Молодой ветврач не рвач, но с амбициями

На селе ждут зоотехников и ветврачей

НА СЕЛЕ ждут зоотехников и ветврачей. Такой вывод можно сделать из статистики, обнародованной Министерством труда и социальной защиты. Эксперты посчитали, представителей каких профессий на рынке труда в избытке, а на какие — голод. Причем сопоставляли число вакансий и количество безработных, имеющих ту или иную специальность.


Фото: rfss64.narod.ru

Кого же не хватает в деревне — уже вопрос риторический. Топ-10 возглавляет ветврач: на 443 свободных места по этой специальности — всего 5 безработных, имеющих высшее ветеринарное образование. На втором месте — зоотехник (на 340 вакансий претендуют лишь 10 специалистов, зарегистрированных в службе занятости). Что касается рабочих кадров, то на селе востребованы операторы машинного доения (на 413 мест 125 потенциальных желающих) и трактористы-машинисты (вакансий 353, а безработных, имеющих соответствующую профессию лишь 56 человек).

Дисбаланс рынка труда на селе налицо: спрос выше предложения. Ситуация, по большому счету, не критична, непреклонно Министерство сельского хозяйства и продовольствия. По данным ведомства, обеспеченность отрасли кадрами — 94 процента. Тем не менее агроменеджеры без устали держат руку на пульсе: получается, что чуть ли не каждый специалист или рабочий на счету.

Как обеспечить кадровую подушку безопасности? С моей точки зрения, главнейший (и что архиважно) мобильный ресурс в решении проблемы — молодые специалисты, вчерашние выпускники вузов и ссузов. Институт государственного распределения, который сохранился и действует в стране, прямо влияет на то, чтобы начинающий профессионал зацепился не только за выбранное дело, но и за конкретную местность. А закрепить кадры на месте не так уж и просто. Амбициозная молодежь, львиная доля которой прибывает в хозяйства и сменяется, отработав по распределению так называемым вахтовым методом, — головная боль для руководителей сельхозпредприятий.

Возьмем, к примеру, самых востребованных на рынке труда — ветврачей. Любопытный факт: в 80-е в Витебской академии ветеринарной медицины обучались до 80 процентов колхозно-совхозных стипендиатов (то есть тех ребят, кого на учебу отправляли сами хозяйства). Обеспеченность предприятий АПК ветврачами и зоотехниками тогда достигала 92 процентов. В наше время выпуск специалистов достиг 600—700 врачей ветеринарной медицины в год, но обеспеченность такими кадрами хозяйств почти не выросла.

Куда же исчезают они, получив на первом рабочем месте богатый практический опыт? Секрета в ответе на поставленный вопрос нет: уезжают из деревни в город лечить кошечек-собачек. Согласитесь, это куда более комфортное занятие, чем коровам хвосты крутить. А что на ферме? Ни выходных, ни проходных, колоссальная ответственность, да еще и показатели, которые доводят то слева, то справа... И это хорошо, если ветврач с хорошим потенциалом не сбегает просто в город. Один мой знакомый и вовсе после окончания Витебской академии ветеринарной медицины преданно работал в сельхозпредприятии. А потом уехал в немецкую деревеньку: там жалованье ветврача 2 тысячи евро — это, естественно, в разы больше, чем знакомый зарабатывал на малой родине...

То, что уплыл ум за кордон, признавать, конечно, горько, но и против законов трудовой миграции не попрешь. Человек, понятное дело, ищет для себя теплое место. Но почему бы не быть ему там, где вырос и имел возможность кадр осесть? Однозначно ответить на этот вопрос сложно, ведь вопрос закрепления молодых специалистов – проблема комплексная. Недостаточно назначить тому же ветврачу дополнительную сумму к зарплате, увеличив ее в 2—3 раза, обеспечить служебным жильем и предоставлять отгулы. Если человек не намерен жить в деревне, его никакими пряниками не заманишь.

С моей точки зрения, нужно с большим упорством привлекать в сферу именно тех, кто и разумом, и сердцем будет вместе с селом. Но как? Такую молодежь, даже заинтересовав целевым направлением при поступлении в вуз, днем с огнем, бывает, не найти. А надо. Потому что есть прикидка, которая иллюстрирует тенденции на рынке труда.

А может быть, стоит более жестко подходить к вопросу? К примеру, в высокоразвитой Швеции не церемонятся: сначала — прогноз по специальностям, затем — оценка эффективности обучения по каждой конкретной отрасли. И если та самая эффективность неудовлетворительна, государство попросту не оплачивает программы обучения. Логично: зачем тратить деньги на специалиста, в котором не будет заинтересована экономика? Примерим схему на белорусов: если  тех же экономистов в избытке, не набрать ли нам с минимальным запасом ветврачей?

uskova@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?