Ключ к прагматизму

Петровский: союзную интеграцию ожидает переход к прагматизму

На прошлой неделе Председатель Совета Республики Михаил Мясникович сделал знаковое заявление. На заседании оргкомитета по подготовке пятого Форума регионов Беларуси и России, который пройдет в сентябре текущего года в Могилевской области, спикер верхней палаты белорусского Парламента озвучил любопытный прогноз: “Полагаю, мы выйдем на очень серьезные и интересные предложения, которые могут быть рассмотрены как некие дополнения и изменения в Договор о создании Союзного государства”. Какими могут быть эти изменения и какова перспектива союзной интеграции в целом? Об этом наша беседа с политическим аналитиком Петром Петровским.

— В кулуарах среди экспертов, политиков и управленцев разного уровня уже давно высказывалась идея о потребности нового толчка в союзном строительстве. Но в том ли дело, что нынешний союзный договор до сих пор не выполнен в полном объеме?

— Думаю, что не только в этом. Просто каждый документ создается в конкретных исторических и политических условиях. Договорная база Союзного государства образца 1996—1999 годов формировалась в условиях глубокой дезинтеграции, сформировавшей психологическую травму у большинства населения Беларуси и России, ностальгирующего по Советскому Союзу. Граждане двух стран требовали глубокой, психологической, символической и часто недосягаемой реакции со стороны властей обоих государств. И здесь можно вспомнить так и не воплощенные в жизнь идеи единой валюты, союзного парламента и даже общего президента в те годы. Причем, как видно, большинство этих пожеланий и предложений имели действительно символический характер. Они были психологическим ответом на последствия распада СССР, определенной компенсацией общественного сознания белорусов и россиян в ответ на негативную ситуацию в регионе.

Однако то, что удовлетворяет психологию населения, далеко не всегда выступает качественным и прагматичным ключом для решения конкретных задач. Идея единой валюты красива и хороша. Но вот как ее можно осуществить при разных подходах к строительству экономик Беларуси и России? Ведь Россия фактически не отказалась и в 2000-х от идей широкомасштабной приватизации. Не были пересмотрены и макроэкономические принципы управления. В Беларуси же сохранился, а в некоторых отраслях создан с нуля широкий индустриальный комплекс. Реальный сектор экономики выступает в нашем государстве приоритетным. И как в этой ситуации может функционировать единая валюта? Опыт ЕС показывает, что с такими решениями не следует спешить.

С другой стороны, договорная база 1996—1999 годов, имея большое количество символических шагов, не прописывала конкретные интеграционные действия в областях экономики, образования, научно-технического сотрудничества. Все это начало всплывать в середине 2000-х, когда прошла череда конфликтов между различными хозяйственными субъектами двух стран — от нефтегазовых до сахарных и мясо-молочных.


— Некоторые противоречия, надо полагать, банальным спором хозяйствующих субъектов не ограничиваются, а гораздо более глубокие?

— Сформировались совершенно новые условия и задачи перед двумя странами. Россия запустила программу импортозамещения, не включив туда наши предприятия. Также система лизинга и кредитования в России не ставит вопросы равных условий доступа для производителей двух стран. Эти, казалось бы, рутинные проблемы чаще всего становятся нарушителями российско-белорусского спокойствия, дискредитируя саму идею интеграции. А это и потери немалых средств конкретными субъектами хозяйствования, и утраченные возможности и время.

Для нашей страны в это сложное и турбулентное время главной задачей является так называемая индустриальная революция 4.0 (внедрение технологий робототехники, искусственного интеллекта, экологических стандартов). Подобные же задачи ставит и российская сторона. А это означает, что больший упор нужно ставить именно на научно-техническое сотрудничество — от студенческой скамьи до эксклюзивных НИИ и различных кампусов. Сегодня же в программах Союзного государства преобладает мелкотемье, на что указывают специалисты различных уровней. Отсутствуют общие образовательные программы по прорывным специальностям. И здесь необязательно создавать механизмы для поступления белорусов в России или россиян в Беларуси. Современные образовательные стандарты дают возможность формировать специальности и наборы одновременно на базе двух вузов, когда часть срока обучения происходит в одном из них, а часть — во втором. Особенно это важно в случае наличия кампусов и НИИ.

— Какие еще точки сближения актуальны сегодня между нашими странами?

— Следует также отметить важность направления по созданию межгосударственных транснациональных корпораций. Про это не раз заявлял наш Президент. ТНК Союзного государства потенциально смогут увеличить возможности.

Договорная база требует также уточнений и в сферах обеспечения прав и свобод граждан обеих стран. Мы помним прошлогодние случаи с попытками введения в России требований для водителей обучаться только в российских автошколах и получать водительские права только российского образца. Или уже затянувшийся не на один год вопрос об обоюдном признании виз. И как итог — введение Россией паспортного контроля на границе с нашей страной. Такие законопроекты не возникали бы при наличии общесоюзной правовой базы, регламентирующей трудовые и иные права и общее признание документов двух стран.

Однако для всех этих нововведений требуется соответствующая правовая база. И это уже не говоря про сферу ИT, которая вообще не регламентирована в документах Союзного государства. Таким образом, новые реалии требуют дополнений и модернизации договорно-правовой базы Союзного государства. Следует уходить от символических и невыполнимых пунктов. И переходить к созданию законодательной базы для различных сфер экономики и общественной жизни, которая улучшила бы жизнь конкретного человека.

osipov@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...