Народная газета

Мать без отрыва от гребли

В женской сборной по гребле на байдарках и каноэ она слывет главной “многостаночницей”: закрывать столько номеров программы, сколько Марина Литвинчук, не способен больше никто. Причем даже когда между финалами едва успевает из одной лодки запрыгнуть в другую, ролью статиста она не ограничивается. Неудивительно, что начиная с 2010 года только на мировых регатах Марина завоевала 11 наград, на европейских — 16, в том числе соответственно три и семь из металла высшей пробы. К ним следует добавить еще два золота с Европейских игр в Баку.

Фото БЕЛТА

Знает спортсменка и вкус олимпийских успехов. На Играх в Рио, куда команда отправилась без своего наставника Геннадия Галицкого, вместе с подругами по экипажу четверки Марина завоевала свою вторую пятиколечную бронзу. Была близка к ней и в одиночке, но безжалостный фотофиниш оказался не на ее стороне. А вскоре после этого спортсменка объявила о желании... пропустить следующий сезон. Не потому, что устала от гребли, а в надежде осуществить главную женскую мечту — стать мамой. 14 января она подарила любимому мужу — олимпийскому и мировому чемпиону Артуру Литвинчуку — сына. И почти сразу вернулась к тренировкам. В настоящий момент она вместе с крохой уже находится на сборе в Португалии, где и застал Марину наш звонок. И начали мы разговор с вопроса о том, легко ли она решилась на столь ранний дальний вояж.

— А почему нет? Погода здесь почти летняя. И мы всей семьей приехали. Когда я ухожу на тренировки, сынуля остается с папой.

— Артур осмелился пойти в декретный отпуск?

— Да, за что я очень ему благодарна. Он во всем мне помогает, отлично справляясь со всеми заботами. Когда я на тренировке, он и кормит Эльдарчика, и памперсы меняет, и моет, купает. И по ночам встает. В общем, он у нас настоящий Большой нянь.


— С чего и когда началось ваше возвращение?

— Дома приседать с сыночком я начала почти сразу. Он появился на свет крупненьким — 3900 г. И это такое счастье, какое ни с одной медалью не сравнить. Первые тренировки в зале провела через полтора месяца после родов. И они, не скрою, немного напугали, когда лишь один раз смогла подтянуться, при том, что до беременности имела рекорд 35 раз. Оказалось, на воде технику гребли не растеряла, а вот сила ушла. Я стараюсь не переживать из-за этого: мышечная память есть, надеюсь, все восстановится. Конечно, хотелось бы поскорее обрести прежние кондиции, но понимаю, и спешить сильно нельзя. Главное, что с каждым днем потихоньку прибавляю, и это радует.

— А на воде на какие объемы уже вышли?

— В Вила-Нова-де-Милфонтеш, где проводили первую половину сбора, и по 18—20 км каталась, а сейчас переехали в Мина-ди-Сан-Домингуш, где тренируемся на озере. Здесь пока делаю 10—15 км на воде, но прежде провожу хорошую тренировку в зале. Начинаю с равномерной технической гребли, затем пару отрезков ускоряюсь, работаю на технику, на максимальную силу гребка, на паузе. То есть не просто так катаюсь.

— Вы, вроде, и большую часть беременности тренировались?

— Да, мы с сыночком почти семь с половиной месяцев вместе это делали. Конечно, это были совсем другие нагрузки. В основном я в зале делала специальные упражнения для беременных, на растягивание, немного на тренажерах работала и с гантелями, со штангой, но, конечно, с небольшими весами. И на воде, если погода благоприятствовала, покатушки устраивали.

— Как к этому относился Артур?

— Он, конечно, просил быть аккуратной: все-таки это первая беременность, и мы не знали, как организм отреагирует. Сейчас уже думаешь, что можно было где-то и побольше, и поактивнее потренироваться, а тогда инстинкт самосохранения срабатывал: мол, ты уже не одна, а ангелочка своего носишь. Поэтому и Артур переживал за нас. Но он видел, что я не на всю силу “шарашу”, а в удовольствие поддерживаю форму, отталкиваясь от самочувствия.

— Муж, кстати, при родах не присутствовал?

Фото из соцсетей Марины Литвинчук.
— Нет. Я интересовалась, есть ли у него такое желание, но не настаивала. В глубине души мне самой не очень этого хотелось. Все-таки роды — слишком сокровенный процесс. Я вечером родила, а назавтра он с мамой уже весь день рядом был.

— Рожали в Мозыре?

— Нет, в Минске, во втором роддоме.

— Имя для своего сокровища вы выбрали довольно редкое...

— Просто я прочитала, что Эльдар переводится как “дар Бога”. Предложила Артуру, он сразу был не против, потом засомневался, но в итоге дал добро. Сейчас, когда смотрим на малыша, кажется, что это действительно его имя, настолько оно подходит. Или просто привыкли за три месяца? Ведь мы уже большие ребята, можно сказать, самостоятельные.

— С легким сердцем уходите на тренировку?

— Расставаться, конечно, даже на пару часов всегда нелегко. Хочется, чтобы он все время был рядом. Они с папой обычно провожают меня до пирса и затем гуляют по набережной. На первых тренировках на воде здесь, в Португалии, я вообще ни о чем другом думать не могла, только о сыне, хотелось поскорее вернуться на берег и увидеть его. Казалось, эти десять километров, если не вечность, так половину ее точно тянулись. Хотя секундомер показывал, что для первых тренировок довольно быстро гребла. После чего как на крыльях летела к своему ангелочку, который очень сильно меня вдохновляет на новые достижения. Сейчас уже легче переношу отлучки.

— Подругам по команде, уже активно на дистанциях работающим, не завидуете?

— Абсолютно! Я счастлива, что у меня теперь есть сыночек. И уверена, что скоро верну былые кондиции и буду вместе с ними работать. Поэтому только рада, что у них все хорошо. Мы ведь одна команда.

— Пока вы готовились к материнству, Ольга Худенко добилась исторической победы на чемпионате мира в олимпийской одиночке. С каким чувством смотрели тот финал?

— После предварительного заезда стало понятно, что Оля поборется за медаль. И она молодец, что дотерпела до конца. Я, а вернее — мы (ведь уже была с животиком), смотрели гонку, болели. Сразу после победы написала Оле поздравление. И Геннадию Николаевичу, заслуга которого в успехе не меньшая. И за их с Надеждой Лепешко двойку очень переживала, девчонки тоже были близки к пьедесталу, жаль, немножко не получилось. Они подарили нам массу положительных эмоций.

— А вы в какие лодки собираетесь вернуться?

— Главное — для начала набрать сильный одиночный фон, чтобы сесть в четверку и показать даже лучший результат, чем прежде имели. Так что начну с одиночки. А там — как Геннадий Николаевич решит, в какой экипаж посадить. Вообще, если прыгать сейчас из одной лодки в другую, можно легко загнать себя в яму, из которой нелегко выбираться. Поэтому пока просто работаю. Впереди — Европейские игры, а там и Олимпийские в Токио. И к тем и к другим постараемся подойти с головой, чтобы взять медали.

— По соревнованиям соскучились?

— Зимой, не скрою, с особым интересом следила за выступлением молодых мам в разных видах: Даши Домрачевой и Анастасии Кузьминой в биатлоне, Аллы Цупер в лыжной акробатике, наблюдала за их эмоциями, надеясь в недалеком будущем сравнить их со своими. Любопытно: у меня будут такие же ощущения или не совсем.

— А где планируете вернуться к гонкам?

— Скорее всего — на чемпионате Беларуси в июле. На майский Кубок страны мне рано заявляться, еще слишком сырая, чтобы показывать секунды, которые могли бы удовлетворить. Так что нужно немножко потерпеть.

— И чемпионат Европы в июне однозначно пропустите?

— Скорее всего, да. Хотя у нас есть еще полтора месяца. Целых полтора месяца, как говорит Николаич. Если вдруг наберу хорошую форму, может, и в Сербии выступлю.

— А уж к августовской мировой регате точно рассчитываете вернуться в команду?

— Считаю, мы не должны, а обязаны это сделать, ведь не зря являемся профессионалами. Времени на возвращение кондиций еще достаточно. Тренер верит в нас. И мы разделяем его оптимизм.

Елена СИДОРОВА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Загрузка...
Новости