорога к этому «третьему пути» пока что извилиста, туманна и не совсем просматривается.

«Серединные страны» сегодня фактически разделены на 3 различные группы. Беларусь и Армения — члены военно‑оборонительного союза ОДКБ и экономического интеграционного объединения ЕАЭС. Наша страна к тому же находится в Союзном государстве с Россией, пусть и временно потерявшем немного свою динамичность, но все же имеющем 25‑летнюю историю, обширную договорно‑правовую базу и реальные формы взаимодействия во всех сферах (от военно‑технического и экономического до гуманитарного сотрудничества).

Украина и Грузия четко заявили о своей европоцентричной ориентации и стремлении в ЕС и НАТО. Сами авторы доклада отмечают явную нереалистичность этих перспектив, однако пока никаких указаний на то, что данные государства изменят свои политические планы, нет. Зато есть подписанные и реализуемые документы об ассоциации с Европой.

Ну а Азербайджан и Молдова уже частично являются нейтральными. Если официальный Кишинев все же географически и политически тяготеет к Европе (но без претензий на членство в НАТО и с явным желанием продолжать выгодную торговлю с Россией), то в Баку четко обозначили свой внеблоковый статус как в военном, так и в экономическом плане.

Возможно ли сегодня создание одинаковых условий политического существования для столь разных по своим ориентациям стран? И как это осуществить?

По мнению аналитиков западных «фабрик мысли», крупные державы (Россия, США и Евросоюз) должны создать постоянно действующую систему международных консультаций, в рамках которых решалась бы судьба «серединных государств». Последним разрешается принимать участие в тех переговорах, где затрагивались бы их интересы. Однако решающее слово оставалось бы за великими державами, которым пришлось бы отказаться от взаимного недоверия и принять некие общие правила игры. Ликвидации или изменения уже существующих европейских и евразийских институтов безопасности, таких как ОДКБ и НАТО, при этом не предполагается, то есть говорить о полном «сломе» старой системы международной безопасности не приходится, речь идет лишь о ее корректировке.

Словом, надо бы сперва разобраться. Пока наиболее уязвимой частью доклада видится отсутствие проработанных вариантов примирения двух конкурирующих военных союзов — НАТО и ОДКБ, а также способов нормализации торгово‑экономических отношений Европы с Евразийским экономическим союзом. Пока ЕС отказывается признавать ЕАЭС в качестве единого блока и вести с ним коллективные дела. Также малореалистичными выглядят попытки убедить Россию отказаться от статуса региональной державы. Но и действия НАТО, к сожалению, не дают оснований верить в то, что альянс откажется от «приза» в виде своего военного присутствия в Грузии и Украине.

То есть главной проблемой является не «третий путь» самих «серединных государств» и их нейтральный статус, а «первый путь» великих держав к доверию и снижению конфронтации.

В условиях ликвидации Договоров об обычных вооружениях (ДОВСЕ) и ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД), находящегося в подвешенном состоянии Договора о стратегических вооружениях СНВ‑III, в атмосфере регулярных демонстративных масштабных учений с обеих сторон геополитических баррикад (сейчас как раз идет подготовка к одним из таких маневров — натовским Defender Europe 2020) мало верится в возможность реального диалога в первую очередь между ведущими участниками международных отношений.

Сами‑то «серединные страны» к обсуждению и изменению (в лучшую сторону, разумеется) своей судьбы готовы, о чем неоднократно заявляло белорусское руководство, предлагая создание новой системы коллективной безопасности в Европе (Хельсинки‑2). 

При этом нашему государству в новой международной архитектуре больше импонирует роль моста, а не разделительной стены.

Полагаю, что активное взаимодействие в рамках Большой Евразии (от Лиссабона до Владивостока) в максимальном количестве интеграционных политических и экономических союзов и объединений — вот истинный белорусский путь, соответствующий нашей многовекторной политике.

Алексей БЕЛЯЕВ, политолог.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Сергей МИЦЕВИЧ
Загрузка...