Минск
-3 oC
USD: 2.24
EUR: 2.47

Директор Республиканского ландшафтного заказника «Ельня» — о том, почему природа не терпит грубого вмешательства

Хозяин на болоте

Таким людям не важны грамоты, дипломы, звания. Они не ждут оценки своих достижений и неудач, ведь имеют значительно большее — профессию, определившую всю дальнейшую жизнь: яркую, насыщенную и очень нужную не только людям, но и окружающему миру. Почему директор Республиканского ландшафтного заказника «Ельня» Иван Борок не представляет своей жизни без древнейшего верхового болота, которое считает самым уникальным произведением природного искусства? Чем манят его ельнянские топи, которым уже свыше 9000 лет? Ответы на эти и другие вопросы искала наш корреспондент.



Туристам рады не всем

— Вот это сапсан — удивительная птица... В пикирующем полете она может развивать скорость до 350 километров в час! Не зря так назвали высокоскоростные электропоезда, — Иван Борок проводит для меня экскурсию по экоцентру. — А здесь у нас дербник — так называемый дамский сокол. Кстати, свыше половины популяции обитает именно у нас, на Ельне. Дальше — краснокнижница золотистая ржанка…

Сначала я подумала, что мне демонстрируют чучела птиц. Сомнения развеял Иван Иванович:

— Да вы что! Это всего лишь копии в натуральную величину, сделанные из шерсти уникальным минским мастером Ольгой Каминской. Да, выглядят точь-в-точь как настоящие. А коллекция и вправду классная. Смотрите, чернозобая гагара. Случайно увидеть такую в живой природе практически нереально. Их в Беларуси считаные единицы. Две пары живут на нашем болоте. Возможно, они последние. Незаурядная птица — ныряет на десятки метров. Очень осторожна: если ее поднять с гнезда, она больше на кладку не вернется. Этим и объясняется исчезновение вида с белорусских водоемов — цивилизация дает себя знать. 

Я вижу, что Иван Борок может часами увлеченно рассказывать как о самой Ельне, так и о ее обитателях. Причем делает это настолько живописно и красноречиво, что еще чуть-чуть — и я, несмотря на зиму за окном, вот-вот попрошусь на экскурсию в самую глубь заказника.



— Не торопитесь, — шутит собеседник. — Нынешним летом водил группу немцев на болотоступах. Одна дама чуть не съела из любопытства бледную поганку и потом часа два испуганно отмывала руки водкой. А другой дважды «повезло» упасть — провалиться в болото. Иностранка так разнервничалась, что сразу попросилась на берег и была очень счастлива, ощутив под ногами твердую почву. Тем не менее походом немцы впечатлились. И уехали дальше по Беларуси. А их переводчица впоследствии со смехом рассказывала: самых ярких впечатлений туристы из Германии набрались именно здесь. Не зря потом каждый вечер начинали ужин с рюмки шнапса и ставшего традиционным юморного тоста: «За спасение из белорусских болот!» 

Самый пожилой гость Ивана Борка — 85-летний турист из Швейцарии. Прошел вместе с 60-летней дочерью на болотоступах весь маршрут и наотрез отказывался от посторонней помощи. Вместе с ними был 70-летний зарубежный орнитолог, он без устали восхищался нашей природой… 

К сожалению, сетует директор заказника, эти места в последние годы стали настолько популярны, что контролировать поток туристов тут просто невозможно. Территория — свыше 25 тысяч гектаров, из которых 20 — топи. Около 120 озер плюс три реки, вытекающие из болота. Сегодня заказник общедоступен. Здесь разрешается собирать ягоды и грибы, ловить рыбу. Костры, палатки, лодки и машины запрещены, но отследить все нарушения сложно. 

— Вы не представляете, сколько мусора оставляют после себя неорганизованные туристы! — не скрывает тревоги за экологию одного из самых древних болот Евразии его директор. — Только в этом году вывезли около десятка УАЗов отходов. А раньше даже вертолеты задействовали, с их помощью доставляли из труднодоступных мест на сушу мусорные мешки. Много отходов бросают рыбаки. С помощью спонсоров собираем волонтерские отряды, организуем их завоз и питание. Популярные стоянки нам известны. Прежде всего это острова — когда-то здесь были хутора, где жили графские лесники. Приглядывали за порядком. Например, на Черном озере даже сохранились остатки фундамента от дома…

На защиту уникальности

При заказнике нашему герою удалось сплотить энтузиастов. Например, каждое лето здесь собираются молодые люди, которые строят и размещают на болоте специальные домики для гнездования редких и исчезающих птиц. А еще ремонтируют специальные плотины у каналов, построенных в XIX—XX веках, что не дают уходить воде и тем самым избавляют болото от опасности осушения. Таких плотин десятки. И каждая требует постоянного внимания. Иначе уже завтра уникальное болото превратится в пустыню. 

Вот вы знали, например, что болотную воду можно пить без опаски и даже некипяченой? Иван Борок уверенно утверждает: можно. Только напиться будет сложно. Вода-то как дистиллированная. Это местный мох дает такую реакцию антисептика. Ловить рыбу с помощью электроудочки тут бесполезно: чудо-водица ток не пропускает. В ней не содержится ни минералов, ни солей. А еще здесь нет… комаров! Да-да, на болоте комары не живут: слишком стерильна тут обстановка, нечем питаться. Вот поближе к озерам — да, на берегах от летучих кровопийц спасу нет… Хотя болотное окружение и здесь дает о себе знать: травоядные рыбы в ельнянских водоемах отсутствуют. Зато хищников, щуки и окуня, полно. 

belpohod.by

Из историков в экологи

Директором республиканского заказника Иван Борок трудится около 9 лет. Самое необычное в том, что по образованию он историк. Некоторое время был директором районного подразделения БООР. А потом из охотника вдруг взял и переквалифицировался в эколога. Случилось это после того, как по долгу новой службы повезло более глубоко познакомиться с природой уникального края. Тогда Иван Борок наотрез отказался от охоты. 

— Детей тоже вовлек в природоохранную тему, — рассказывает он с улыбкой. — Сын и дочь практически выросли в лесу. Участвовали в волонтерских экспедициях, ходили за ягодами и грибами. Сейчас Никита — инженер в Институте микробиологии Академии наук. Валерия помогает мне с сайтом заказника, налаживает связи с общественностью. 

Кстати, Иван Иванович уже дед. Внуку Роману только в апреле исполнится два года, но он уже не единожды побывал в экоцентре. Будущей весной мальчику предстоит и первое знакомство с самим заказником: дедушка заранее расписал всю программу воспитания будущего эколога — пусть растет династия.

А осенью маленькому Роману обязательно покажут красавцев журавлей. Зрелище уникальное: целые стаи огромных серых птиц с красными и желто-рыжими шапочками кружат в небе и приземляются на полях. Ельня — главная их остановка на пути в жаркие страны. Десятки тысяч журавлей гостят здесь около трех недель, и на это время в заказнике приходится самый пик туристического сезона. Хотя необычайно красивых птиц здесь можно наблюдать и в другое время: в последние годы болото стало местом постоянного гнездования для сотни пар серых журавлей. Иван Борок надеется, что точно так же миорская земля станет домом и для тех людей, кто искренне предан природе. Заповедное болото большое — места и для жизни, и для работы хватит всем.

begunova@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Елена БЕГУНОВА
Загрузка...