Кровавый Хеллоуин в Нью—Йорке

И опять зловещий белый грузовик... После Ниццы, Берлина, Лондона он «доехал» до Нью–Йорка, где 29–летний уроженец Узбекистана Сайфулло Саипов совершил наезд на людей в Нижнем Манхэттене у Всемирного торгового центра. Вначале он выехал на велодорожку, однако потом свернул с нее и врезался в школьный автобус. Выскочив из машины с криками «Аллах акбар!», террорист открыл по прохожим огонь из пистолета. В результате погибли восемь человек, еще одиннадцать получили ранения. Нападавший был задержан полицией.


Уже известно, что совершивший наезд на людей оставил в машине записку о том, что действует от имени ИГ. В этом не приходится сомневаться, несмотря на то, что террорист действовал в одиночку и у него, судя по всему, не было соучастников.


Черное знамя ИГ все чаще становится главным «соучастником» подобных преступлений — в том смысле, что для их исполнителей не нужна ни структура, ни особая подготовка, ни некий большой план. Это то, что эксперты называют террором одиночек, одурманенных исламистской идеологией. Они действуют в духе ИГ, даже не состоя в его рядах. В этом смысле «Исламское государство» действует всюду, где есть хоть один почитатель идей джихада.


Подобную картину подтверждает и теракт в Нью–Йорке. Как известно, 29–летний выходец из Узбекистана Сайфулло Саипов прибыл в США в 2010–м и до поры до времени никак не проявлял себя как террорист. Более того, знакомый Саипова, некий Кобилджон Маткаров, рассказал, что тот «был очень счастливым человеком и любил США». Конечно, в душу каждого человека не залезешь, но все–таки начиная с 11 сентября спецслужбы должны были кое–чему научиться...


Кстати, нынешний теракт больше напоминает европейские атаки с участием фургонов, водители которых также давили пешеходов.

Своим мнением с нами поделился политолог–арабист, кандидат политических наук Александр Филиппов.

— К сожалению, подобные новости уже перестали быть редкостью — 17 августа аналогичный теракт был совершен в Барселоне, 4 и 19 июня — в Лондоне, 19 декабря 2016 г. — в Берлине. Эти трагедии снова поднимают вопрос о границах экстремизма и степени безопасности в современном мире. Но что более важно — они отражают серьезные вызовы, с которыми столкнулся Ближний Восток в настоящее время. Ведь связь с «Исламским государством» во всех этих случаях — будь она реальная или мнимая, по крайней мере, заявлена. ИГ также практически обосновалось во многих регионах Центральной Азии, распространяя там свою идеологию. Так, в Узбекистане существовало исламистское воинственное движение, ответвления которого вступили в альянс с «Талибаном», «Аль–Каидой» и «Исламским государством».


Но все же именно на Ближнем Востоке следует искать первопричины той опасности, которая угрожает всему миру. Во–первых, этот регион переживает серьезный идеологический кризис. Те формы ислама, которые принято называть традиционными/умеренными, не смогли предложить адекватного решения острых социально–экономических и политических вызовов. Нерешаемость хронических проблем (высокие темпы прироста населения, за которыми не успевает экономика, отставание и зависимость от Запада, внутри–, внешнеполитические неурядицы, сохранение особой этноконфессиональной и клановой идентификации) способствует радикализации оппозиционных движений практически во всех странах региона. Фактически единственной успешно зарекомендовавшей себя тактикой борьбы является включение радикалов в государственное управление или как минимум доступ к распределению денежных потоков. Но включение радикалов в систему государственного управления и их объективная неспособность справиться с проблемами приводят к появлению на политической арене еще более радикальных политических сил.


На фоне существующих проблем радикалами был найден выход — в вине Запада перед странами Ближнего Востока. Представление о регионе как о жертве несправедливой западной политики является характерным как для небогатых государств, так и для нефтяных монархий Ближнего Востока. Кризис основополагающих идеологий способствует усилению разочарования и в существующих в регионе правительствах. Формируются идеи о том, что для восстановления справедливости по отношению к Ближнему Востоку годятся любые инструменты, в том числе и насильственные...


Глобализации террора способствует распространение современных технологий. Новые террористические организации отличают более развитая технологическая оснащенность, умение работать в мировом информационном пространстве, доступ ко многим современным коммуникациям. И все это практически невозможно контролировать.


К сожалению, события на Ближнем Востоке до сих пор воспринимаются элитами многих государств как не несущие прямой угрозы из–за территориальной удаленности. Но это иллюзия, так же как иллюзорна степень управляемости политическими процессами на Ближнем Востоке.

Все это приводит к тому, что турбулентность и хаос экспортируются с Востока на Запад. Необходимо более внимательно подходить к вопросам безопасности и выстраиванию своей внешней политики в этих новых условиях.

КСТАТИ

Президент США Дональд Трамп после атаки в Нью–Йорке сообщил, что Соединенные Штаты не допустят на свою территорию террористическую группировку «Исламское государство». В частности, Трамп распорядился максимально усилить проверку иностранцев и еще более ужесточить «жесткую программу отсеивания» иммигрантов.

* * *

В нынешнем году было несколько терактов с участием боевиков из Центральной Азии. В апреле гражданин Узбекистана въехал на грузовике в толпу в Стокгольме. В том же месяце российские власти заявили, что исполнителем теракта в петербургском метро был этнический узбек — российский гражданин, рожденный в Кыргызстане. По заявлениям властей Турции, человек, который устроил стрельбу в стамбульском ночном клубе, имел узбекское гражданство, а среди исполнителей теракта в стамбульском аэропорту были выходцы из Узбекистана и Кыргызстана.

Фото РЕЙТЕР
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости