Машинист электропоезда БелЖД Николай Рубайло — о любимых маршрутах, пейзажах за стеклом и дороге домой, которая всегда короче

Между нами — города

Жизнь часто сравнивают с дорогой. В случае с Николаем Рубайло, который вот уже четверть века управляет электропоездами, это идеально подходящая метафора. Сегодня, накануне Дня железнодорожника, мы сделаем несколько остановок по самым памятным станциям его судьбы и узнаем о захватывающих поездках, профессиональных секретах и том, что он чаще всего видит за лобовым стеклом поезда.

Николай РУБАЙЛО: «Самый милый сердцу маршрут – это путь домой, потому что он всегда короче: назад ехать веселее, знаешь, что дома ждет вкусный ужин и родные люди».

 Станция «Юность»

Где еще мы можем встретиться с машинистом, как не в моторвагонном депо Минск? Поднимаемся в пустой поезд и присаживаемся за столик: Николай Михайлович в салоне электропоезда гость редкий, ему привычнее занимать место «у руля» — за пультом управления. Профессиональным взглядом он несколько раз окидывает машину, неловко теребит обивку сиденья, но быстро справляется с волнением и командирским тоном рассказывает, как попал на БелЖД.

— Родился я в Брянской области, там же окончил техникум железнодорожного транспорта. В 1983 году по союзному распределению попал в Минск. С теплотой вспоминаю то время: мне 19 лет, я стою в центре белорусской столицы и мечтаю о ярком профессиональном пути. Так, в принципе, и получилось, — вспоминает Николай Михайлович. — А вообще, в детстве мальчики делились на два лагеря: кто-то хотел стать летчиком, кто-то — машинистом. Я вот смотрел на проходящие поезда и воображал, что когда-нибудь сяду за пульт управления и повезу людей в дальние края. К тому же эта профессия всегда считалась престижной.

Первые шесть лет еще юный Николай Рубайло работал помощником машиниста электропоезда: проводил технический осмотр, общался с пассажирами, наблюдал за каждым шагом своего наставника и жадно перенимал его опыт.

— Я прочитал столько правил, что четыре тома «Войны и мира» рядом не стояли, — шутит мужчина. — Думаю, как раз знания, дисциплина и рвение превзойти всех помогли мне на пути в профессию. Хорошо помню свою первую самостоятельную поездку, она как сейчас перед глазами: это был старый рижский поезд ЭР9, маршрут Минск — Орша. Управляя поездом, ощущал огромную ответственность. Наверное, только тогда впервые понял: за моей спиной никого нет, я решаю все, от меня зависят движение поезда и жизнь пассажиров. А рядом еще находился помощник, которым я должен был руководить…

Та поездка у молодого машиниста удалась: вечером он вернулся домой и отметил успешное завершение дня. Правда, шампанское было безалкогольным — на следующий день он снова отправился в рейс.

Станция «Мечта»

Плечо обслуживания у Николая Михайловича большое, он ездит по пяти маршрутам — в Брест, Гомель, Светлогорск, Оршу и Вильнюс.

— У нас график расписан на месяц вперед, я выполняю примерно 15—17 рейсов. Накануне поездки хорошенько высыпаюсь, прошу близких меня не беспокоить. Приезжаю в депо, прохожу медкомиссию и инструктаж, а потом иду на приемку поезда: проверяю его техническое состояние, кабину, салон, наличие огнетушителей и аптечек, произвожу полное опробование тормозов. Потом сажусь за пульт управления, выезжаю на станцию Минск-Пассажирский и двигаюсь дальше по маршруту. Вернувшись из рейса, сдаю поезд назад в депо или следующей бригаде, прощаюсь со всеми и отправляюсь домой, — уверенно чеканит свое расписание машинист.

Плечо обслуживания у машиниста большое, он ездит по пяти маршрутам — в Брест, Гомель, Светлогорск, Оршу и Вильнюс.

Вообще, Николай Михайлович за свою карьеру выполнил тысячи рейсов, но один из них остался в его памяти навсегда.

— Самый волнительный день в моей жизни случился в феврале 2011 года. Я стал первым в стране машинистом, который сел за пульт современного электропоезда компании Stadler — пригнал его из Барановичей в моторвагонное депо Минск на тестовую эксплуатацию. Коллеги встречали с цветами и шариками: ходили по салону, все трогали, фотографировали. Теперь этих поездов много, никого уже не удивишь, а девять лет назад такое пополнение в парке считалось праздником. Это необычная техника, умная и комфортная в управлении. А вот самыми сложными могу назвать дни, когда на пути выскакивают дикие звери: выброс адреналина бешеный. Вот недавно ехал из Светлогорска и встретился с лосем — к счастью, заметил его еще за 500 метров и применил экстренное торможение. Потом по камерам посмотрел: зверь красивый, здоровый такой — хорошо, что успел убежать. А еще однажды через каждые 100 метров одновременно дорогу перебегали заяц, лиса и косуля: они друг друга не заметили, а мне-то из кабины все видно — очень завораживающее зрелище!

Любимый маршрут Николая Михайловича — южный, нравится ему брестское направление. На отдельных участках скорость составляет до 160 километров.

— Да и участки более прямые, не так много кривых. А в плане видов вся страна у нас красивая, куда ни глянь — густые леса, пышные луга и полноводные реки. Больше всего нравится ездить в мае, когда не так жарко, но уже все вокруг зелено. Еще люблю рейс Минск — Вильнюс, очень занимательно наблюдать за различиями в работе наших машинистов и менталитетом людей. Я, кстати, как и все пассажиры, прохожу таможенный контроль, просто раньше остальных. Но все-таки самый милый сердцу маршрут — это путь домой, потому что он всегда короче: назад ехать веселее, знаешь, что дома ждут вкусный ужин и родные люди.

Станция «Призвание»

Машинист украдкой признается: он немного завидует пилотам, которым после каждого приземления аплодирует весь борт.

— Я с пассажирами общаюсь по микрофону, если нужно что-то сообщить, а так в салон не выхожу — хотя было бы забавно сделать в конце реверанс, поклониться, — смеется Николай Михайлович. — Поезд — самый безопасный транспорт. Да, бывают за границей случаи, когда машины сходят с рельсов, но в истории современной Беларуси таких масштабных трагедий, слава богу, не происходило. Мне кажется, в других странах многое случается из-за халатности: машинисты превышают скорость в два раза и не вписываются в кривую. У нас с этим строго: высокая дисциплина и ответственность машинистов, да и сама система безопасности не даст тебе сделать ошибку. Если едешь быстрее хотя бы на один километр — компьютер выносит предупреждение, на 3 километра — включается автоматическое торможение. А еще у нас встроена система контроля бодрствования машиниста, для этого мы носим браслет с датчиками, который синхронизирован с поездом. Если программа чувствует, что машинист засыпает, компьютер подает сигнал: в течение 7 секунд ты должен нажать на красную кнопку, иначе поезд затормозит. Так что за безопасность можно не беспокоиться — она у нас на высшем уровне.


Николай Михайлович уверен: на железной дороге работают железные люди, ведь этот труд требует выдержки и дисциплины.

— Это не просто профессия, а стиль жизни. У нас, например, нет праздников — первое время семье было сложно понять, что папа не будет отмечать Новый год за общим столом. А я на такие нюансы даже внимания не обращаю — торжество можно перенести на другой день, — шутит машинист. — Мои коллеги — вторая семья, у нас много добрых традиций. Например, во время праздника в кругу близких третий тост безоговорочно поднимаем за локомотивную службу — это после любви и дружбы. Как раз его я и произнесу уже завтра, в наш профессиональный праздник. А коллегам пожелаю бархатного пути и всегда зеленого светофора!

glushko@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей ВЯЗМИТИНОВ