Канны обетованные: сплошные приквелы и сиквелы. А где шедевры?

Игорь Сукманов — о самом статусном кинофестивале мира на Лазурном берегу и белорусской киноиндустрии

Программный директор минского фестиваля «Лістапад», известный кинокритик Игорь Сукманов — о самом статусном кинофестивале мира на Лазурном берегу и белорусской киноиндустрии
Программный директор минского фестиваля «Лістапад», известный кинокритик Игорь Сукманов — о самом статусном кинофестивале мира на Лазурном берегу и белорусской киноиндустрии


МАЛО кто в нашей стране так знает кино и разбирается во всех его тонкостях, как сегодняшний гость «Субботних встреч». Игорь СУКМАНОВ частый гость кинофестивалей класса А, не говоря уже о том, что участвует в программировании форума отечественного — минского «Лістапада». Прежде чем перейти к обсуждению состояния дел в белорусском кинематографе, я при встрече первым делом поинтересовался его впечатлениями о только что завершившемся в воскресенье 68-м Каннском кинофестивале, где «Беларусьфильм» показал киноленту. 

— Игорь Борисович, с приездом! Как погодка в Каннах?

— Большое спасибо. Погода роскошная, солнце, жара, кто-то даже купается в море. Набережная Круазет с утра до ночи стоит на ушах, пляжные дискотеки, клубничное настроение… Но ведь это не главное в Каннах, правда? Большую часть времени люди здесь все же отводят фестивалю и тому, что с ним связано.

— Какая атмосфера царила на фестивале, красной дорожке?

— В этом году был в Каннах уже в 13-й раз. Безусловно, это для киноманов со всего света самое культовое место, здесь собираются сплошь те, кто любит и ценит кино. На юг Франции каждый год съезжаются миллионы людей. Статистика гласит, что это второе событие в мире после Олимпиады по числу аккредитованных журналистов. Сверхинтенсивное, требующее крепкой выдержки. Первый сеанс, к примеру, начинается в 8 утра. Для того чтобы попасть в кинозал, нужно встать как минимум в 5! Каннские очереди — это вообще отдельная история, о которой можно говорить больше, нежели о конкурсантах фестиваля. При этом есть риск, что вы не попадете в зал вовремя, и тогда пиши пропало. Все сеансы здесь начинаются вовремя, минута в минуту. 

Что касается красной дорожки, то она не всегда эпицентр самого интересного в Каннах, в отличие, к примеру, от «Оскара» или Венецианского фестиваля. Можно «зависнуть» на ней, но пропустить шикарный фильм. А вообще, в этом году в Каннах звезд было достаточно — Жерар Депардье, Колин Фарелл, Кейт Бланшетт, Гаспар Ноэ…

— Вы обмолвились, что за 12 дней фестиваля посмотрели 36 картин. 3—4 фильма в день как осилили?

— Мой распорядок был такой: в 6 утра подъем, с 8 до 2 ночи — просмотр фильмов, в 3 — отбой. А еще бывают ночные сеансы — до 5 утра. Очень утомляет, но того стоит. Отметил бы фильм открытия фестиваля Хирокадзу Корэ-эда «Наша младшая сестра» — неспешное, подробное, традиционное (при том, что в основе комикс) повествование о трех японских сестрах, после смерти отца познакомившихся со своей сводной младшей сестрой и поселивших ее под своей крышей. Шикарная картина — тайваньский фильм «Убийца», получивший приз за лучшую режиссуру. Снятый настолько изощренно, что после просмотра зритель забывает, о… чем фильм. Лично со мной так и было. Еще парочка отличных фильмов — румынская картина «Сокровище» о жителях деревни, занятых поисками драгоценностей, некогда спрятанных от коммунистов, и канадский фильм «Наемница».

— Что скажете о белорусском фильме «Мы, братья», который был заявлен на закрытом показе?

— Попасть на показ не довелось. Сложно перестроиться с шедевров мирового кинематографа на фильм, изобилующий экшн-сценами. Лучше постою в очереди за билетами на «Лобстера» — сюрреалистичную комедию с интереснейшим сюжетом.

Другое дело — французский фильм «Три воспоминания о моем детстве», снятый при участии «Беларусьфильма». Его смысл такой: три самых главных зарубки памяти героя — детство, отрочество и юность. Время отрочества как раз таки связано с Минском, куда главный герой переезжает после войны. Думаю, зритель заметит, что некоторые сцены были сняты в Национальном художественном музее. В нем играют актеры Купаловского театра Геннадий Фомин, Павел Адамчиков, Сергей Тарасюк и Зинаида Зубкова. Возможно, эта картина поучаствует в минском «Лістападзе».

— А какие еще ленты вы присмотрели в Каннах для «Лістапада-2015»?

— Программа еще не готова, заявочный список участников будет полностью сформирован в середине июня. Не секрет, что некоторые картины с Каннского фестиваля покажем в Минске. Скорее всего, это фильмы «Лобстер» и «Сокровище».

— Подведите коротко личные итоги 68-го кинофестиваля…

— С организационной и программной точки зрения проколов на минувшем кинофоруме все же много. В большинстве своем фильмы показались скучными, мало запоминающихся картин. Сценарная проблема — это действительно проблема мировая. Посмотрите — везде сплошные ремейки, приквелы, сиквелы. Оригинальных идей крайне мало. Потом жюри. Его председатели — голливудские кинорежиссеры братья Коэны — большие молодцы, раз вручили «пальмовую ветвь» картине «Дипан». Все по существу. А вот их помощники — неопытные и зеленые актеры, режиссеры, сценаристы и композиторы — сделали нелепый выбор в определении лучшей мужской и женской роли. Порадовали постоянные аншлаги в главных кинотеатрах фестиваля «Гранд Театр Люмьер» и «Дебюси».

— Чего, по вашему мнению, не хватает белорусскому кинематографу?

— Несомненно, есть в нем свои бесспорные преимущества. Наше кино нравственно, смотрибельно, мы не отошли от советских традиций гуманизма. Но о белорусском кино нельзя говорить в отрыве от зрителя. Самый главный вопрос — для чего зритель приходит в кинотеатр? Сегодня чаще всего наше кино существует само по себе, зритель сам по себе. И в кинотеатрах они встречаются, увы, достаточно редко. Зритель поднимется с дивана, если ему гарантировано зрелище: интригующее, захватывающее, пугающее или легкое, развлекательное. Соответствует ли белорусское кино современным зрительским запросам — вот в чем вопрос.

Наши кинематографисты озабочены нередко только собой, своими идеями. Они забывают о том, что сейчас все доступно: телевидение, интернет, DVD. Нельзя исключать фактор информационной пресыщенности. Зрителя нужно удивлять. Показывать новое, а не зацикливаться на военной теме. А почему не взять современность? Вспомните пример румынского кино. Кто бы мог подумать, что оно ворвется в мировую киноэлиту? А какой качественный мировой продукт имеем мы?

К сожалению, сегодня на киностудии нет специалистов, которые умели бы продавать наше кино зарубежным компаниям. Мы не знаем, на какой стадии начинать пиарить фильм, как проводить его рекламную кампанию. Ведь на отечественном рынке мы наш продукт не окупим. Так что работать кинематографистам есть над чем.


В ТЕМУ 

«Золотая пальмовая ветвь», главный приз Канн, досталась социальной драме Жака Одиара «Дипан», рассказывающей о гражданской войне в Шри-Ланке.

Гран-при, вторую по значимости премию Каннского кинофестиваля, получила венгерская драма о Холокосте «Сын Саула» режиссера-дебютанта Ласло Немеша.

Лучший режиссер — тайванец Хоу Сяосянь (за фильм «Убийца»).

Лучшая мужская роль — Венсан Линдон («Закон рынка»).

Титул лучшей актрисы у Руни Мара, которая сыграла в «Кэроле» Тодда Хейнса, рассказывающем об истории любви двух женщин.

lobatjy@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости