Миграция — оружие гибридной войны

Представим себе следующий сценарий. В нескольких российских городах взрываются бомбы, заложенные исламскими террористами (или их называют организаторами теракта). Это вызывает волну протестных акций с антиисламскими и антииммигрантскими лозунгами, к ним присоединяются футбольные фанаты и радикальные националистические группировки. Протесты перерастают в беспорядки, начинаются преследования гастарбайтеров с Кавказа и из Средней Азии. В итоге ОМОН берет ситуацию под контроль, но из Москвы, Петербурга и других российских городов бегут тысячи работавших там мигрантов, среди которых есть джихадисты, сторонники Аль-Каиды или ИГИЛ (запрещенная в РФ организация, — прим. ред.), которые воевали в Сирии и Ираке, а потом вернулись в Россию или выехали на Украину. Волна беженцев прокатывается через украинскую территорию и доходит до границы с Польшей. При другом варианте развития событий (или одновременно с первым) происходит дестабилизация ситуации в одной из постсоветских среднеазиатских республик. Успешная или провалившаяся попытка свергнуть одного из местных диктаторов завершается кровавыми репрессиями или гражданской войной. Это становится толчком к массовому исходу в Россию, а там российские спецслужбы направляют людской поток через Украину в сторону польской границы.

© РИА Новости, Максим Блинов
 
Во втором варианте первого этапа российской атаки на Польшу и Европу с использованием «оружия Д» на Украине происходит эскалация военных действий, что заставляет сотни тысяч украинцев направиться к польской границе. Как это было с сирийцами, пробиравшимися из Турции в Европу, к ним присоединяются другие мигранты. В данном случае — жители среднеазиатских республик, обработанные российской агентурой, или террористы-джихадисты. Среди всех мигрантов, которые в 2015 году направились в Европу, сирийцы составляли всего 40%, многие называли себя «сирийскими беженцами», будучи темнокожими африканцами.

Представленный сценарий носит гипотетический характер, однако, о возможности его претворения в жизнь свидетельствует то, что его элементы уже становились реальностью, хотя при иных обстоятельствах, в ином масштабе и не в комплексе. Джихадисты уже устраивали в России теракты, на фоне распространения исламского экстремизма в этой стране это явление будет лишь усиливаться. Протестные акции против мигрантов уже перерастали в беспорядки и оборачивались убийствами гастарбайтеров с Кавказа или из Средней Азии. Так было, например, в 2010 году на Манежной площади в Москве.
 
К использованию волны мигрантов для дестабилизации Европы и давления на нее ради достижения своих политических целей обратилась, в свою очередь, в 2015 году Турция. Если турецкие спецслужбы смогли перебросить мигрантов на побережье Эгейского моря и помочь им найти лодки для переправки в Европу, российские тоже сумеют стимулировать такой людской поток. Одновременно сложно ожидать, что Украина преодолеет коррупцию и сможет настолько жестко контролировать границу, чтобы пресечь ее незаконное пересечение и торговлю украинскими паспортами. Впрочем, граждане Российской Федерации и таких постсоветских республик, как Узбекистан или Таджикистан, могут въезжать на Украину без виз.
 
Стимулирование наплыва беженцев или мигрантов к польской границе — лишь первая часть плана. Второй этап — это провоцирование беспорядков в Польше. Представим себе следующую ситуацию. На польско-украинской границе скапливаются несколько сотен тысяч беженцев и мигрантов, которых не пропускает польская пограничная служба. Люди начинают действовать агрессивно, как это было на границе с Венгрией, и стараются прорваться силой. Одновременно оказывается заблокированной работа польско-украинских пограничных переходов, что ведет к протестам со стороны украинцев, которые хотят на законных основаниях попасть в Польшу. В итоге у польской границы начинаются стычки между украинцами и мигрантами из Средней Азии.

Там же появляются представители националистических группировок, которые требуют закрыть границу, пуская в ход антиисламские, антииммигрантские и украинские лозунги. Одновременно там собираются те, кто призывает впустить беженцев, при этом к левым силам присоединяются организации антироссийской направленности. Их представители утверждают, что обвинения мигрантов в приверженность джихадизму — это выдумка российских спецслужб. Российские агенты могут сами подпитывать эти настроения, стремясь к тому, чтобы на границе начались беспорядки. Антироссийские лозунги будут на руку России, которая заинтересована в том, чтобы направить своих исламистов в Польшу. Конечно, она не признается в этом и будет на официальном уровне убеждать поляков не принимать джихадистов, надеясь добиться обратного эффекта.
 
Говоря об этом этапе, следует вспомнить о мини-кризисе, продолжающемся на железнодорожном вокзале в белорусском Бресте. Скопившаяся там группа из нескольких сотен чеченцев и таджиков старается попасть в Польшу. Ситуация заставила активизироваться, с одной стороны, проиммигрантские левые организации и антироссийские круги (которые отрицают, что мигранты из Чечни могут представлять опасность), а с другой — иные правые движения, которые все громче выступают против помощи любым беженцам (не только людям, в отношении которых некоторые СМИ навязали такое наименование, но и беженцам настоящим, которые соответствуют критериям этого статуса). Все это может быть проверкой перед гораздо более масштабным кризисом.
 
Третьим этапом нападения на Польшу при помощи «оружия Д» будет провоцирование (в том числе иностранными спецслужбами) столкновений между ультралевыми организациями и националистами по польскую сторону границы. В ходе этих столкновений вероятны теракты у границы с Украиной и нападения на польские объекты, расположенные на украинской территории. Могут начаться инциденты с обстрелом польской границы или попытками переправить с Украины в Польшу оружие для совершения каких-то диверсий. Главная цель этого этапа — создать хаос, который приведет к штурму границы, на который польскому руководству придется ответить силой. Это, в свою очередь, скомпрометирует Польшу и Украину в Европе, а выступления критиков и сторонников действий польских властей начнутся в том числе у нас в стране. В контексте последнего этапа такой провокации следует напомнить о том, что в марте этого года польское консульство в Луцке подверглось обстрелу из гранатомета. Расследование инцидента продолжается, нападавшие до сих пор не установлены.
 
Фактор, который может способствовать претворению обсуждаемого сценария в жизнь, — отмена виз для украинцев. Я не хочу критиковать этот шаг, а лишь обращаю внимание на возможные проблемы, которые, по всей вероятности, возникнут в конкретном контексте. Передвигаться без виз смогут лишь владельцы биометрических паспортов, но это не исключает возможности того, что российские спецслужбы используют безвизовый режим в своих целях. Речь как минимум будет идти о том, что в волну мигрантов вольются пророссийски настроенные жители Украины (например, с территорий, которые находятся под контролем сепаратистов), чтобы спровоцировать беспорядки по обе стороны границы.
 
Польским властям следует подготовиться к такому развитию событий, однако, уже сейчас видно, что все действия, направленные на ужесточение миграционной политики и усиление контроля на восточных рубежах встречают отпор. Примером может послужить критика проекта приказа Министерства внутренних дел о фильтрационных лагерях для мигрантов и беженцах в условиях возникновения кризисной ситуации. Следует отметить, что в Ираке (как на курдских, так и на правительственных территориях) проводится очень жесткая фильтрация мигрантов, которая дает отличный эффект, позволяя выявлять террористов.

Палаточный лагерь для нелегальных мигрантов в Москве
© РИА Новости, Андрей Стенин

Последний аспект, связанный с представленным сценарием, — это интересы России. Она стремится не только дестабилизировать ситуацию в Польше, а опосредованным образом и в Европе, но также обезвредить мусульманскую демографическую бомбу на своей территории. В 1989 году население РФ составляло 146,8 миллиона жителей, к 2010 году оно сократилось до 142,9 миллиона. По некоторым наиболее пессимистичным прогнозам, в 2050 году население России уменьшится до 98 миллионов человек. При этом, согласно данным официальной переписи, в 1989 году в России проживали 11,8 миллиона этнических мусульман (граждан РФ), а в 2010 году их количество достигло 14 миллионов. В 1989 году русские составляли 81,5% населения (120 млн), в 2010 — 80,9% (111 млн), в этот период количество чеченцев выросло с 899 000 человек до 1,4 миллиона, а башкир — с 1,34 миллиона до 1,67. В 1989-2010 годах увеличилась численность лишь девяти народов, шесть из которых исповедуют ислам (чеченцы, аварцы, ингуши, кумыки, лезгины, даргинцы). 9 из 12 национальных групп, средний возраст в которых составляет менее 30 лет, относятся к традиционно мусульманским. Между тем средний возраст населения РФ составляет 37,6 лет.
 
С 2009 года статистические данные демонстрируют, что число жителей России начало увеличиваться, однако, этот рост незначителен. Кроме того, остаются вопросы, не связано ли улучшение показателей с приобретением российского гражданства выходцами из среднеазиатских республик. По примерным оценкам, численный потенциал гастарбайтеров огромен: это 10-12 миллионов людей, в основном мусульман. В одном 2014 году в Россию приехало 578 500 легальных мигрантов, из них 130 900 узбеков, 59 000 казахов и 54 600 таджиков. Мигранты концентрируются в больших городах. В 2013 году в Москве их было 3,3 миллиона, в Петербурге — 2,5.
 
Эта ситуация приводит к тому, что некоторые русские уже не только не хотят держать Чечню силой в составе страны, но мечтают от нее освободиться. С другой стороны, гораздо проще было бы избавиться от мигрантов, хотя их отъезд может парализовать жизнь Москвы или Петербурга, где приезжие давно заняли большинство рабочих мест в коммунальном секторе.
 
Старение русского населения ведет к тому, что Россия (как Германия) нуждается в мигрантах. Между тем те уже начали отправляться дальше в Европу. В январе 2015 года количество иностранцев в РФ по сравнению с июлем 2014 уменьшилось на один миллион. В тот же время территорию страны начали покидать граждане таких бывших советских республик, как Узбекистан и Таджикистан. Это было связано с девальвацией рубля: работать в России стало невыгодно. Притом что на их родине работы тоже нет, этих людей будет легко склонить к маршу на Запад. В том числе через Польшу.

Витольд Репертович (Witold Repetowicz)

ИноСМИ.Ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
Следуя логике автора,получение Украиной безвиз в ЕС---это происки России,а не инициатива ЕС,что уже не поддаётся ни какой логике,амбре.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?