Кто подставил свинью

О ценах у нас всегда любили поговорить. То на картошку, то на сигареты. Сейчас обсуждают — почем и где мясо? Попробуем разобраться...

Полный фарш

Самое простое объяснение случившемуся, которое дают специалисты, — последствия африканской чумы свиней (АЧС), прокатившейся в прошлом году. Животные подверглись массовому забою на некоторых свинофермах, а также на личных подворьях граждан, которые находились в опасной близости от очагов заражения. Зараза отступила, распространиться ей не дали, но свиное поголовье поредело основательно. Недавно в Совмине даже озвучили объемы потерь: в СПК поголовье сократилось на 20 процентов, в личных хозяйствах граждан — на 50.

Урон серьезный. Во время рабочей поездки по Минской области Президент поставил перед Минсельхозпродом задачу: наполнить все свинокомплексы еще до новогодних праздников. В ведомстве считают, что с этим поручением справиться им по силам. «К концу этого года — началу следующего нам необходимо выйти на прошлогодний уровень поголовья свиней», — объявил стратегическую задачу заместитель министра сельского хозяйства Василий Седин. Но стоит знать — заполнять «вакантные» места в свинокомлексах начнут только после 1 июля. К этой дате истекает карантин по АЧС.

У читателя может возникнуть справедливый вопрос: чума пришла к нам в прошлом году, и то, что рано или поздно на внутреннем рынке возникнет дефицит мяса, предсказать было совсем несложно. Почему не «подсуетились» вовремя и не заполнили склады предприятий тушами?

Проблема в том, что импорт мяса из-за распространения заболевания в некоторых странах Евросоюза оказался под большим вопросом. Если посмотреть на эпизоотическую карту континента, то тревожных флажков на ней можно найти немало. «Маячки» стоят на Литве и на Польше — основных импортерах свинины в Беларусь, немало их и на российских регионах. В тех европейских странах, где АЧС не зафиксирована, назревают другие проблемы. Их закрома опустошают российские и прибалтийские мясокомбинаты, и не сегодня-завтра местные сельхозпроизводители начнут удивленно разводить руками и говорить о том, что у них тоже дефицит свинины.

Поэтому Беларусь сегодня тоже рассматривает альтернативные варианты импорта. «В частности, есть возможность завозить свинину с североамериканского континента — из Канады», — считает Василий Седин. Правда, как выясняется, Северная Америка переживает сейчас сложности другого характера. Фермерские хозяйства Канады с тревогой говорят о росте заболеваемости эпидемической диареей свиней (ЭДС). До объявления карантина дело не дошло, но некоторые мировые державы от греха подальше начали отказываться от канадской свинины. Российская Федерация, кстати, тоже в их числе.

Перебоев со свининой в рознице в Минсельхозпроде так и не заметили. За четыре месяца этого года в торговую сеть, по данным ведомства, поступило 47,6 тыс. тонн мяса, или 116 проц. к соответствующему периоду января—апреля 2013-го, кроме того — 84 тыс. тонн колбасных изделий (рост 5 проц.) и 53,2 тыс. тонн птицы (плюс 11 проц.). Но если сельхозпроизводители исправно поставляют товар в магазины, может, он исчезает, не доходя непосредственно до прилавка? Мои собеседники из Минторга в проблемном «мясном» вопросе сразу постарались примерить на себя роль стрелочника. Мол, мы только занимаемся продажей продукции, а то, что производители могут не всегда выполнять заявки розницы, с этим нам сложно что-то сделать. В министерстве говорят, что катализатором роста цен на мясо послужило приснопамятное постановление Минэкономики № 25 об установлении свободных цен на свинину. Производители, которые до этого были связаны ценовыми ограничениями, сразу же подняли цены.

В Минэкономики же утверждают, что ценовое регулирование сработало. Сперва цены взмыли, но теперь продавцы поняли, что кило свинины за 200 тысяч — это чересчур, и стали умерять свои запросы. Итоги мониторинга, проводимого специалистами Департамента ценовой политики в розничных магазинах со 2 по 11 июня, показали: свинина дешевеет в среднем на 8—15 процентов.

Поход в калашный ряд

На розничных рынках страны говорят, что острота «мясного» вопроса понемногу притупляется. Хотя, по всей видимости, разговоры про чуму для производителей были лишь оправданием. Свинину попросту придерживали в расчете на то, что цены вырастут еще больше. И ничего от этого не теряли, поскольку всегда можно продать сырье в Россию, где сейчас тоже обозначился дефицит.

Сейчас свой потолок цены уже прошли. Свиную шею на шашлык за 170 тысяч на Комаровском рынке уже не найдешь, зато по 120—140 — запросто. Хотя, учитывая, что с начала апреля мясо подорожало в 2,3 раза, даже 15—20-процентный дисконт кажется не таким уж и внушительным.

— В мае спрос был высокий, — вздыхает продавец с Комаровского рынка Ирина Гоцко. — Как только мясо стало подниматься в цене, начался ажиотаж. Многие подумали — завтра будет еще дороже. Да, тогда на некоторых точках были перебои с продукцией. Некоторые коллеги даже закрывались. Но сегодня все спокойно, мяса  навалом, каждый день-два на нашу точку поступает туша. Однако покупают вяло.

Ее коллега с соседнего ряда Татьяна Челядинская от вопроса о дефиците свинины отмахивается: «Глупости, мясо есть, но очень дорогое, не каждый может его себе позволить. Шея — по 120 тысяч за килограмм, крестец — 100, лопатка — 90, филей — 110». Неподалеку от Татьяны продается баранина. Когда-то этот вид мяса был дороже свинины, сегодня цены сравнялись, а местами можно найти куски даже дешевле.

А вот на рынке в Ждановичах перебои с поставками продукции более очевидны. Продавец Анастасия признает: да, порой приходится простаивать, но ситуация не столь плачевная, как месяц тому назад. «Не волнуйтесь, мясо хорошее, свежее, да и цены уже нормальные», — объясняет она. Они действительно чуть ниже комаровских: свиная шея — по 115 тысяч, филей — по 110, лопатка — 79, тазобедренная часть — 85, крестец — 93—95.

В розничных сетях также готовы заявить о стабилизации ситуации. «На данный момент на прилавках в наших торговых объектах проблем с мясом не наблюдается, — утверждает начальник коммерческого управления торговой сети «Родная сторона» Ренарс Гулбис. — Да, несколько недель назад спрос на мясо и мясные полуфабрикаты заметно превышал предложение. Но благодаря долгосрочным договоренностям и работе с поставщиками ситуацию удалось быстро уладить. Мы даже устанавливали акционные цены на мясо, а для этого, согласитесь, сначала нужно обеспечить его наличие на прилавках».

Нам поможет Рио?

Если найти и привезти на центральный рынок или в магазин пару туш не проблема, то там, где их ежедневно разделывают десятками и даже сотнями, говорят: дефицит свинины ощутим. «Нехватку компенсируем говядиной и курицей, только у белорусов такой менталитет — нам только свинину подавай. Птицу в колбасе не слишком жалуем, — расстроено разводит руками замдиректора по маркетингу ОАО «Могилевский мясокомбинат» Олег Байков. — Разумеется, сырье ищем на тех рынках, которые пока еще не закрыты для нас. Например, в Сербии или в Молдове, но там сейчас такие цены! Раньше были лазейки в Бельгии, Голландии, Дании, но ЕС начал защищать свои рынки. Раз Европа не поставляет, будем пытаться брать мясо из Бразилии и Канады».

Кило свинины в Молдове в пересчете на белорусские рубли стоит запредельных для наших мясоперерабатывающих предприятий денег — 56—58 тысяч. Между тем 32 тысячи — это тот порог, выход за который для мясокомбинатов означает отрицательную рентабельность. При этом молдавские сельхозпроизводители пока не рискуют отправлять грузы к нам через территорию Украины без конвойного сопровождения, а эти накладные расходы также ложатся тяжким грузом на себестоимость наших колбас.

Забавно, но, судя по статистике, мясоперерабатывающие предприятия в условиях нехватки сырья не простаивают. Замдиректора по коммерческим вопросам Глубокского мясокомбината Сергей Гриневич отмечает: при ежедневной выработке мощностей 20 тонн на предприятии делают в среднем 23—25 тонн, а иногда и все 30: «Но дефицит свинины ощущается. В частности, уже не реализуем полуфабрикаты, сократили ассортимент готовой продукции, например, перестали делать балыки. Естественно, не реализуем потушную свинину. У нас по ней глубина переработки приблизилась к 100 процентам. Все, что на комбинат поступает, идет в переработку. Раньше, когда не было никаких запретов, мы имели возможность реализовывать свинину в полутушах или в разрубах, в том числе и на экспорт. Сейчас — уже нет».

На мясокомбинатах исключают возможность роста цен на свою продукцию — она и без того слишком дорогая и начинает терять покупателя. Хотя говорят, что если будет принято в очередной раз решение о повышении закупочных цен на мясо, придется двигаться вслед за рынком. Работать в убыток никому не хочется.

КСТАТИ

Белорусы на диете явно не сидят. Статистика сообщает, что по итогам первого квартала нынешнего года каждый из нас съедал по 6,2 килограмма мяса и мясопродуктов в месяц. Все это — без учета объема продуктов питания, потребленных вне дома, то есть в столовых, кафе и в ресторанах. За последний год потребление мяса в стране выросло в среднем на 200 граммов.

Александр БЕНЬКО

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости