Когда улики начинают говорить

Как расследуют преступления прошлых лет

Вроде прописные истины: сколько веревочке ни виться, все тайное становится явным, наказание неотвратимо… Однако в правовой практике все эти посылы не однажды проверялись на прочность. Порой для расследования преступлений требуются годы и улики начинают открывать истинный ход событий лишь спустя десятилетия. О чем рассказывают следы из прошлого, молчавшие годами, и как помогают в раскрытии преступлений без срока давности?

Коллаж Олега Попова

В ноябре 2006 года жуткая новость всколыхнула Калинковичи. В своем доме нашли задушенной 56-летнюю Татьяну М. Пенсионерка, которую первыми обнаружили соседи, лежала на кровати обнаженной. Тело женщины было истерзано. Эксперты насчитали не менее 18 ударов неустановленными тупыми предметами по голове, груди, ногам, рукам; два ножевых ранения в живот. Нож так и остался в теле. Среди преступных знаков необъяснимой жестокости и глумления — зажженная сигарета, которую потушили во рту жертвы…

Кто, зачем и почему? Эти вопросы оставались открытыми вплоть до 1 июня 2018 года, когда после пьяной разборки с поножовщиной в Калинковичах задержали 40-летнего Вячеслава М. Рабочий местного лесхоза, будучи под градусом, в порыве ревности пырнул ножом приятеля своей бывшей дамы сердца. Тот едва не погиб. Подруга, из-за которой вспыхнул уличный скандал, вовремя вызвала “скорую”. Однако уголовное дело, которое возбудили по этому факту, вдруг вывело на следы нераскрытого преступления 12-летней давности. Следователь по особо важным делам Следственного управления УСК по Гомельской области Андрей Бандюк рассказывает о неожиданном повороте событий:

— При первоначальных оперативно-следственных действиях у задержанного были взяты образцы биологического материала. Выделен генотип, который проверили по имеющимся базам данных. В результате образцы М. совпали с биологическим материалом на двух окурках сигарет, изъятых с места убийства жительницы Калинковичей осенью 2006-го. Расследование этого уголовного дела было возобновлено. Началась работа по сбору доказательств.

С каждым шагом в прошлое картина прояснялась все четче. По версии следствия, в ночь на 21 ноября 2006 года работник железнодорожного депо Вячеслав М., которому тогда было 28 лет, отправился с работы не домой в пригородную деревню райцентра. Ноги понесли в кафе в центре Калинковичей. Как рассказывали приятели и коллеги, выпить Вячеслав любил. Когда увеселительные заведения закрылись, пошел по домам знакомых. В один из таких, где жила погибшая Татьяна М. вместе с сыном Алексеем, он и наведался к ночи. С Лехой мог пересекаться по работе. Тот одно время был путейцем.

Возможно, по старой памяти и заглянул. Алексея не оказалось. Уехал на заработки в Россию. Мать принимала соседей — супругов. Ужинали, выпивали. Как рассказывали гости-очевидцы, молодой мужчина, которого они прежде никогда не видели, вызвался сходить за сигаретами. Вскоре вернулся с бутылкой вина и куревом. Выпили. Он вышел подымить на улицу. Соседи отправились домой. А парень остался с хозяйкой, которая уснула на полу. Что произошло потом, известно лишь по факту — другая соседка поутру заглянула в дом и нашла пенсионерку мертвой.

Среди улик, собранных тогда экспертами при осмотре места преступления: сигарета во рту жертвы, окурок на крыльце, следы пальцев… Именно слюна и эпителиальные клетки, оставленные на фильтрах выкуренных сигарет “Магнат”, первым делом указали на Вячеслава М., когда ныне, после покушения на убийство соперника, у него были взяты нужные образцы. Сам же он с признаниями не спешил. Тогда постарался затеряться, взяв отпуск на следующий день после случившегося и уехав в Гомель к родственникам жены. Описание свидетелей дали немного подсказок, в базах данных его “следов” также не было, поскольку судимостей не имел и на учетах не состоял.

В процессе предварительного расследования по возобновленному делу калинковичанин убеждал следствие в том, что не помнит ночных посиделок в доме Татьяны М. Поначалу ссылался на провалы в памяти. Рассказывал, что как-то принял неизвестное вещество, отключился, после этого бывали казусы: выпивал в Калинковичах, а через время вдруг приходил в себя в Мозыре, или провожал куму на остановку и после напрочь забывал, куда шел и с кем встречался. Но позже стал говорить просто о том, что запамятовал. Так что следствию приходилось восстанавливать “забытые” детали, опираясь не только на совпадение генотипов.

— Была изучена личность обвиняемого, допрошены люди, которые могли его охарактеризовать, изучены свидетельские показания, — уточняет ход следствия Андрей Бандюк. — Запрошены детализации телефонных соединений за 2006 год, благодаря которым установили, что в момент совершения преступления он находился в центре Калинковичей, то есть как раз там, где и было совершено убийство. Судя по звонкам, домой он добрался только на следующий день. Эти и другие доказательства в совокупности стали основой для предъявления М. обвинения в совершении особо тяжкого преступления 12 лет назад.

В судебном процессе он отвечал по двум делам — 2006 и 2018 годов. В первом себя виновным не признал. Гособвинитель Юлия Чечуха, старший прокурор отдела прокуратуры области, неоднократно возвращалась к вопросу:

— Как тогда окурки, выкуренные вами, оказались в доме погибшей?

На что обвиняемый, сетуя на память, предполагал, что, возможно, шел с похорон коллеги, заглянул с кем-то в этот дом, будучи сильно пьяным, но не более того.

По второму делу вину признавал частично — мол, ножом ударил без злого умысла, обороняясь. Психиатрическая экспертиза нашла его полностью здоровым, способным осознавать свои поступки. Среди поведенческих особенностей специалисты выделили “сверхчувствительность к критическим замечаниям”. Те, кто знал его близко, добавляли: слишком вспыльчив. Судом первой инстанции Вячеслав М. приговорен к 21 году лишения свободы в исправительной колонии усиленного режима. Приговор пока не вступил в законную силу и может быть обжалован.

ОТДЕЛЬНОЙ СТРОКОЙ

С начала работы Следственного комитета в Гомельской области в суд направлено 12 уголовных дел об особо тяжких преступлениях прошлых лет. Среди них такие нашумевшие, как убийство таксиста в феврале 1984 года в Гомеле, индивидуального предпринимателя в Светлогорском районе в 2005-м, жительницы Гомеля в 2008 году и другие. В расследовании большинства из них принимал участие и следователь по особо важным делам Андрей Бандюк. Почему ответы появились только сейчас, специалист объясняет:

— Тяжкие и особо тяжкие преступления прошлых лет пересматриваются постоянно. То, что не удавалось сделать еще пять лет назад, сегодня посильно благодаря совершенствованию действующих и созданию новых баз данных, современным технологиям и оборудованию последнего поколения, которым оснащается экспертная служба. Например, в деле об убийстве таксиста на преступника вышли по следу ладони, который выдал совпадение только сейчас. Ранее просто не было такой базы данных и возможности компьютерной идентификации человека по следам ладоней. Поэтому системная работа по расследованию уголовных дел прошлых лет вкупе с научно-техническим прогрессом дает свой результат.

draluk@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
2
Загрузка...
Новости и статьи