Король «Лиры»

Саша Немо поведал о нашем шоу бизнесе, конкуренции и творческой зависти

Ему надо было дать «Лиру» за лучший пиар года. Накануне национальной музыкальной премии Саша Немо вдруг объявил: «Если получу награду как лучший исполнитель, то состригу свой чубчик». Точно неизвестно, то ли жюри захотело увидеть артиста с новой прической, то ли его и вправду посчитали достойнее Алексея Хлестова, Макса Лоуренса и Дмитрия Королева, но очередная «Лира» у Саши на полочке. А чубчик? Его больше нет. С новой прической лучший артист прошлого года рассказывает о творческой зависти и многом другом.

С рекордного тура не заработал ни копейки


— Джастин Бибер на днях проигнорировал «Грэмми», дескать, это необъективная и устаревшая премия. У нас, по-моему, на «Лиру» просто молятся.


— Действительно, подобные премии субъективны. Это не секунды, метры или килограммы, как в спорте. Я к ним отношусь, как к следствию проделанной работы за долгие годы. Но главный показатель на «Лире» — ротации на FM-пространстве. Процентов девяносто того, что я делаю, активно крутится на радиостанциях, что очень приятно. Глубоко убежден, как бы это пафосно ни звучало, но сегодня нам такие мероприятия нужны, потому что они поднимают престиж артиста, заставляют обратить на него внимание. 

— Мне всегда казалось, что привлекать внимание надо именно своими песнями, а лучшая награда — заполненные залы на сольных концертах.

— Согласен. Именно поэтому мы уже который год подряд весной поедем в тур, и уверен, там, как обычно, будут полные залы. Артиста не может не радовать, что люди платят рублем за его работу.

— По-моему, туры — это еще один миф. Музыканты любят преувеличивать: съездил за год в пять городов и говорит, что провел тур. А на самом деле зарабатывают только редкими корпоративами.

Жена поддерживает артиста во всех его начинаниях

— Мы люди публичные, заходите к нам на странички в соцсети, и вы сами увидите: то мы в Кобрине, то мы в Лепеле и так далее. 

— Три года назад ты посягнул на лавры Филиппа Киркорова и отправился в беспрерывный 35-дневный тур, претендуя попасть в Книгу рекордов Гиннесса. Так попал или нет?

— Конечно. Есть соответствующий сертификат, его тоже можно найти у меня в соцсетях. Дело в том, что мы сами до последнего не верили, что это все может произойти. Получили колоссальный опыт, ведь иногда билеты в городе начинали продаваться за пару дней до концерта. Я лично с этого не заработал ни копейки. 

Никто никого не загоняет в зал


Получил «Лиру» — поменял прическу


— Давай поподробнее про заполняемость зала. Говорят, теперь его можно собрать только благодаря профсоюзам...


— Очень бы попросил относиться к этому спокойнее. Это бизнес, и, чтобы привлечь внимание зрителей, надо пользоваться любыми рычагами. Кто-то развешивает афиши на столбах, кто-то рекламирует себя по радио и телевидению, а кто-то идет в профсоюзы. Но я еще ни разу в жизни насильственно не загонял людей в зал. Хотя был один неприятный случай. Рассказываю. Продюсерский центр, с которым я работал, организовал концерт в Новополоцке. Был аншлаг, после которого представители концертной площадки предложили самостоятельно сделать еще один сольник. Конечно, мы согласились, ведь ребята на месте сами взялись за его организацию, что очень ценно. Через несколько дней к нам на сайт стали приходить письма, что детей в школе заставляют купить билет на Сашу Немо. Мы к этому не имели никакого отношения. Местные ребята сами захотели сделать концерт, и они сами выбирают пути для распространения билетов. Я человек эмоциональный, поэтому сразу отказался от этого концерта. Но потом меня убедили: я должен выйти на сцену и доказать, что люди не зря потратили деньги. Был приятно удивлен: некоторые писавшие гневные письма лично позвонили и извинились, так как концерт им очень понравился. 

Но вернемся к профсоюзам. У нас это все так преподносят, будто людей загоняют в залы, где и травят белорусской эстрадой. Это не так. Тебе предлагают билет, не нравится артист — не бери его.

— Конкуренция на нашей эстраде сегодня есть?

— Очень условная. У нас очень мало медийных лиц, и делить нам нечего. Корпоративов на всех хватает. Например, позвоните накануне Нового года Хлестову, Немо и Лоуренсу, и вы поймете, что все загружены работой. 

Зависть — лучшая мотивация для творчества


— Но если бы тебе не дали награду?

— Я бы сказал: «Как здорово, что мой чубчик остался на месте!» Признаюсь честно, творческая зависть присутствует. Но она нужна, так как это — лучшая мотивация для творчества. Успех коллег подвигает на то, чтобы ты поднял одно свое место и сделал еще больше и лучше, чем ты делал до этого. 

— В прошлом году ты снял два клипа и выпустил альбом. В этом есть смысл?

— Я это делаю для того, чтобы зафиксировать определенный этап своей работы. Больших денег на этом не заработаешь. Но я получаю приличные авторские, на них можно неплохо жить. Мои песни есть в iTunes, Google Play, их хорошо скачивают. Да, интернет пока не приносит больших денег, но с радио получаю неплохие суммы. Это зачастую неожиданный, но всегда приятный заработок. 

— Среди белорусских артистов сейчас очень модно хвастаться количеством песен, проданных российским исполнителям. Герман за эти деньги купил квартиру, безбедно живут и Тео с Ольгой Рыжиковой. Чем похвастается Саша Немо?

— Просто у меня не родилась песня, которую я могу продать Лепсу. Если у кого-то получается специально писать для кого-то, то за человека можно только порадоваться. У меня так не получается. Я очень много пишу для себя и получаю от этого удовольствие и деньги. Прошлый год для меня был значимый еще и потому, что сбылась мечта простого слонимского мальчишки. Я приобрел недвижимость в микрорайоне Лебяжий и оборудовал там свою студию. 

— Если не пишешь песни по заказу и под кого-то, как объяснить появление гимна БАТЭ? 

— Это была исключительно моя инициатива. Меня пригласили спеть несколько композиций на закрытии прошлого футбольного сезона. Тогда я впервые попал на «Борисов-Арену», более того, впервые за последние десять лет попал на футбольный матч. Но я как будто вернулся в свое детство, когда болел за слонимский «Коммунальник». Мы тогда с братом сами рисовали плакаты и неистово поддерживали любимую команду. После матча БАТЭ меня пару дней не отпускали эти эмоции, в результате которых родилась песня. Знаю, что песню послушал и одобрил Виталик Родионов, потом менеджеры клуба, и так постепенно она дошла до Капского. Я был готов ее подарить клубу. Но когда мне предложили назвать за нее цену, не стал отказываться. Капский с присущей ему коммерческой жилкой с ходу уменьшил названную мной сумму ровно наполовину. Но можно сказать, что клуб компенсировал мои потери, сняв клип на песню за свои средства.

Мои песни скачивают в Австралии

— Не так давно, проработав много лет с Андреем Гузелем, ты расстался с ним. Это лишнее подтверждение, что продюсеры белорусским артистам не нужны?

У Саши НЕМО хватает сил и энергии на многодневные туры по Беларуси


— Дело в том, что продюсер — сложная профессия в плане психологического взаимодействия с творческой личностью. Нас ведь очень трудно обуздать. Но у меня особый случай. С Андреем мы начали работать, когда я уже был состоявшимся артистом, а он только начинал свою продюсерскую деятельность. Мы вместе взрослели и набирались опыта. И мое решение расстаться с продюсером связано с тем, что надо что-то менять. Но у меня есть директор, который мне очень помогает. Могу рассчитывать и на поддержку жены. Вот, например, сейчас она «выталкивает» меня в Россию.

— Может, жена не так уж и неправа? Почему наши артисты боятся ступить за границу своей страны?

— Я очень люблю свою страну. Может быть, если бы был моложе, не имел семьи, то взял бы чемодан в руки и поехал. Но сейчас очень много сдерживающих факторов, и главный из них — моя востребованность здесь. Мне хватает известности. Вы не представляете, сколько людей меня поздравили с получением «Лиры», причем из разных уголков мира. Знаете, я тогда убедился, что статистика, которую мне подсовывает компания «Глория» о том, что мои песни скачивают даже в Австралии, оказалась правдой. Огорчает лишь то, что наши СМИ не только не поддерживают белорусских артистов, а еще всячески пытаются их топить.

— Дочки не просятся на сцену? 

— Нет. Но я не буду препятствовать любому их выбору. В свое время я принес домой гитару, купленную на деньги из своей копилки, еще не понимая, зачем она мне нужна, и не умея на ней играть, но родители не стали перечить, за что им большое спасибо. Хотя на тот момент у меня было желание идти учиться в радиотехнический университет — с поведением у меня было плохо, а вот с учебой все в порядке. Но когда впервые у костра я взял два аккорда, понял, что это хороший рычаг воздействия на девушек. Конечно, я не говорил об этом родителям, но они не препятствовали моему желанию связать жизнь с музыкой. Так будет и с моими детьми. Старшая дочка вообще не стремится на сцену. Она шесть лет занималась художественной гимнастикой, но в какой-то момент сказала: «Больше не пойду». Представьте состояние родителей: мы чуть ли не ежедневно возили ее на тренировки, участвовали в соревнованиях и завоевывали медали, словом, жили этим. А здесь в один миг все это обрезать! Но я не сказал дочке ни слова: это ее выбор, и я его принял. Конечно, у меня есть родительская грань, за которую я не разрешаю своим детям переступать. Я очень строг в вопросах пунктуальности, уважения старших, этикета и так далее. Младшая дочка у меня — уникальная девочка четырех лет, у которой нет ни одной куклы, зато полно змей, тараканов, драконов и так далее. Поэтому предположить, кем она станет в жизни, вообще невозможно. 

stepuro@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
2.93
Загрузка...
Новости