Беларусь Сегодня

Минск
+16 oC
USD: 2.08
EUR: 2.31

Дочь олимпийского чемпиона по стрельбе Мария Мартынова: «У нас дома запрещено говорить о спорте»

Мария Мартынова. Папина дочка

Фамилия Мартынов хорошо знакома всем поклонникам пулевой стрельбы. Сергей Анатольевич — золотой призер Олимпийских игр в Лондоне. Сейчас он — старший тренер национальной сборной по стрельбе из винтовки. В списке спортсменов, которые будут представлять нашу страну на II Европейских играх, значится его дочь Мария. Мы поинтересовались у спортсменки, не давят ли на нее победы отца и удается ли за семейным ужином избегать разговоров о тире? 


— Мария, помните, когда отец впервые привел вас в тир? 

— Еще школьницей участвовала в соревнованиях по стрельбе, но речи о профессиональном спорте до 15 лет не заводила. С первого класса родители отдали меня в бассейн, где я доплавала до мастера спорта. Когда получила это звание, вдруг поняла, что у меня нет ни сил, ни желания отдаваться тренировкам на все сто процентов. Полгода пыталась занять свободное время факультативами и курсами, развивайками, но не вышло: организм, привыкший к ежедневным нагрузкам, требовал вернуть его в спорт. В один прекрасный день попросила папу отвести меня в профессиональный тир. Мы отправились в СДЮШОР по стрелковому спорту. 

— Как папа отнесся к тому, что вы решили пойти по его стопам? Может, немного подталкивал к этому? 

— Нет. Я плавала, он стрелял. Мы жили в параллельных реальностях, которые в определенный момент пересеклись. Отец никогда на меня не давил. Если и советовал, то мягко. Когда мы в первый раз пришли в тир, порекомендовал присмотреться не к винтовке, а к пистолету, потому что он легче и стрельба из него не требует специальной экипировки. В тот момент мне показалось, что будет сложно подолгу держать оружие на вытянутой руке, поэтому все же выбрала винтовку. Правда, не учла, что придется возить с собой на соревнования специальный костюм, который поддерживает мышечный корсет и помогает разгрузить позвоночник, а также перчатки, особые ботинки с плоской подошвой, ремень. А еще — валик для стрельбы с колена, подставку для винтовки, тюнер, который гасит напряжение в стволе, а также другие дополнительные детали… Вес снаряжения около 40 килограммов. 

— Вам, опытной пловчихе, наверное, сложно было перестроиться с динамичного вида спорта на статичный? 

— Да. В плавании, например, можно запросто отключить голову и слушать указания тренера: плыви километр, плыви 500 метров, греби быстрее или медленнее. В тире так не получается. Думать нужно постоянно. В отличие от других видов спорта, где соперники борются друг с другом, в пулевой стрельбе спорт­смен состязается сам с собой — со своим нервным напряжением. Чтобы победить, мало освоить технику выстрела, нужно овладеть и эмоциями. Нелишней будет и удача, ведь часто от триумфа отделяет буквально миллиметр: если ты попадешь пять раз в 9,9, а не в 10, то потеряешь пять баллов. Наверное, поэтому на II Европейские игры я не делаю громких прогнозов, которые на огневом рубеже будут висеть надо мной дамокловым мечом. Хотя надеюсь все же показать результат, ведь мне по жизни везет. Так, за все четыре года, которые проучилась на юрфаке БГУ, лишь раз вытянула неудачный билет. Кстати, можете меня поздравить: буквально на днях сдала госы, а теперь заканчиваю работу над дипломом. Учебу в вузе совмещаю с тренировками и соревнованиями, порой это нелегко. Преподаватели поблажек не делают, каждое пропущенное занятие приходится добросовестно отрабатывать, иногда даже в ущерб тренировкам. 

— Вспомните свои первые крупные соревнования. 

— Это был чемпионат Европы по стрельбе из пневматического оружия в Венгрии в 2016 году. Можно сказать, попала на него случайно: до этого несколько лет тренировалась, но оставалась примерно на одном, достаточно невысоком уровне, а потом резко выросла. Сама от себя такого не ожидала. Перед стартом волновалась так, что руки ходуном ходили, но, когда вышла на рубеж, справилась с мандражом. 

— Сколько времени вы проводите в тире? 

— Часов по пять, чаще всего бывает по две тренировки в день. Чтобы не тратить время на дорогу в Каменную Горку (полтора часа на общественном транспорте), обедаю здесь же, в Уручье, гуляю, а потом продолжаю работать. Домой добираюсь только к вечеру.

— Удается отдохнуть от мыслей о спорте? 

— Да, конечно. У нас дома есть правило: о винтовках ни слова. Папа может его нарушить, только если я упорно не слушаю его советов, например, месяц допускаю одну и ту же ошибку. Тогда он тактично подскажет, что и как следует делать. Помимо тира, у меня есть другая, не менее интересная жизнь.

— Приоткроете завесу тайны? 

— Ничего интригующего. Походы в кино, встречи с подружками, с молодым человеком. Кстати, он тоже стрелок и прекрасно знает, что лучше не говорить со мной о пулях, мишенях, винтовках, гуляя под звездным небом. 

— Признайтесь, груз папиных побед давит? Хотя бы чуть‑чуть боитесь не дотянуть до его уровня?

— Нет, ведь я прекрасно понимаю, что каждый талантлив в своей мере. То, что мы родственники, еще не значит, что я должна завоевать олимпийское золото. Делаю все возможное для побед, но гарантировать результата не могу. Мне повезло тренироваться у отца, ведь у него огромный опыт. Он наблюдает за соперниками, анализирует информацию и только потом дает нам рекомендации. Причем делает это мягко, без ультиматумов. 

odubrovsk@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Владимир ШЛАПАК
5
Загрузка...
Новости и статьи