Народная газета

Копия не верна

«На допросах рассказывал, что мечтал быть как Баранов». Кто и как печатает фальшивые деньги?

Если на воссоздание 25-рублевой купюры у легендарного советского фальшивомонетчика Виктора Баранова ушло более десяти лет, то его нынешним последователям живется куда проще: наименее изобретательным достаточно пары нажатий на кнопки принтера — и подделка готова. Впрочем, порой встречаются творческие личности. В первом квартале этого года банковские работники обнаружили 216 ненастоящих дензнаков.

Фото Александра Кулевского

Легко распознать подделку? С этим вопросом отправляюсь в Государственный комитет судебных экспертиз. Александр Можейко, заместитель начальника главного управления криминалистических экспертиз центрального аппарата Государственного комитета — начальник управления экспертиз документов, денежных знаков и почерка, встречает меня с разложенными на столе купюрами:

— Найдете настоящий денежный билет?

Передо мной 200 евро, 50 белорусских рублей, две банкноты по 100 долларов — старого и нового образца, 1000 российских рублей. И еще некий неузнаваемый дензнак, судя по надписям, имитирующий 100 евро, — его отметаю первым. Оригинал выглядит совершенно иначе. Быстро распознать липу удается и в белорусских рублях — другая цветопередача, изображение слегка размыто, да и защитной нити не видать. А вот на новой американской сотке
она есть! Правда, при ближайшем рассмотрении видно, что приклеена. Купюра 1000 российских рублей заставила засомневаться из-за облезшей цветопеременной краски. 200 евро выглядят, на первый взгляд, убедительно, но проблема снова с защитной нитью. На ста долларах старого образца смущает водяной знак, видный даже без просвета. Да и в целом купюра как-то кривовата. На мои сомнения Александр Можейко парирует:

— Настоящие тоже бывают “кривоваты”: доллары печатают не на одном предприятии, а сразу на нескольких. Вообще, не мучайтесь — настоящих денег здесь нет. Но ближе всего к ним как раз эта стодолларовая купюра — суперподделка. Она полностью повторяет способы печати настоящих. Производство такой псевдобанкноты затратно. Так что суперподделки встречаются только среди стодолларовых купюр — если номинал ниже, ее изготовление становится экономически невыгодно.

Но и такую липу специалисты с легкостью распознают. Абсолютно все деньги имеют сразу три уровня защиты: технологический, полиграфический и физико-химический. В результате даже суперидеальную подделку может выдать, к примеру, состав красящего вещества. 

С 1990-х годов у нас было изъято более 90 тысяч фальшивок. В этом году в комитет их поступило около 650 штук. Экземпляры встречаются разные — у фальшивомонетчиков тоже есть своя “мода”. Александр Можейко говорит:

— Преступники следят за техническими новинками. В Советском Союзе, когда не было ни ксероксов, ни принтеров, встречались необычные образцы — например, отрисованные карандашом червонцы. Теперь такого нет. В основном для изготовления подделок используют цветные принтеры. Встречается офсетная печать, имитируются водяные знаки, защитные нити. Но гениальных фальшивомонетчиков сегодня не появляется, и это хорошо.

Попадаются частичные подделки — когда из денежного билета одной страны делают денежный билет другой или из малого номинала делают больший. В этом году сотрудники БЭП задержали одного из “мастеров”, переделывавшего сербские динары и зимбабвийские доллары в американские доллары и евро — изъяли около 300 купюр.

Белорусские рубли чаще всего копируют на принтере. Наши деньги, кстати, одни из самых защищенных в мире. Именно поэтому качество подделок невысокое. Но все равно есть те, кто покупается на фальшь. Хотя и не всегда. Свежий пример: в прошлом месяце 34-летний минчанин попытался рассчитаться поддельной пятидесятирублевкой на одном из столичных рынков. Его задержали. При себе у горе-покупателя было еще четыре псевдобанкноты, а дома — оборудование для печати фальшивок.

Чаще всего подделкой национальной валюты у нас занимаются люди невысокого социального статуса и дохода либо несовершеннолетние. Как правило, это единичные факты: мало кому удается поставить дело на поток. Но бывают и исключения, говорит начальник отдела ГУБЭП МВД Александр Картынник:

— На национальную валюту приходится около 5% выявляемых подделок. Те, кто пытается сбывать такие банкноты массово, встречаются редко. Зачастую такие люди обладают специальными навыками, не понаслышке знакомы с полиграфией. К примеру, недавно за попытку сбыта поддельных белорусских рублей задержали с поличным бывшего предпринимателя — владельца фотостудии.
На девять миллионов подлинных банкнот, находящихся в обращении, у нас приходится одна поддельная
В прошлом году сотрудникам БЭП удалось выйти на преступников, которые имеют все шансы войти в историю отечественного фальшивомонетничества. Зимой столицу стали наводнять фальшивые двадцатирублевки. Сбывали их преимущественно через киоски Минсктранса и маршрутные такси: так преступники могли с меньшими потерями обменять подделку на настоящие деньги.

Первым в поле зрения милиции попал 26-летний минчанин. Проблемы с законом у парня имелись еще со школьной скамьи — привлекался к ответственности за мошенничество и кражу. Впрочем, его задачей был исключительно сбыт фальшивок. Организовал схему 28-летний уроженец Минщины. Фигура примечательная. Парень учился в вузе, но бросил: на втором курсе понял, что это не его. На допросах рассказывал, что его кумиром был Виктор Баранов и он хотел идти по его стопам — стать изобретателем. Правда, куда поступать, так и не определился, и выбрал худшее из всех увлечений своего героя — фальшивомонетничество. “Подпольную типографию” организовал на даче у матери в Смолевичском районе: деньги печатал на обычном капельно-струйном принтере, но пытался усовершенствовать “липу”, выпаривал бумагу. Сбывать подделки самостоятельно не решился, а подельника нашел через интернет: дал объявление, что готов предоставить деньги в долг, а когда откликнулся субъект с сомнительным послужным списком, предложил ему непыльную работенку.

Задержание белорусского баранова напоминало сцену из боевика: потребовалось даже участие спецподразделения “Алмаз”. Дом был укреплен: стальная входная дверь, на окнах — тройные стеклопакеты. Пока правоохранители пытались попасть внутрь, парень жег фальшивки. В печь ушло около 2600 псевдокупюр.

Большая часть выявляемых фальшивок — иностранная валюта. В лидерах — доллары, российские рубли и евро. Печатают их чаще всего за рубежом, к нам привозят преимущественно из России, Украины, Польши и Литвы, рассказывает Александр Картынник:

— Зачастую делают это добросовестные сбытчики: те, кто не знает, что у них в кошельке — фальшивка. 

Например, на днях распечатанные на принтере 5 тысяч российских рублей принес в банк 46-летний житель Барановичей. “Липу” привез из России, где ему выдали купюру в качестве зарплаты. 

Впрочем, есть и те, кто распространяет фальшивки преднамеренно. Недавно крупное задержание произошло в Борисове: супруги из Москвы и двое их знакомых белорусов пытались рассчитаться в магазине липовыми купюрами в 100 долларов и 5 тысяч российских рублей. У них в машине оперативники обнаружили еще 55 подделок. Как выяснилось, за каждую купюру в 5 тысяч российских рублей им полагалась тысяча настоящих, было вознаграждение и за доллары. За такое преступление у нас грозит до 15 лет лишения свободы. Александр Картынник говорит:

— Фальшивомонетничество у нас относится к категории тяжких и особо тяжких преступлений. Если сравнивать с мировой практикой, то мы где-то посередине: в Японии, например, наказание мягче — до 5 лет лишения свободы, а вот в Китае за это предусмотрена смертная казнь.

Но даже это не всегда останавливает граждан от опасных экспериментов. Национальный банк раскрывает более 10 защитных элементов наших банкнот. Александр Можейко призывает изучить их все:

— Если есть сомнения, самый верный способ — положить рядом оригинал. Такого сравнения фальшивки, как правило, не выдерживают.

В ТЕМУ

После деноминации купюра с наибольшим номиналом — 500 рублей — теперь эквивалентна 250 долларам. Казалось бы, находка для подпольных типографий. Но эту банкноту, как и двухсотрублевую, пока не подделывали: полтысячи рублей в обороте нет, а двухсотки — редкие, в то время как для изготовления фальшивки нужен как минимум образец. И все же терять бдительность не стоит.

ТОП-5 ЗАЩИТНЫХ ПРИЗНАКОВ БЕЛОРУССКИХ РУБЛЕЙ

Что интересного можно найти на наших деньгах, помимо привычного водяного знака или защитной нити?

Фото Александра Кушнера
Скрытое изображение. Есть на всех банкнотах — на лицевой стороне справа. Увидеть его можно под острым углом зрения в отраженном свете — проявляются буквы “РБ”.

Cornerstone. Если пощупать углы банкнот, почувствуете там сверхплотные “полоски”. А на просвет видно чередование темных и светлых полос. Выполнены они методом водяного знака, однако в данном случае технология применяется в первую очередь для повышения износостойкости банкнот. Но и с защитной ролью справляется.

Металлографская печать. Определить можно на ощупь — почувствуете рельеф. Таким способом выполнено изображение номинала цифрами и буквами на лицевой стороне слева, а также метки для людей с ослабленным зрением — они находятся в левом нижнем углу, для каждого номинала — своя фигура (от полосы на пятирублевке до креста на 500 рублях).

Комплексный элемент MASK. Его можно найти на левой части лицевой стороны банкнот 50, 100, 200 и 500 рублей. Элемент состоит из двух изображений: верхнее (геометрический узор) видно в отраженном свете, нижнее (номинал банкноты из точек) — на просвет.

Совмещающееся изображение. Речь идет о фрагментах номинала вверху слева на лицевой и вверху справа на оборотной сторонах банкноты, которые при просмотре на просвет должны совмещаться, образуя цельное изображение.

gavrusheva@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...