Народная газета

Круиз речной сборки

Водный туризм набирает обороты

Первый белорусский круизный теплоход отправился из Бреста в Мозырь. На борту “Белой Руси” 28 пассажиров. Путь — 500 километров, десять остановок, экскурсии по местным достопримечательностям, шашлык и рыбалка. На карте маршрута — Пинск, Кобрин, Туров, аутентичные полесские деревушки. За строительством “Белой Руси” СМИ следили неустанно. Еще бы — событие. А ведь 30 лет назад по Припяти курсировали десятки пассажирских судов. Пусть не круизных, но все же. Некоторые из них уже отработали свой век, другие на покой не спешат. 36-летний “Пинск”, например, по выходным возит горожан на недолгие речные прогулки. На регулярных рейсах он не задействован вовсе. Почему пригородные речные маршруты уходят в прошлое и есть ли у них будущее, выяснял корреспондент “НГ”.

Фото Вячеслава Ильенкова

Пинский район, деревня Молодельчицы. Настоящее Полесье. Раньше, в пору весенних разливов, попасть сюда было сложно. Сначала нужно было ехать автобусом 32 километра из Пинска до деревни Селище, потом еще восемь километров пробираться через болото. Кто-то шел пешком, некоторых встречали подводами или тракторами. Весной деревню заливало так, что в магазин или в гости к соседу приходилось плыть на лодке.

В Пинск местные жители часто добирались на теплоходах “Витебск”, ПТ-0169 или скоростными судами вроде “Ракеты” и “Зарницы”. Движение по Припяти еще в не такие далекие времена было оживленным.

— Река для полешуков была главным каналом связи с внешним миром, — рассказывает пенсионерка Анна Михайловна, которая родилась в Молодельчицах. — Раньше автобус в деревню не ходил — дорогу проложили только в средине 80-х годов прошлого века, после мелиорации. Поэтому часто пользовались речным транспортом. Самый вместительный теплоход — “Витебск”. Он мог взять на борт около 200 человек. Иногда все желающие не помещались. До Пинска шли долго — часа четыре. Рассказывали анекдоты, болтали обо всем на свете. В общем, было весело.

Анна Михайловна с мужем и сестрами сажает картошку на участке у родительского дома. Шутят, смеются, вспоминают былое. Был случай — сельчанку никто не встретил с вечернего рейса, пришлось ночевать в соседней деревне:

— От Молодельчиц до реки километра три. Весной людей подвозили к теплоходу на лодках. Летом — телегами, многие шли пешком. Вечерний рейс прибывал поздно, около 22.00. Как-то я приехала, а на пристани — никого. Капитан судна долго сигналил, но меня никто так и не встретил, а одной идти страшно. Другие пассажиры пригласили на ночлег в соседние Бережцы. Пришлось ехать. Домой добиралась уже утром.

Пинчанка Ольга Веренич в середине 1980-х работала кассиром на “Зарнице” — судне на подводных крыльях. Те годы она вспоминает с ностальгией:

— Проезд стоил сущие копейки, и пассажиров всегда было много. Весной горожане ехали к родителям помогать сажать огороды, летом на сенокос, а осенью собирать урожай. На выходные ездило много студентов, которые учились в пинских техникумах и училищах. Часто случалось, что взять всех желающих мы попросту не могли, приходилось отправлять дополнительное судно. Иногда людей набивалось столько, что “Зарница” даже не могла встать на крылья.

С годами пассажиров становилось все меньше, протяженность маршрутов постепенно сокращалась и вот сократилась окончательно.

Начальник порта “Пинск” Владимир Дьякончук в системе белорусского водного транспорта работает ровно 40 лет. С досадой констатирует: сегодня речники не выполняют ни одного регулярного рейса. И тому несколько причин:

— Во-первых, с каждым годом сокращается количество сельских жителей. Во-вторых, во все деревни проведены дороги, ходят рейсовые автобусы. Ну и сегодня у многих есть личные автомобили. Пассажиров на речном транспорте стало катастрофически мало. До Качановичей, например, в последнее время продавалось порядка шести билетов. Пришлось сократить маршрут до Теребня, куда ездило много дачников. Но и их с каждым годом становилось все меньше. Так что от этого маршрута тоже пришлось отказаться. Мы не можем позволить себе работать в убыток.

Еще одна причина, по которой пассажирские перевозки стали нерентабельны, — отмена целевой бюджетной дотации, которая позволяла речникам покрывать свои убытки на регулярных маршрутах. Ее упразднили четыре года назад. Начальник экономической службы пинского порта Наталья Доберчук ситуацию описывает на цифрах:

— За час теплоход “Пинск” расходует примерно 40 литров солярки. Себестоимость рейса до Теребня — 90 рублей. Если мы перевозим 25 пассажиров, то билет должен стоить хотя бы 3,5 рубля. Туда-обратно получается семь рублей! И это чтобы работать хотя бы в ноль. Билет на автобус, к слову, обойдется в два раза дешевле.

Проблема еще и в том, что в последнее время на рейс до Теребня не набиралось и 25 человек. То есть и без того приличную стоимость проезда нужно было снова повышать. Люди не готовы платить такие деньги. Хотя теплоход — транспорт удобный. Для дачных нужд самый подходящий. На борт можно поднять ящики с рассадой, несколько мешков картошки, ведра с ягодами и еще устроить пикничок под открытым небом. Но в порту решили, что гонять махину, рассчитанную на 240 пассажиров, с загрузкой менее 10% нецелесообразно. Теперь “Пинск” работает исключительно как прогулочный теплоход. Впрочем, ситуация еще может измениться. Владимир Дьякончук объясняет:

— К нам обратились дачники из Теребня с просьбой восстановить речное сообщение. Мы не против. Предложили вариант — пусть люди проведут общее собрание, решат, сколько примерно человек будут пользоваться теплоходом, а мы подсчитаем стоимость билетов. Если цена устроит — мы с радостью вернем “Пинск” на маршрут.

Но более перспективным направлением речники видят развитие туризма. Круизный теплоход “Белая Русь” — первая ласточка, за которой, вероятно, последуют другие. Спрос на такой вид отдыха высок. На первый сезон раскуплено более половины билетов. Хотя цены низкими назвать сложно. Самый бюджетный вариант путевки на одного человека в июле-августе — 350 долларов, самый дорогой люкс стоит 2300 долларов. Впрочем, руководитель круизного отдела российской туристической компании “Ника” Белла Бакурова считает, что все познается в сравнении:

— Стоимость круиза может показаться достаточно высокой. Но минимальная цена на круиз по Оби и Иртышу на человека — от 1200 долларов за 12 дней. Круиз по Полесью гораздо дешевле, с учетом того, что экскурсии, питание, даже некоторые алкогольные напитки включены в стоимость. Речное путешествие по югу Беларуси привлекательно еще и тем, что это первый круиз. Раньше у туристов не было возможности путешествовать по этим живописным местам по реке. Они побывают в маленьких и больших городах, деревнях, музеях, посетят предприятия. Программа круиза очень насыщенна.

Амбициозный проект первого белорусского речного круиза разработало и реализовало РУП “Днепро-Бугский водный путь”. По словам заместителя генерального директора предприятия Сергея Зубко, российский туроператор “Ника” в качестве партнера был выбран не случайно. Он много лет специализируется на речных круизах по всему миру и сейчас продает путевки в тур по белорусскому Полесью. В Беларуси же речными круизами прежде никто не занимался. Начинать пришлось с чистого листа:

— Мы прошли длинный и сложный путь, но первопроходцам всегда трудно. Во время реализации проекта возникало много нюансов. По ходу строительства вносились изменения. Надеюсь, такой проект станет хорошим примером для новых инициатив по использованию водного транспорта в туристической сфере.

p.losich@gmail.com

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?