Магия белорусского Поозерья

Где можно увидеть работающий комбайн «Нива», могилы незадачливых французских вояк, будущее воплощение Библии в декоре и памятник Папе Римскому Бенедикту XVI?

 (Окончание. Начало в номере «БН» за 17 сентября с.г.)

 ...ДЕРЕВНЯ Груздово, в которую попадаем по настоящей белорусской деревенской дороге, наглотавшись изрядно пыли, встречает симпатичным аистиным гнездом. Этих гордых, грациозных птах на просторах белорусского Поозерья ничуть не меньше, чем на белорусском Полесье. А, может, и больше. Груздовские красавцы гнездятся в районе сельмага и местной Свято-Предтеченской церкви, появившейся в селе на границе XIX—XX веков. В принципе, все тот же бутовый камень, ничего выбивающегося из общей традиции здешнего культового зодчества. Разве что привлекает взор сочлененный, как бы двойной, холм рядом с храмом. На нем растет пахучий чабрец, и вид с возвышенности открывается неплохой… Но нас больше интересует, где, если верить путеводителям, в Груздово можно найти захоронения французских воинов, относящиеся к событиям Отечественной войны 1812 года?

Колесим по Груздово, выезжаем даже за село… Хорошо, что встреченная на деревенской улице бабуля просвещает:

— Так недавно эти самые могилы приезжие ученые люди «шукалі-шукалі», не нашли… Возле церкви копались — на «пагурку»…

Вот, оказывается, что скрывается в сдвоенной насыпи? Что ж, по внешнему виду это возвышение вполне может сойти за могилу наполеоновских вояк, однако… Ясно одно: для строительства церкви холм такой насыпать никак не могли. Научные поиски есть смысл продолжать? Авось и найдется хотя бы «след» от захоронения французов? Ведь одна только церковь Груздово — не совсем убедительная «приманка» для туристов. Нужна еще какая-то «фишка»!

…Пока раздумываем над перспективами привлечения сюда гостей, бродя вокруг не то захоронения, не то просто сдвоенного возвышения, на сельской улице показывается небольшое стадо. О, коровы! Сейчас немного шансов встретить хотя бы такое «невеличкое» рогатое поголовье даже в относительно крупном селе вроде Груздова. Куда больше и чаще видели мы, путешествуя на просторах Поозерья, мелкий рогатый скот, то бишь коз, реже — овец. Недалек час, когда корова станет настоящим «раритетом»? Чем не «фишка» для заманивания туристов? Впрочем, здесь больше грустной иронии, нежели реальных перспектив… 

...Село Лучай. Костел святого Тадеуша XVIII века. Тот случай, когда не хочется долго описывать, называть стиль постройки, какие-то особенности архитектурного декора… Просто — красота, воплощенная на века, ни больше ни меньше! Возле входа в храм — единственный в Беларуси памятник Бенедикту XVI, нынешнему главе Римско-католической церкви. Попадаем внутрь костела без труда — завидев наш интерес, тут же появилась женщина, которая любезно пригласила под своды храма. Взгляд останавливается на своеобразном «антиалкогольном» уголке. Видно, оборудован он для того, чтоб «зеленому змию» труднее было в свои сети деревенский люд завлекать. И не только…

«Святая Ганна — апякунка сем’яў, барані нашы сем’і ад пагрозаў злога духа: п’янства, абортаў, разводаў і бязвер’я”, — такой плакат заставляет призадуматься не только верующего человека, но и “махрового” атеиста. А судя по развернувшейся на прикостельной территории стройке, в которой призывают регулярно участвовать прихожан из окрестных деревень, скоро здешний костел станет не хуже Мосарского. Ксендз Николай Липский, настоятель лучайской культовой жемчужины, пошел не совсем традиционным путем: он задумал всю территорию вокруг костела превратить в… “ожившую” Библию! От храма будут радиально расходиться 12 дорожек — по числу главных апостолов Христа, и на каждой на постаменте установят фигуру того или иного апостола. При въезде в храм уже обустроена стоянка, рядом с которой расположен газон с живой изгородью в форме креста. Слева от входа в костел создана интересная композиция — искусственный водоем в форме рыбки (одного из символов Христа) с водными растениями — нимфеями (нимфея, или в просторечье — лилия, — символ чистоты и непорочности) и статуей Девы Марии в каменной нише. В общей стилистике оформления будет задействована и старинная каменная изгородь XVIII века — в ее нишах разместятся 65 фрагментов из Евангелия в виде барельефных икон.

Хотите увековечить себя? Нет ничего проще! По задумке ксендза Николая, любой желающий сможет стать участником создания следующих фрагментов из Евангелия, сделав пожертвование на очередную барельефную икону. Она с именем жертвователя будет установлена около уникального, одного из самых красивых храмов Беларуси — в Лучае! Вообще, планы у настоятеля местного храма выходят далеко за пределы сугубо пастырского служения. Николай Липский подумывает о развитии в Лучае агро- и экотуризма, чему, уверен, поспособствует удивительная красота трех озер. Ксендз мечтает, чтобы появились пристань, яхт-клуб на озере Лучай…

…А уже действующий агротуркомплекс — «Соловьиная роща» — в считанных километрах от Лучая, возле оживленной трассы республиканского значения. Детище прославленного агрария, многолетнего главы местного хозяйства Олега Володько, впрочем, сейчас основательно «скукожилось» в размахе. Если прежде тут паслись целые «стада» хрюшек, а счет экзотических «пташек» — страусов — шел на десятки, то сейчас свинок вовсе не видать, а страусов — всего-то два. В магазинчике туркомплекса можно купить только один вид оригинального местного сыра — пока в хозяйстве не запустили какую-то нужную производственную установку, чтобы предложить туристам сырный ассортимент побогаче. Хорошо, что хоть сало приобрести — не проблема...

…Потихоньку движемся к… Парижу. Да-да, на Поставщине есть село с таким недеревенским названием. Правда, чтобы попасть туда, приходится еще ой как много поглотать пылищи на сложных сельских дорогах! На полпути останавливаемся в Ласице — небольшой деревне на границе Поставского и Глубокского районов. И здесь типичная для Поозерья церквушка из бутового камня, но почему-то без названия. На табличке только время постройки — начало прошлого века. И опять — замок на храме… Словом, ни малейшего шанса у туриста повысить свой образовательный уровень! Может, в Париже повезет больше? Но туда еще нужно попасть — те самые километры пыльной проселочной дороги не внушают оптимизма. Пожалуй, правы были туристы, явно из Европы, которых мы повстречали на улицах белорусского Парижа. Путешествие на велосипеде куда предпочтительнее: пылит меньше!

«Эйфелева» башня, которая появилась в белорусском Париже не так давно, — воплощенная идея мосарского ксендза Йозаса Булько (светлая ему память, удивительный был человек, ушел в мир иной — сразу земля поозерская опустела…). С оригиналом в столице Франции башня в нашем Париже имеет, на наш взгляд, мало сходства. Но для увеселения туристов оснащена даже смотровой площадкой. Ну а кто ж удержится, чтобы не сфотографировать уникальную — по словосочетаемости — вывеску: «Парижский сельский Дом культуры»! Европейцы скоренько побросали свои велики и давай «щелкать» памятные кадры! Не зря, выходит, в 2006-м году местный люд «отвоевал» оригинальное название села, по легенде — подаренное самим Наполеоном Бонапартом. Император-завоеватель, гласит предание, самолично восхищался красотой местных пейзажей-ландшафтов. Интересно, а какие эмоции вызвали бы у него «виды» старой фермы и зерносушилки «весьма преклонного возраста» в окрестностях белорусского Парижа?

…Мимо этих невзрачных производственных объектов нужно проехать, чтобы попасть в соседнюю с Парижем деревеньку — Осиногородок. Туда же рулили наши путешественники-велосипедисты. И не просто так! Тут, у церкви, на высоком холме, между прочим, городище раннего железного века, как будто встретились сразу несколько времен-эпох. Пару слов — о самом Свято-Покровском храме. Он «сопровождается» интересной каплицей. Ну а холм, на котором стоят культовые сооружения, вполне четко напоминает уже виденное нами груздовское возвышение. Да, тут ошибиться невозможно — события 1812 года оставили свой след. Вот и кресты на могилах французских солдат. А чуть поодаль — монумент с надписью «Вечная память русским воинам, погибшим в Отечественной войне 1812 года». И, что самое неожиданное, другой памятник, но уже посвященный событиям Северной войны начала XVIII века. Точнее — 1706 года… С холма, где приютились все эти достопримечательности, открывается действительно потрясающей красоты вид. Типичная поозерская картинка: живописные холмы с кустами-островками будто бы подпирают небо… Для ведения аграрного дела, скажет вам любой земледелец, — очень сложные угодья. А для развития агро-, эко-, военного туризма — самое то!

…И, наконец, Мосар уже в соседнем, Глубокском, районе — рукотворный памятник незабвенному католическому священнику Йозасу Булько. Но в его бытность тут хозяином никто и не думал взимать плату, реализовывать входные билеты на территорию костела и дендропарка. Теперь — иной коленкор. Симпатичная девушка в будочке на входе мотивирует необходимость билетной перемены просто: «Чтобы наработанное сохранялось, а не растащено было потихоньку некоторыми несознательными личностями». Что ж, хочется верить — «спадчына» останется такой же легкой, воздушной, полной очарования, какой ее задумал и воплотил легендарный ксендз Булько…

Инна ГАРМЕЛЬ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости