Как обеспечить устойчивость, конкурентность и эффективность национального АПК?

Естественное плодородие белорусских земель изначально было весьма низким, не превышающим в эквиваленте 8—10 ц кормовых единиц (к.ед.) с 1 га. Это примерно в 10 раз меньше, чем в развитых странах Европы, и в 5—6 раз ниже достигнутого сейчас в Беларуси искусственного плодородия. Вместе с тем для поддержания и повышения нынешнего уровня продуктивности необходимы адекватные и даже опережающие объемы финансовых и материальных средств. В противном случае будет происходить падение плодородия и возврат к его естественному состоянию, что потребует неимоверно больших затрат для восстановления утраченного потенциала. Учеными это обосновано как теоретически, так и на практических примерах. Вывод однозначный: белорусское сельское хозяйство для организации интенсивного производства и поддержания целевых пределов конкурентности требует постоянно возрастающих капитальных вложений. Без этого оно становится экстенсивным, не способным обеспечить растущие потребности страны в сельскохозяйственном сырье и продовольствии.

Производственный потенциал нашего АПК является рукотворным, созданным за многие годы целенаправленной деятельности

Естественное плодородие белорусских земель изначально было весьма низким, не превышающим в эквиваленте 8—10 ц кормовых единиц (к.ед.) с 1 га. Это примерно в 10 раз меньше, чем в развитых странах Европы, и в 5—6 раз ниже достигнутого сейчас в Беларуси искусственного плодородия. Вместе с тем для поддержания и повышения нынешнего уровня продуктивности необходимы адекватные и даже опережающие объемы финансовых и материальных средств. В противном случае будет происходить падение плодородия и возврат к его естественному состоянию, что потребует неимоверно больших затрат для восстановления утраченного потенциала. Учеными это обосновано как теоретически, так и на практических примерах. Вывод однозначный: белорусское сельское хозяйство для организации интенсивного производства и поддержания целевых пределов конкурентности требует постоянно возрастающих капитальных вложений. Без этого оно становится экстенсивным, не способным обеспечить растущие потребности страны в сельскохозяйственном сырье и продовольствии.

ПОНИМАЯ это, учеными разработана, а руководством страны принята новая Государственная программа устойчивого развития села на 2011—2015 годы как продолжение предыдущей. Однако в ходе реализации этого масштабного документа в последнее время в АПК возникают сложности и противоречия, которые могут привести к сдерживанию темпов развития, а то и вообще недовыполнению программных установок.

Так, на завершающей стадии Государственной программы возрождения и развития села в 2010 году централизованные инвестиции в развитие сельского хозяйства в эквиваленте достигли примерно 220, а по некоторым оценкам 240 долл. в расчете на 1 га сельскохозяйственных угодий. Это дало всем отраслям АПК без исключения благоприятную возможность для динамичного совершенствования. Сельское хозяйство оказалось на пике своего возрождения. Однако с принятием новой Государственной программы, несмотря на декларации о ее преемственности, размеры централизованных государственных преференций для АПК стали снижаться. По итогам 2011 года они упали до 180 долл., а в 2012-м, как ожидается, снизятся до 160—170 долл. Объясняется это необходимостью строгой экономии бюджетных и централизованных средств, особенно после девальвации белорусского рубля в 2011 году, результатами противоречий в финансовой и экономической сферах как в мире, так и внутри белорусской экономики. Поставлена задача перехода ряда отраслей, в том числе и АПК, на самофинансирование и формирование инвестиций в краткосрочное и долгосрочное развитие преимущественно за счет собственных и заемных внебюджетных средств.

Конечно, данная установка имеет экономический смысл, но для ее реализации необходимы, как известно, соответствующие условия. И прежде всего строгое соблюдение межотраслевого паритета при системном товарообмене, свободное ценообразование на сельскохозяйственную продукцию и готовое продовольствие, аналогично тому, как это делается в других отраслях. Но поскольку в стране сложилась практика неэквивалентного обмена товарами и ресурсами не в пользу сельского хозяйства, а также практика централизованного установления цен на сельскохозяйственную продукцию и продовольствие, что усложняет возможность равновесного регулирования цен по спросу и предложению, реализация рыночных принципов самоокупаемости и самофинансирования хозяйственной деятельности является проблематичной.

Централизованные инвестиции, предназначенные якобы для поддержки АПК, на самом деле направляются на поддержку отраслей, предприятий и организаций несельскохозяйственной сферы — машиностроения, производства минеральных удобрений и химических средств, горюче-смазочных материалов, энергетических ресурсов и др. Значительную долю этих средств забирают банки за непомерно высокие коммерческие кредиты. Непосредственно на развитие самого сельского хозяйства остается менее трети централизованных преференций.

Снижение их размеров при отсутствии адекватных собственных инвестиций у сельхозпредприятий неизбежно повлечет спад объемов производства. Это уже чувствуется. Так, темпы роста ВВП АПК в последние годы существенно замедлились, вместо 8—10 процентов в год они составляют 5—6 процентов. Возможности роста объемов молока и мяса практически исчерпаны, удерживаются лишь достигнутые позиции. Производство зерна в 2012 году хотя и оказалось рекордным, но это, надо полагать, произошло еще на потенциале, созданном Государственной программой возрождения и развития села до 2010 года. В следующем году, если не увеличить преференции на закупку и внесение минеральных и органических удобрений, а также на дальнейшее воспроизводство сельскохозяйственной техники, вряд ли удастся удержать достигнутый урожай. Поэтому экономия на сельском хозяйстве является неоправданной, несмотря на все финансово-экономические трудности. Эту экономию, если будет допущен спад производства, придется компенсировать намного большими затратами средств и ресурсов.

Опасность снижения государственной поддержки АПК существует и в связи с вхождением Беларуси в Таможенное пространство (ТС), созданием Единого экономического пространства (ЕЭП). Дело в том, что республика имеет более высокие размеры поддержки своего АПК по сравнению с партнерами по ЕЭП и, соответственно, более высокие показатели производства, объемы сбыта и уровни конкурентоспособности. Но под давлением России и Казахстана, выступающими за выравнивание размеров государственного субсидирования АПК, Беларусь вынуждена принять на себя обязательства его поэтапного сокращения.

Конечно, с точки зрения России и Казахстана это вполне правомерно, поскольку господдержка сельского хозяйства там гораздо ниже и составляет в эквиваленте менее 60 долл. на 1 га угодий. Но правомерно ли это для Беларуси?

Во-первых, и Россия, и Казахстан — страны с богатыми природными ресурсами, прежде всего энергоносителями, которые они традиционно поставляют на экспорт. И за счет этого могут приобретать на мировом рынке необходимые материальные средства, в том числе и продовольствие. Что они, собственно, и делают. Поэтому недосубсидирование АПК не представляет опасности ни для России, ни для Казахстана. А для Беларуси это прямая угроза потери конкурентоспособности.

При отсутствии в отрасли других преференций это может повлечь адекватное снижение уровней и объемов производства, и, соответственно, сбыта и экспорта продукции. Беларусь будет еще больше проигрывать не только на мировом рынке, но и на рынке ЕЭП.

Перед сельским хозяйством стоят непростые задачи ускоренной интенсификации производства, наращивания объемов продукции и ее сбыта, обеспечения конкурентоспособности, равноправной интеграции в пространство ТС и мировое сельское хозяйство и др. Помимо государственных преференций, это требует целого комплекса мер по совершенствованию механизма хозяйствования самих агропромышленных предприятий. Сформулируем важнейшие из них.

ПЕРВОЕ. Надо обеспечить динамичное развитие всей совокупности сельскохозяйственных предприятий, а не только группы так называемых экономически крепких. Дело в том, что на практике существует представительная группа сельскохозяйственных организаций, уровни и объемы производства в которых абсолютно не отвечают критериям интенсификации. Если взять общую совокупность крупных товарных сельскохозяйственных предприятий, а их по статистике сейчас насчитывается около 1280, то можно наблюдать их немалую дифференцированность, и не только по наличию сельскохозяйственных угодий и обеспеченности средствами производства, но и, что особенно бросается в глаза, — по продуктивности отраслей, окупаемости ресурсов и товарности продукции.

Есть группа сильных хозяйств, которые составляют примерно 20 процентов от общего количества. Существует группа средних хозяйств, их насчитывается около 50 процентов. И есть группа наиболее слабых в производственном и экономическом плане хозяйств, порядка 30 процентов от общей численности, которые тормозят развитие всего агропромышленного комплекса. Если проанализировать удельный вес каждой такой группы в общих объемах производства по стране, то раскладка будет совершенно иной: группа сильных хозяйств дает примерно 50 процентов объема, средних — 35—40 процентов и наиболее слабых — всего 10—15 процентов. Исходя из этого следует, что в самой системе АПК имеются огромные резервы роста производства прежде всего в группах слабых и средних хозяйств. Если в первой группе уже почти достигнуты пороги целесообразной и предельной продуктивности и дальнейший рост здесь вызывает опережающие затраты, то в двух других продолжается в основном традиционное экстенсивное производство.

При этом в последнее время идет уменьшение численности убыточных и низкорентабельных сельхозпредприятий. Но не путем подъема экономики, а механического соединения или объединения нескольких несостоятельных в одно новое крупномасштабное, а также передачи так называемых бесперспективных хозяйств другим сельскохозяйственным и несельскохозяйственным предприятиям и отраслям. Конечно, число убыточных становится меньше, статистика улучшается. Но это не улучшает общей экономики сельского хозяйства. Проблемы загоняются внутрь, а не решаются по существу.

ВТОРОЕ. Центральное место в обеспечении устойчивого и конкурентного развития белорусского АПК необходимо отдать вопросам экономической эффективности. Не должно быть производства ради производства и предприятий ради сохранения юридических лиц и рабочих мест. В основе всякой хозяйственной деятельности должен быть исключительно хозяйственный расчет, предпринимательская сметка с целью получения максимума экономической выгоды при оптимизации затрат.

В последнее время сельскохозяйственные предприятия увлеклись производством кукурузы, рапса, сахарной свеклы и некоторых других культур в ущерб возделыванию трав, и особенно зернобобовых культур. Это приводит к нарушению научно обоснованных севооборотов в растениеводстве, а также к большим проблемам в кормлении сельскохозяйственных животных, в первую очередь, крупного рогатого скота. Такие нарушения имеют уже немалые издержки. Становится не просто сложно, а практически невозможно соблюдать рациональные размеры посевов и чередования культур, что приводит к повышенным затратам на единицу производства. Но что особенно тревожно — это ведет к однотипности и несбалансированности кормов по питательности, и в первую очередь по переваримому белку, а отсюда — к массовой преждевременной выбраковке животных по причине быстрой заболеваемости. Ежегодно приходится выбраковывать и замещать до 40 процентов молочного поголовья. Но и это еще не все. Практика столкнулась с проблемой невозможности дальнейшего роста продуктивности молочного стада. Сейчас удой от  коровы по стране составляет немногим более 4 тыс. кг, и этот уровень держится уже почти 3 года. Попытки поднять продуктивность за счет увеличения концентратов и других энергетических ингредиентов не дают результатов. Существует опасность падения продуктивности. Причиной всему — однотипность и несбалансированность корма, в основе которого — кукурузный силос.

Учитывая эти проблемы, учеными разработана новая перспективная система земледелия, предусматривающая оптимальную структуру посевных площадей, насыщенную всеми необходимыми культурами. Она прошла широкую апробацию и принята Правительством для массового распространения. Однако инерционность системы хозяйствования и устоявшаяся практика не позволяют быстро перейти на новую ресурсоэффективную систему земледелия и кормопроизводства.

ТРЕТЬЕ. Агропромышленный комплекс страны должен быть построен на новейших ресурсоэкономных технологиях, в основе которых находятся энергоэффективная система машин и высокая культура производства. Анализ показывает, что технологии и машины в современном сельском хозяйстве не только наиболее разнообразные, но и самые сложные по сравнению с другими отраслями экономики. Прошло время упрощенных подходов к организации сельскохозяйственного производства, когда каждый мог давать советы по его ведению. Интенсификация, концентрация и ритмичность производства привели к необходимости многообразных и сложнейших технологий, а внешнеэкономические связи и программно-целевые установки на качество и эффективность потребовали соответствующей культуры производства, воплощенной в высоких технологиях. Ныне технологичность производства определяет эффективность и конкурентоспособность сельского хозяйства. Практика подтверждает, там, где наиболее высокие и развитые технологии, в конечном итоге и наивысшие экономические результаты.

ЧЕТВЕРТОЕ. Необходимы принципиально новые механизмы усиления мотивации и заинтересованности всех категорий работников сельского хозяйства в повышении качества и эффективности труда. Это должно касаться как системы сдельной и повременной оплаты, всех видов доплат и премий, так и системы мотивации рыночного характера. Оплата должна быть простой в начислении, тесно взаимосвязанной с эффективностью и содержать сильные факторы стимулирования заинтересованного, ответственного, инициативного и предприимчивого труда.

Все официально действующие в настоящее время системы мотивации и стимулирования имеют множество недостатков. Они сложны в понимании и исчислении, оторваны от эффективности труда и производства, не нацеливают на качество, но главное — они не устраняют уравниловки в стимулировании труда разного качества, не мотивируют предприимчивости и ответственности, не нацеливают на эффективность системы хозяйствования.

Наукой и практикой доказано, что самым сильным мотиватором труда является собственность, то есть возможность ее формирования, пополнения, накопления, концентрации, воспроизводства и оборота. Никакие другие формы и виды, в том числе сдельные и повременные, даже если они предусматривают относительно высокие ставки, не могут сравниться по силе мотивации с рыночной, в основе которой находится собственность.

В связи с этим важно заметить, что практически все рычаги воздействия на агропромышленные предприятия для поднятия объемов производства в АПК уже задействованы, включая рычаги принуждения и административной ответственности. Незадействованным остается лишь сильнейший механизм, состоящий в формировании и накоплении частной (персонифицированной) собственности, который, по сути, неисчерпаем, так как касается внутренней природы каждого человека и побуждает самомотивацию, самоорганизацию и самоответственность.

ПЯТОЕ. Крупнейшим и перспективным фактором динамичного развития АПК является углубление и расширение кооперативно-интеграционных отношений. Форм, типов и уровней кооперативно-интеграционных объединений множество. Главный смысл — привязать торговлю готовыми продовольственными товарами к сельскохозяйственному производству. Потому что сельское хозяйство несет основные затраты, но не формирует прибыль. Наоборот, торговля имеет незначительные затраты, но формирует основную прибыль.

Следует признать, что, несмотря на приоритетную экономическую значимость кооперации и интеграции, практическое распространение ее новых рыночных форм осуществляется в стране крайне медленно. Еще не созрело полное осознание того, что необходимо сквозное и сплошное переустройство национального АПК на кооперативно-интеграционных началах, не выработано действенного законодательства по стимулированию этого процесса. Делаются лишь первые шаги по созданию продовольственных компаний, да и то в основном на первичном уровне хозяйствования. В этом плане Беларусь сильно проигрывает мировым процессам. Крупнейшие продуктовые компании становятся доминантами на мировых рынках, в связи с чем местным предприятиям практически невозможно конкурировать с гигантами.

В этих условиях для белорусского АПК может быть два решения. Во-первых, важно быстро формировать крупные сквозные единые национальные продуктовые компании, замыкающие технологическую цепь от производства сельскохозяйственного сырья до производства и сбыта готового высококачественного продовольствия в стране и за рубежом.

Во-вторых, необходимо предпринимать все меры для привлечения мощных зарубежных продуктовых компаний к участию в создании сквозных белорусских компаний. Необходимо также стимулировать разнообразное партнерство и участие белорусских компаний в крупнейших зарубежных корпорациях. Только так можно обезопасить свое национальное производство от потерь и дискриминации в международной торговле, обрести равноправие и надежно интегрироваться в мировое рыночное пространство, занять соответствующую нишу в мировом разделении труда.

Конечно, все это надо осознать, выработать соответствующие правовые и экономические механизмы и принять в качестве государственной стратегии. При замедлении решений и обособлении национального АПК от общемировых процессов неизбежны невосполнимые потери. Наступил решающий момент: или белорусский АПК будет функционировать в контексте мирового развития, или он будет локализован на внутренние потребности.

Владимир ГУСАКОВ,

академик-секретарь Отделения аграрных наук НАН Беларуси

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?