Кража менского воеводы

Минский воевода Николай Сапега стал героем легенды о краже иконы из Ватикана

Николай Сапега

XVII век. 1648 год. Воевода менский и берестейский Николай Сапега, в прошлом году овдовевший, женится на Альжбете Прусиновской. Событие служит поводом для сплетен. Жених намного старше, ему шестьдесят семь. Невеста не в восторге, хоть Сапега и родовит, и славен. Человек он больной, да и ни для кого не секрет, что менский воевода весь в долгах, имения заложены... Будущая теща обещает полмиллиона в приданое — вот и вся любовь. Видимо, на радостях, что вот–вот рассчитается с долгами, Сапега уже во время подписания брачного контракта выдал восемь расписок, что вожделенную сумму получил. То есть фактически переписал имущество на молодую жену. Дети и родня Николая, узнав о том, были в ужасе. Племянник, новоградский воевода Томаш, пишет своему двоюродному брату, сыну Николая: «Дзядзька пад старасць ажанiўся, усю ўласнасць перапiсаў жонцы... Мудры сенатар хоча сваiх дзяцей загубiць».

А далее — еще интереснее. Как пишет историк Мирослав Нагельский: «Пасаг аказаўся фiкцыяй, што прыспешыла смерць Мiкалая. Адразу пасля шлюбу ён захварэў i пасля скардзiўся, што «жонка не стрымала прысягi, пакiнула мяне ў цяжкой хваробе».

Молодожен провел в новом браке всего полгода и умер.

И наверняка не мог не вспоминать перед смертью свою первую жену, которая родила ему пятерых детей, с которой вместе пережито столько невероятных приключений...

Вояж золотой молодежи

А начиналось все с того, что после смерти отца нашего героя, полоцкого воеводы Николая Сапеги, его сыновья по обычаю были отправлены получать образование за границу. Второй сын, Николай, путешествовал вместе с братом Криштофом. Университеты, королевские и княжеские дворы, диспуты, балы... Вена, Тревир, Майнц, Париж... В Париже юные Сапеги задержались. Нагельский пишет, что они были «учениками Марцелиуса» — по всей видимости, имеется в виду голландский ученый Марцилиус, последователь философа Буридана, которого избрали ректором Сорбонны. Это как раз было время мушкетеров, описанных Дюма, а кардинал Ришелье попечительствовал университету. Наверное, молодые Сапеги участвовали во всех проделках золотой молодежи, были свидетелями дуэлей, а может, и участниками. Николай увлекся инженерно–фортификационным делом. Конечно, представлял себя великим стратегом. Однажды собрал двенадцать фортификаторов и написал своему опекуну, канцлеру Льву Сапеге, что готов предоставить свой спецотряд для войны с Московией. Только деньги нужны. Однако польский король денег новатору не прислал, и начинающий военачальник с сокрушением специалистов отпустил. Тогда братьям пришла в голову новая идея: отправиться в Испанию, которая, между прочим, была в напряженных отношениях с Францией. Даже добыли рекомендательные письма к испанскому королю. Пожив на родине Дон Кихота, отправились в Италию, как написали опекуну — встречать Пасху. Где же еще отметить святой праздник, как не в Риме?
Лев Сапега

Не знаю, как братья проводили время, а только Льву Сапеге полетело письмо: не могут выехать из Рима, потому как денег нет. Реально ли поиздержались либо не хотели возвращаться? Ведь их другой родственник, Ян Сапега, предлагал взять опекунство над братьями, соблазняя устроить Николая в службу при Папе Римском, а Криштофа забрать к себе на Мальту, в Мальтийский орден. В ответ Лев Сапега приказал подопечным немедля возвращаться на родину.

И осенью 1613 года Николай был на берегу Буга, в Кодени, которая тогда находилась в Берестейском воеводстве.

В поиске невест и должностей

А было ему уже за тридцать. Должностей нет, семьи нет... Попросил опекунов выделить долю наследства. Выделили, но далее надлежало рассчитаться с братьями за их долю. Наверняка Николай рассчитывал построить карьеру за границей, возможно, ему нравилась мысль служить у римского престола. Ведь не зря появилось у него прозвище — Набожный. Но нужно приживаться на родине. Для этого верное средство — женитьба.

Воевода Ян Данилович, к дочери которого Сапега посватался, дал отказ. Николай послал сватов к наследнице виленского кастеляна Геронима Ходкевича, и тоже неудачно. Наш герой пишет в отчаянии: «Аддам зямлю ў арэнду i выеду за мяжу, абы з братамi разлiчыцца». Была надежда получить с помощью Льва Сапеги должность мечника литовского, которая освободилась после смерти Яна Халецкого, но и здесь разочарование. Николаю, человеку, по сути, приезжему и никак себя на родине не зарекомендовавшему, досталась только должность королевского секретаря.



Наконец, в 1616 году Николай женится — на Ядвиге Анне Войнянке, дочери литовского подскарбия. Жизнь налаживается. Сапега делает карьеру, его избирают депутатом на сеймы, в Трибунал. Потихоньку завоевывается авторитет, прирастают звания...

Легенда об иконе

Икона Божией Матери Коденьской
И вот тут начинается легенда. Да еще какая: о ней снят фильм, поставлены спектакли, легендарная Зофья Коссак–Щуцкая, героиня Сопротивления, написала роман «Благословенная вина».

Сюжет таков. В своем имении Кодень Николай Сапега начинает строить костел Святой Анны. Каменный, по образу базилики Святого Петра в Риме. Но сваливается со страшной болезнью. У него судорги, тело почти парализовано, интерес к жизни вообще пропал. Конечно, подозревают чародейство. Тогда жена грузит Николая в карету, и отправляются они оба в далекое паломничество в Рим.

Нелегкая дорога преодолена. Знатного больного изъявляет желание принять у себя сам Папа, Урбан VIII. Во время этой аудиенции Николай Сапега и увидел чудесную икону Матери Божией Гваделупской. Икона непростая — по преданию, ее написал в VI веке по заказу Папы Григория Великого монах Августин Кентерберийский со скульптуры Богоматери, исполненной самим апостолом Лукой. Легенда гласит, что именно молебен перед этой иконой и подарил Николаю чудесное исцеление.

Сапега сгорал от желания получить эту чудесную икону. Но Папа просьбу отверг. Тогда, по легенде, Николай решился на преступление. Он подкупил костельного служку Батисто Корбино за пятьсот дукатов и украл вожделенный образ. Скрученное в трубочку драгоценное полотно отправилось на берега Буга кружным путем, через Загреб и Львов. Естественно, пропажа вызвала скандал. Подкупленного служку схватили, жестоко пытали. Узнав имя вора, приговорили соучастника к сожжению, по одной версии, таки сожгли.

Костел Святой Анны
Сапегу вызвали в Варшаву на суд нунция, папского представителя. Отлучили от костела, приговорили к году заключения в башне, и, разумеется, икону обязали вернуть в Ватикан. Сапега, однако, уперся, объясняя свой поступок самыми благочестивыми намерениями: хотел подарить Отчизне реликвию, которых у нее мало. В Рим отправился его племянник Александр, чтобы вести переговоры о судьбах дяди и украденной святыни... Матерь Божия Гваделупская, однако, осталась в Кодени. Почему? Якобы Николай заслужил прощение Папы, когда решительно выступил против женитьбы польского короля Владислава IV на протестантке герцогине Рейнской (по другим источникам — племяннице английского короля Карла I Елизавете, которая была лютеранкой).

Николай совершил пешее паломничество в Рим, где получил прощение. Тогда Папа подарил ему еще и мощи святого Каприция, и другие дары, а племянника Александра посвятил в сан священника.

Такую легенду распространял внук брата Николая Сапеги, великий канцлер литовский Ян Фредерик, написавший о том целую брошюру. Поступок человека, решившегося на преступление, чтобы привезти соотечественникам чудодейственную святыню, — прекрасный сюжет. Писатели, художники, артисты рисуют Николая Сапегу человеком набожным, страстным и решительным...

Урбан VIII.
Однако современный польский исследователь Анджей Рахуба, статьи которого вошли в фундаментальный труд «Гiсторыя Сапегаў», считает, что дело было куда более прозаичным. В исторических источниках ему не удалось найти следов скандала с кражей иконы, что подтверждают и другие исследователи. Неизвестно о роли Сапеги в разрушении брака польского короля и протестантской принцессы. Рахуба вообще считает, что коденьская икона создана в начале XVII века. Об этом свидетельствует орден Золотого Руна, изображенный на груди Богоматери, а он с образом Марии Гваделупской стал связываться не ранее 1597 года. Есть также панегирик ксендза Красуского, произнесенный над могилой жены Сапеги Анны Ядвиги из Войно, где говорится: «Ты далучыў у каплiцы de nuestra Senora de Guadelupe жывую амаль рэлiквiю i цудоўным чынам з Iспанii прывёз». Историк считает, что Сапега мог купить икону в Гваделупе, когда в 1612 году путешествовал по Испании.

Дела судебные

После смерти Николая Сапеги скандал вокруг его женитьбы продолжался. Перед смертью Николай успел переписать завещание. Однако часть владений все же оставил легкомысленной молодой жене. Его дети начали судиться с мачехой за наследство. Альжбета после смерти мужа все контакты с Сапегами прервала, уехала на Подолье, вышла впоследствии замуж, и от ее имени судилась мать, Марианна Богуцкая. Сохранились сведения, что 24 марта 1644 года братья Сапеги захватили Кодень, которая по завещанию переходила мачехе. Судебный процесс длился пять лет. Кончилось тем, что дети Николая оставили себе Кодень, выплатив вдове 43 тысячи золотых.

Кодень утратила статус города после того, как жители приняли участие в восстании 1863 – 1864 годов. Икону тогда в наказание мятежному поселению вывезли в Ченстохов. Она вернулась в храм, построенный Николаем Сапегой, в 1927 году. Где и пребывает до сих пор.

Сапега завещал похоронить себя в том же храме, под плитой из красного гранита без всякой надписи, чтобы прихожане могли по ней свободно ходить...

Вот такое смирение...

rubleuskaja@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?