Минск
+16 oC
USD: 2.03
EUR: 2.28
Источник: Знамя юности
Знамя юности

В жодинской школе ученикам, кроме общего среднего, дают дополнительное музыкальное образование

Мелодия для школьного оркестра

Музыкант без инструмента – как рыба без воды. Даже дети с большей охотой разучивают ноты, когда есть на чем их сыграть не только в школе, но и дома. Раньше вопрос решался проще – родители покупали белорусские пианино, гитару или цимбалы. Закрыли производство – встала дилемма. Брать с рук бэушные не каждый хочет, заказывать у частников или за границей – не всем по карману. Все, кто тяготился подобными вопросами, с радостью восприняли новость прошедшей недели: Президент поставил задачу возобновить производство музыкальных инструментов. Какими должны быть фортепиано для школьника и скрипка для солистки оркестра, сколько стоят авторские цимбалы и как самому слепить из глины «певчую» свистульку, читайте в сегодняшней теме номера. 


Несколько десятилетий за жодинской школой № 5 был закреплен статус учреждения с музыкально-хоровым уклоном. В 2011 году профильное обучение отменили, но отказаться от многолетней традиции подготовки юных музыкантов здесь не смогли.

Сольфеджио для учителя

Когда-то вместе с аттестатом выпускники этой школы получали свидетельство о начальном музыкальном образовании. Когда убрали профильное образование, с музыкально-хоровым уклоном пришлось распрощаться. Правда, спустя год в расписании учеников снова появились сольфеджио, хор и специальность, только на этот раз на факультативной основе. Вернуть музыкальные предметы – инициатива администрации школы.

– Развитие творческих способностей – наша главная задача, – утверждает директор Владимир Коваленко. – Учеников факультативных занятий музыкальной направленности учат не только игре на инструменте – для этого достаточно записаться в кружок при Доме культуры. Мы даем полноценное начальное музыкальное образование.

Владимир  Коваленко

Владимир Федорович уверен, что будущие таланты нужно выявлять еще в детском саду и начальных классах. Поэтому школа активно сотрудничает с детскими садами. В первом классе, в зависимости от музыкального слуха и физических данных, ребят делят на группы по инструментам: фортепиано, скрипка, баян, цимбалы, духовые и ударные. Программа обучения заканчивается в девятом классе, но некоторые ученики продолжают оттачивать мастерство до 11-го.

Из тысячи учащихся школы на музыкальные факультативы записана треть. Многие выпускники поступают в творческие университеты, связывают жизнь с музыкой. Директор надеется, что ребята, которые выбирают другой путь, никогда не пожалеют о времени, потраченном на изучение музыкальной литературы и сольфеджио:

– Решил, к примеру, наш бывший ученик стать учителем. Его в любой школе будут рады видеть, ведь он отлично владеет инструментом и сможет организовать музыкальное сопровождение любого праздника.

Вместо Крида – Бах и Бетховен

Визитная карточка школы – образцовый духовой оркестр. В Минской области таких всего три: в Борисове, Молодечно и Жодино. В следующем году коллектив отметит 20-летний юбилей. За это время оркестр неоднократно становился лауреатом многих конкурсов и фестивалей. За первенство приходится соперничать со специализированными колледжами и музыкальными школами.

В оркестре 35 музыкантов. Восьмиклассника Никиту Молчанова можно смело назвать мультиинструменталистом. Он играет на гитаре, синтезаторе, баяне, а в оркестре музицирует на баритоне. Никите по душе классическая музыка, в плей-листе у него нет Егора Крида или Макса Коржа. Современным поп- и рэп-исполнителям он предпочитает Баха и Бетховена. Среди всех предметов, которые преподают на факультативе, исполнитель выделяет музыкальную литературу:

– Нас знакомят с творчеством композиторов и их произведениями. Большое количество фамилий и дат меня не пугает: когда мне что-то нравится, то запоминается на раз-два.

Ученик 9-го класса Эдуард Куп­рейчик не разделяет любви к теории своего коллеги, ему ближе практика:

– С третьего класса играю на саксофоне. И с нетерпением жду занятий по специальности, чтобы узнать что-то новое. Инструмент выбрал сам. Хочу освоить еще фортепиано и гитару.

Флейта-пикколо – любимый инструмент Полины Мазынской

Полина Мазынская, Полина Тристенецкая и София Селедцова – единственные девушки в оркестре. Ученицы убеждены, что благодаря занятиям музыкой они стали более внимательными на школьных занятиях и успеваемость улучшилась. Полина Мазынская учится во вторую смену, на факультативы ходит до основных уроков:

– Вижу в этом только плюсы. От музыки заряжаюсь позитивом и с хорошим настроением иду на учебу.

Жемчужина коллекции

Руководитель оркестра Владимир Мельников в школе с момента создания коллектива. Преподает игру на трубе и тромбоне, а в начале обучал всем духовым инструментам:

– Флейта, кларнет, тенор, баритон… Постепенно приходили молодые специалисты, возвращались преподавать бывшие ученики. В этом году вернулся Николай Пискарев – отменный тромбонист. 12 лет гастролировал с Президентским оркестром, выступал на одной сцене со Scorpions, Стингом, Хворос­товским. Устал от суеты и городов-миллионников и вернулся на малую родину.

Владимир Мельников (в центре) руководит оркестром с момента его создания

Особая гордость Владимира Петровича – инструменты, на которых играют ученики:

– В 2007 году нас позвали на открытие школы в деревне Озерцо, а в 2010-м – в Боровлянах, где присутствовал Президент Александр Лукашенко. Он лично распорядился, чтобы для нашего оркестра закупили необходимые инструменты.

В распоряжении жодинских юных музыкантов – немецкие и китайские трубы, японские тромбоны. Жемчужина коллекции – флейта-пикколо.

– Инструмент маленький, а звук о-го-го! – извлекает из футляра диковинку Владимир Мельников. – В Минской области это единственная «пикколка» среди детских коллективов.

Владимир Петрович успел поиграть на многих инструментах. Музыкант убежден, что давно пора возобновить производство бело­русских:

– Если бы в нашей стране развернули выпуск собственных, мы покупали бы только их. Зачем нам импортные, если у нас есть специалисты, которые могут сделать не хуже по качеству и в разы дешевле?! Заграничные производители не дают никаких гарантий, а во времена Советского Союза у инструментов срок годности был десять лет и делали их на века.

В подтверждение своих слов Владимир Мельников указывает на две борисовские «пианинки»:

– Одной четыре десятка, другой – за 50 лет. Через них прошли тысячи учеников, а играют до сих пор. Только настраивать их – большая проблема. У мастеров, которых можно сосчитать по пальцам, плотный график. Корректировать звучание нужно раз в три месяца, уже колки не держат. О покупке нового ин­струмента и речи быть не может: импортный кабинетный рояль стоит больше 120 000 долларов в эквиваленте. Почему бы не возродить «пианинку» – она нужна, как воздух.

lavrinovich@sb.by,
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Загрузка...
Новости и статьи