Минск
+13 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Студент журфака в роли школьного учителя

Как я был учителем

Все началось ровно год назад. Сбылась моя детская мечта: устроился работать школьным учителем. Тогда еще не был знаком с подноготной профессии, довольствуясь лишь романтическими представлениями о ней. Сегодня увольняюсь. Почему и как, поведаю в этой публичной записке, а пока расскажу предысторию о том, как студент четвертого курса журфака стал Дмитрием Олеговичем и окунулся с головой в жизнь минской гимназии.

Сразу с откровений. Когда окончил школу, твердо знал: на учителя (пускай и хотелось) не пойду. Непрестижно это. «Все кому не лень поступают в педагогический, если баллов в «нормальный» вуз не хватило», — наперебой убеждали одноклассники. Словом, сложилось расхожее мнение, будто учителей в стране хоть отбавляй: ведь только единицы пробиваются к звездам, а «серые массы» — клянусь, метафора не моя — идут учить, запросто получив «обязательную» корочку. (Поверьте, самому обидно писать такое: у меня на пути учителя встретились исключительные.) Каким же искренним было удивление, когда в «битком набитых школах» нашлись вакансии для студентов, да еще, как в случае со мной, непедагогических специальностей.

Прошлогодний декабрь стал стартом моей карьеры. В школе, которая находится в 10 минутах ходьбы от дома, работала мой добрый друг Оля, она же педагог–организатор Ольга Александровна. Полставки совмещала с учебой и написанием диплома на филфаке БГУ. Очевидно, одной ей приходилось несладко: на свободные часы в гимназию можно было взять еще троих таких же студентов. Вот и позвонила мне, чтобы пришел на подмогу. Рассуждал так: незачем отказываться от нового опыта и дополнительного заработка. К тому же и министр образования Сергей Маскевич как–то высказывался за такую возможность для студентов–старшекурсников.

Теперь хочется написать, что «не знал, на что иду» или что–то еще в этом духе, но буду честен до конца. Знал. Что не озолотишься, что личного времени станет в разы меньше, что рабочий день не ограничится официальным графиком. Не говоря уже об ответственности. Кто–то отговаривал, кто–то удивлялся, но я от своего намерения не отказался. После импровизированного собеседования у директора завел трудовую книжку, приступил к обязанностям. И тут завертелось...

В первую смену шел в гимназию, во вторую — к себе, в университет. К обращению по имени–отчеству привык не скоро. В шестой школьный день (суббота) проводил мероприятия, дома писал сценарии к концертам, на неделе постоянно задерживался, опаздывая на пары, порой работал в две смены, сопровождая детей на районные конкурсы. «А кому–то еще тетрадки дома проверять», — успокаивали меня коллеги.

Была и другая сторона. Та, о которой даже многоопытные учителя, уставшие от сверхурочной нагрузки в виде субботников, совместного с учениками сбора макулатуры и прочих радостей, отзываются с блаженной улыбкой на лице. Школьные линейки, праздничные мероприятия, концерты, конкурсы, выпускные — вот из чего состояла моя работа! Я до сих пор думаю, забыв о хронической усталости, что стоило бы продлить это удовольствие... Но на «легкий кайф», как шутит знакомая педагог, нет времени.

Наступает пора, когда всерьез думаешь о скором прощании с альма–матер. Уже не до экспериментов со специальностью. Вернуться в школу после окончания университета не смогу не только из–за непрофильного диплома, но из инстинкта выживания: зарплата, которую получал, была не совсем зарплатой, а скорее матпомощью к стипендии. «Финансы поют романсы» не только студентам без стажа с неоконченным высшим. «Нам так мало платят, потому что мы, видимо, получаем много удовольствия от своей работы», — запомнил я слова одного преподавателя.

Не без удовольствий, конечно. Гимназисты из организованного мной кружка журналистики спросили любимых учителей, что те любят в своей профессии, а что — нет. «Нравится то, что работаю с детьми. А не нравится большой объем документации, которую нужно готовить и заполнять», — примерно это услышали ученики от большинства моих коллег.

Все же нисколько не жалею, что была в моей жизни такая история, короткая, но весомая. Зуб даю, учительство создано и для студентов: энтузиазм, энергия, инициативность и оплата труда в этом случае выдержаны в идеальных пропорциях.


Советская Белоруссия №242 (24623). Пятница, 19 декабря 2014.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...