Кислород всемогущий

Дети с аутизмом идут в школу, а женщины с бесплодием рожают: новые направления в баротерапии освоили специалисты минской БСМП

Неожиданные случаи выздоровления наблюдают специалисты отделения гипербарической оксигенации Больницы скорой медицинской помощи в Минске. Женщины рожают даже после нескольких неудачных попыток ЭКО, дети с синдромом аутизма идут в школу в обыкновенный класс, пациентки восстанавливаются после неудачной пластики, излечиваются глазные болезни — и все это последние результаты баротерапии. «Р» узнала о новых направлениях в лечении кислородом, которые осваивают в БСМП.

Барокамера оснащена комплексом мониторного наблюдения. Это позволяет контролировать состояние больного, наблюдать его в динамике, оценивать перспективу лечения и прогнозировать осложнения.
Фото Юрия МОЗОЛЕВСКОГО.

Погружение на пятиметровую глубину


Сергей Иванович себя запустил. Больной сахарным диабетом обратился к врачу по поводу ноги — не давала ходить глубокая трещина в пятке. Но другие проблемы, которые подводили мужчину к последней черте, он игнорировал. В ногах, животе и легких скапливалась жидкость. Пациент не мог лежать — задыхался. С сердечной недостаточностью его госпитализировали в кардиологию. Неожиданно для медиков Сергея Ивановича вернул к жизни  кислород. А ведь ничего хорошего ему не прогнозировали. Понадобилось сорок сеансов.

Наталья МИЩЕНКО.
Заведующая отделением Наталья Мищенко описывает, каким увидела пациента на первом сеансе:

— Ему было немного за пятьдесят. Даже слушать его было страшно — настолько плохо работало сердце. Подумала: «Господи, как же его лечить». Во всей литературе подобные случаи рассматривались как крайне сложные. Мы сконцентрировались на лечении ноги, надеясь, что заодно восстановится и сердце. Кислород ведь действует системно. На середине лечения слушаю — сердце работает по-другому. Обследовали повторно — все показатели улучшились в два раза! Такого эффекта я не ожидала. Продолжили дальше лечение, больной пошел на поправку. Уверена, сработала барокамера.

В Минске работает около десяти отделений гипербарической оксигенации. Всего в стране их более сорока. В БСМП баротерапию проходит наибольшее число пациентов. Отделение здесь работает круглосуточно. В двух барозалах — три современные барокамеры БЛКС-303 МК, изготовленные Российским космическим НПЦ имени Хруничева. Сеанс по ощущениям сродни погружению на пятиметровую глубину. Кислород поступает под повышенным давлением. Только нет воды. Пациент сорок минут отдыхает в капсуле, укутавшись в простыню, и вдыхает свежайший воздух.

— Кислородом обогащаются проблемные места в организме, где снижен приток крови, есть травмы, воспалительный процесс, — рассказывает Наталья Вячеславовна. — Уже после первой процедуры к больному участку поступает в десять раз больше кислорода. Заложенность в ушах и шум поступающего кислорода — вот небольшой дискомфорт, который ощущает пациент. Зато после как рождается заново. Восстанавливается правильное дыхание в поврежденных клетках.

Газ долголетия


А что же происходит в это время со здоровыми клетками?

— Они не берут лишний кислород, а реагируют увеличением антиоксидантной защиты, — поясняет врач. — Это положительно влияет на продолжительность жизни, способствует укреплению иммунитета, поддерживает молодость и красоту. За 37 лет мы накопили большой опыт работы с малыми дозами кислорода. Число посещений зависит от проблемы. Например, при отравлении угарным газом требуется два сеанса, а при труднозаживающих трофических язвах — до 70 процедур.    

«Как прогулка после грозы», «Будто пробежка по тропинке в сосновом лесу» — так отзываются посетители барозала после сеанса.

Барокамера оснащена комплексом мониторного наблюдения. Это позволяет контролировать состояние больного, наблюдать его в динамике, оценивать перспективу лечения и прогнозировать осложнения. Такие же аппараты используют в крупнейших клиниках России и других странах СНГ, а также в Австрии, США, Израиле, Греции.

Первые барокамеры появились у нас более тридцати лет назад, а раскрывался целительный эффект кислорода под повышенным давлением, как аромат дорогих духов, постепенно.

— Сначала мы применяли этот метод для лечения пациентов в критических состояниях. Его внедряли реаниматологи. Но все больше расширялись наши представления о возможностях кислорода. Стали использовать барокамеры в терапии кардиологических больных. После реконструкции отделения увидели колоссальный эффект при лечении хирургических пациентов. Было много ограничений в применении. Потом поняли: если метод правильно использовать, то многие заболевания можно предупредить, вплоть до онкологии. Чудо совершают даже маленькие дозы.

Игорь попал в Больницу скорой медицинской помощи с тяжелой сочетанной травмой. Пациенту предстояло несколько операций, но пролежни в области затылка и крестца остановили выздоровление. Нависла угроза. После консилиума Игорю с осторожностью назначили минимальные дозы кислорода.

— Давление выше атмосферного позволяет растворять повышенное количество кислорода в крови, — объясняет суть процедуры доктор Мищенко. —  Дальше все зависит от того, насколько оно выше атмосферного. Были сомнения, что та минимальная доза кислорода, которую мы использовали в лечении пациента, даст нужный эффект. Но результаты превзошли наши скептические ожидания. Со второго сеанса врач, который делал перевязки, заметил, что идет активное заживление. А после пятого сеанса большая рана закрылась почти наполовину.

Спасение из барокамеры


— Многие женщины хотят оздоровиться и омолодиться. Омолаживающий эффект кислорода в десятки раз сильнее влияния кислородной косметики, которая работает только поверхностно, — говорит доктор.

В отделении пролечивались пациентки после неудачных пластических операций на животе и груди, ринопластики. Раны заживали бесследно. Моя
собеседница вспоминает поразительный случай. За помощью обратилась молодая женщина. Она рисковала потерять нос после того, как ей неудачно ввели в носогубную складку гиалуроновую кислоту. Два курса лечения — и проблема исчезла без следа.  

— Или вот еще история, — чудодейственные свойства кислорода не перестают удивлять Наталью Мищенко. — Женщина лет 50 безуспешно лечилась в течение трех месяцев от язвенного воспаления роговицы глаза. Что только не перепробовала. Уже после третьего сеанса гипербарической оксигенации все прошло. Успешно пролечили пациентку с дистрофией сетчатки. Вообще, глазные недуги — новое для нас направление. И мы наблюдаем великолепные результаты.

Недавно в отделение стали брать пациенток после нескольких безуспешных попыток ЭКО. За кислородом приходят и будущие папы.

— Процедура активизирует сперматозоиды у мужчин, а у женщин улучшает кровообращение в матке, что помогает яйцеклеткам выживать, — поясняет доктор. — Еще одно новшество — лечение детей с синдромом аутизма и задержкой психического и речевого развития. К нам приезжали дети из Израиля, Швейцарии. Эффект очень хороший. Родители замечают, что дети становятся более спокойными, контактными, лучше адаптируются в обществе.  

Всех счастливых историй выздоровления не перечесть в одной статье. Более того, лечение в барокамере еще и экономически выгодно. Позволяет сократить пребывание пациента в стационаре. Это особенно очевидно при лечении больных с отравлениями и тяжелой хирургической патологией.

kasiyakova@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...