Кадровый голод при изобилии дипломов

ПРИНЯТО считать, что кадры решают всё. В принципе, формула справедливая, ведь без дельных, инициативных, предприимчивых и квалифицированных кадров невозможно эффективное решение любой задачи. Но кадры кадрам рознь. Если подготовленные, грамотные, квалифицированные руководители и специалисты — одно дело. Но если же приходится иметь дело со слабыми, безынициативными, инертными, профессионально ущербными, боящимися самостоятельности и ответственности работниками... Скажу больше: слабые кадры порой приносят больше вреда, чем пользы.

И в эту вступительную кампанию, и в предыдущие мы, похоже, не очень обеспокоены правильным анализом системы подготовки специалистов для агрокомплекса. А зря...

ПРИНЯТО считать, что кадры решают всё. В принципе, формула справедливая, ведь без дельных, инициативных, предприимчивых и квалифицированных кадров невозможно эффективное решение любой задачи. Но кадры кадрам рознь. Если подготовленные, грамотные, квалифицированные руководители и специалисты — одно дело. Но если же приходится иметь дело со слабыми, безынициативными, инертными, профессионально ущербными, боящимися самостоятельности и ответственности работниками... Скажу больше: слабые кадры порой приносят больше вреда, чем пользы.

Почему провалился эксперимент

Посмотрим на нынешний кадровый потенциал АПК. Сформировалось устоявшееся суждение: кадровый состав руководителей и специалистов в сельхозпредприятиях в своем большинстве гораздо более слабый, чем это было в дореформенное время (во времена Советского Союза). Конечно, в хозяйствах работает немало дельных и предприимчивых руководителей и специалистов, ответственных и профессионально исполняющих свои обязанности. Многие из них хорошо известны, возглавляют лучшие в стране агропромышленные предприятия и эффективные производства. Но большинство, бесспорно, слабо соответствует стоящим требованиям, особенно теперешнему периоду перехода к рынку, когда необходимы не только крепкие знания основ сельского хозяйства, но и умение их правильно применить в условиях непредвиденности и непредсказуемости рыночных, природных и иных конъюнктурных обстоятельств. Поэтому существует и постоянно усиливается дефицит дельных руководителей и специалистов.

Почему так происходит? Этому явлению есть ответы как объективного, так и субъективного характера. Например, дефицит кадров можно связать с кризисной ситуацией 90-х годов истекшего века, когда в силу падения производства и ослабления материального стимулирования село покидали перспективные молодые работники, наблюдалась недопустимо большая миграция. В чем-то это связано и с общей непривлекательностью сельскохозяйственного труда. Но только этим далеко не исчерпывается объяснение причин обострения кадровой проблемы. Здесь имеются и другие, более скрытые, предпосылки.

Нельзя сбрасывать со счетов, что в настоящее время экономическая ситуация в АПК более-менее стабилизировалась. Восстановились объемы производства, повысилась заработная плата (правда, она все еще продолжает отставать от других отраслей экономики), укрепилась социальная инфраструктура села (создано почти 1,5 тысячи современных сельских поселений — агрогородков, насыщенных необходимыми объектами социальной сферы). Однако выпускники аграрных вузов по-прежнему не стремятся на работу в сельское хозяйство, пытаясь любыми способами «зацепиться» в городе. Как итог — из хозяйств продолжают уезжать даже мало-мальски способные кадры. Выталкивают своих детей из села и родители. Таким образом, кадровый голод усиливается. Сейчас в некоторых хозяйствах, именуемых депрессивными, уже нет не только достаточного количества квалифицированных механизаторов, водителей, животноводов, но также руководителей и специалистов. На должности главных и ведущих специалистов назначаются случайные люди, порой вообще без специального образования. Сменяемость многих специалистов-отраслевиков и руководителей подразделений настолько быстрая, что не поддается какой-либо логике. Например, руководители предприятий в среднем работают в своих должностях не более 2-х лет.

К сожалению, действующая ныне в республике подготовка специалистов в аграрных вузах и других учебных заведениях не дает необходимых навыков работы в экстремальных условиях, не учит реальному бизнесу и предпринимательству. К примеру, не выработана система стажировок в ведущих зарубежных бизнес-центрах, как это делается в других странах. Не практикуются даже стажировки студентов-выпускников в лучших отечественных агропромышленных предприятиях. Учебные заведения работают в основном по традиционным программам, во многом похожим на образцы советского периода, придерживаясь раз и навсегда устоявшихся направлений и методов преподавания. Поэтому выпускники вузов обладают во многом оторванными от практики теоретическими знаниями, применить которые на производстве не только сложно, но и невозможно. Спасает лишь стремление отдельных выпускников самостоятельно освоить некоторые важнейшие особенности производства прямо на местах, да упрямство и настойчивость, а также природные задатки некоторых молодых людей находить решения трудных задач в непредвиденных условиях. Но это бывает редко. Поэтому затеянный в республике эксперимент, когда была попытка назначить группу выпускников аграрных вузов на должности руководителей отстающих сельскохозяйственных предприятий, полностью провалился.

Трехсторонний договор и конкретное хозяйство

Анализ показывает, что подготовку специалистов для работы АПК следует начинать не со студенческих лет, и уж тем более не на последних курсах вузов, а гораздо раньше — со школьного возраста. Для поступления в аграрные вузы надо активно готовить выпускников сельских школ. В этой связи было бы хорошо, если бы все поступающие в сельскохозяйственные учебные заведения имели направления. И не только агропромышленных предприятий, что вполне естественно, но и школ и даже наиболее авторитетных сельских жителей — учителей, специалистов, ветеранов труда и т. д. Рекомендации должны иметь узаконенный характер, а рекомендующий должен нести ответственность за своего подопечного в течение всего периода учебы и даже в период послевузовского трудоустройства, включая начальные годы работы в сельскохозяйственном предприятии. На первый взгляд это может показаться мелочью. Но на самом деле это имеет очень важное значение. Здесь прослеживается связь поколений, имеет место осознание серьезности выбора, прямой ответственности за принятое решение обеими сторонами. Это является важным начальным шагом в закреплении кадров на селе.

Считаю, что со студентом в обязательном порядке должен быть заключен двух или даже трехсторонний договор (студент, учебное заведение и рекомендующий субъект). Наряду с прочими условиями в нем следует четко обозначить место будущей работы выпускника по специальности, то есть конкретное сельскохозяйственное предприятие.

Важно, чтобы студент с первых дней и лет обучения был ориентирован на конкретное хозяйство (или на то, которое рекомендовало его на учебу, или на то, которое он избрал на начальном этапе учебной подготовки). Все курсовые работы и зачеты по специальным дисциплинам в процессе обучения, завершая дипломной работой, должны выполняться им на примере изначально избранного хозяйства — места своей будущей работы. В итоге к началу трудовой деятельности выпускник уже будет знать специфику производства, где ему предстоит трудиться.

«Привязка» материальными стимулами

Административным путем закрепить кадры в сельском хозяйстве почти невозможно. Испробованы уже различные методы такого закрепления — централизованное распределение, контроль за трудоустройством, обязательная двух или трехлетняя отработка и др. Но все они оказались нежизненными. На любой административный метод всегда находится альтернативная хитрость, дающая возможность уйти от нежелаемого места работы.

Эффективно то, что осознанно, в чем есть прямая заинтересованность и к чему имеется тяга. Поэтому в первую очередь специалиста следует «привязать» материальными стимулами. Размеры и виды материальной заинтересованности должны быть такими, чтобы еще школьники, а затем выпускники вузов стремились на работу в сельское хозяйство. Многие высокоразвитые сельхозпредприятия уже сейчас формируют такие стимулы. А что делать остальным, менее развитым, а тем более хронически убыточным и депрессивным?

Заработную плату и все виды доплат необходимо строго привязать к прибыли (в лучших хозяйствах), к объемам реализации продукции (в средних по экономическому состоянию предприятиях) или к размерам производства валовой продукции сельского хозяйства (во всех других хозяйствах). В этой связи без особого труда можно рассчитать для каждого конкретного хозяйства приемлемые проценты отчислений в фонд оплаты труда (как от прибыли, так и от объемов реализации и производства продукции). На этой основе затем построить привлекательные шкалы как для формирования общего фонда оплаты и доплат, так и для размеров оплаты труда непосредственных работников. Для таких расчетов не надо ждать указаний сверху, их можно без труда сделать в каждом хозяйстве самостоятельно.

Однако это далеко не все, что требуется для закрепления на селе руководителей и специалистов. Следует признать, что оплата труда хотя и является важным стимулом, но в условиях рынка она не играет доминирующей роли в мотивации и закреплении кадров. Например, всегда может найтись иное предприятие или состоятельный собственник, которые предложат дельным работникам другие, более выгодные условия оплаты и доплат, после чего удержать работника на прежнем месте будет практически невозможно.

Вопрос собственности

Для того чтобы не только закрепить кадры, но и создать действенные стимулы для их эффективной работы в продолжительной перспективе, надо решить вопрос собственности. Сделать это можно двумя путями. Первый — через участие работников в прибылях, доходах, объемах производства продукции (тот или иной метод целесообразно применять в зависимости от возможностей конкретного хозяйства), а также в имуществе предприятия. Это требует, чтобы не только были узаконены проценты отчислений стимулирующего характера в фонд оплаты труда, но и условия вкладывания заработанных руководителями, специалистами и другими кадрами своих средств в развитие предприятия или его конкретных подразделений и производств. Такой подход называется методом участия в прибылях (имуществе, собственности, производстве, доходах).

В самом деле, если работник в течение ряда лет станет вносить свои средства в имущество хозяйства, иметь персонифицированную долю в суммарной собственности предприятия, размер которой будет постоянно возрастать, а также будет иметь соответствующие дивиденды на свою долю имущества, то это как никакая другая мера может закрепить кадры и стимулировать производительный труд. В таком случае работник становится соучастником и совладельцем имущества предприятия и неизбежно вынужден будет эффективно и ответственно трудиться для того, чтобы обеспечить гарантированный рост своей персонифицированной доли. Более того, возможность накопления имущества и капитала неизменно вызовет стремление к еще более широкому и объемному накопительству (такова уж природа человека). Это является своего рода бизнесом. Как видим, через экономические рычаги, все просто, доступно, понятно и эффективно.

Кстати, одновременно этим решается и другая важная задача: предприятие поэтапно и эволюционно преобразуется в частнособственническое производство, где обезличенное ранее обобществленное имущество постепенно замещается персонифицированными долями, созданными в процессе трудовой деятельности. Причем совершенно исключается необходимость делить прошлое обезличенное имущество, созданное предшествующими поколениями (при решении задачи приватизации). Частнособственническое предприятие создается исключительно за счет вновь созданной стоимости и живого труда заинтересованных работников.

Постепенное накопление частных долей и замещение ими прошлого обезличенного имущества создает базу для формирования сильного и конкурентного частного хозяйства, способного устойчиво функционировать в любых условиях. При этом новые собственники, которые станут акционерами данного предприятия, смогут быстро перестроить структуру производства под потребности рыночного сбыта, найти необходимую специализацию, заработать требуемые доходы, создать все условия для устойчивого бизнеса и пополнения своего капитала. Значит, все можно решить эволюционно, без противоречий, через обоюдные экономические интересы — предприятия и работников. В итоге такое хозяйство неизбежно становится прибыльным, оно не может быть депрессивным.

Второй способ закрепления кадров на основе собственности — через строительство жилья. Известно, что любому специалисту, рассчитывающему на семью и перспективу, необходимо иметь доступное и удобное жилье. Следовательно, в каждом предприятии должны быть выработаны соответствующие условия решения жилищной проблемы. Как это сделать?

Важно исходить из того, что при принятии специалиста на работу предприятие обязано гарантировать ему помощь в решении жилищного вопроса. В отдельных случаях это может быть строительство дома или квартиры по индивидуальному проекту и по целевому назначению полностью за счет средств хозяйства (для состоятельной категории предприятий) с последующим обязательным возмещением стоимости строительства в течение оговоренного срока за счет доходов работников, получивших жилье. Причем лучше, если сроки будут длительными. В других случаях хозяйство может взять на себя или оформить на работника долгосрочные банковские кредиты под строительство. В некоторых случаях это могут быть смешанные источники — средства предприятия, банковские кредиты и собственные средства работника. Наконец, можно задействовать персонифицированные доли в имуществе предприятия, накопленные специалистами за годы работы. Не исключаются и другие способы. Все зависит от возможностей сторон, целей и интересов. Главное — решение двуединой задачи: длительная зависимость работника от предприятия, где можно также установить прямое взаимодействие эффективности работы со стороны специалиста и размеров помощи от хозяйства. Так, при высокоэффективной работе специалист может иметь право на льготирование условий помощи со стороны хозяйства. В качестве льгот может быть рассмотрена возможность досрочного погашения работником своего долга, компенсация частичной задолженности за счет средств предприятия, замещение долга дивидендами и долями имущества, списание некоторой части стоимости строительства после нескольких лет производительной работы и т. п. Все должно определяться условиями, возможностями, интересами и перспективами обеих сторон.

Из изложенного вытекает, что тщательно продуманное использование двух основных методов «привязки» к производству — через накопление собственности и создание жилья — решает практически все вопросы экономического закрепления работников и стимулирования продуктивного труда. Две главные цели любого работника — капитал и жилье — могут иметь приемлемое и доступное решение для каждого хозяйства.

Экономистов готовят все кому не лень

Вернемся, однако, к вопросу о том, почему современные выпускники учебных заведений и кадры предприятий гораздо слабее своих предшественников, а также о том, почему при активной работе вузов и масштабной подготовке дипломированных специалистов обеспеченность ими сельскохозяйственных предприятий не улучшается. Для примера возьмем такую специальность, как аграрная экономика: здесь диспропорции фактической подготовки и реальной потребности наиболее очевидны.

Хорошо известно, что ранее, в дореформенный период, экономистов аграрного профиля высшей квалификации готовила в основном Белорусская сельскохозяйственная академия в г. Горки Могилевской области. В дополнение к этому небольшое число экономистов АПК обучалось в Белорусском государственном экономическом университете в Минске. И этого было вполне достаточно.

Так вот, в советское время в Белоруссии насчитывалось около 3000 колхозов и совхозов. Обеспеченность кадрами экономистов действующих в то время сельскохозяйственных организаций составляла почти 90 процентов. За годы существования независимой Беларуси в процессе аграрной реформы картина кардинально поменялась. Прежде всего произошло существенное уменьшение численности сельхозпредприятий. Теперь их менее 1400. Однако обеспеченность хозяйств кадрами экономистов не только не выросла, но даже упала почти в два раза.

При этом заметим, что подготовка кадров экономистов для агропромышленного комплекса в обоих вышеназванных вузах, наоборот, увеличилась. Например, в Белорусской сельскохозяйственной академии на базе прежнего экономического факультета образовано (совершенно искусственно) два факультета подготовки экономистов. Второй стал называться факультет бизнеса и права. Конечно, в интересах вуза расширить число студентов-платников и заработать дополнительные средства. Но ведь такие студенты также в определенной степени финансируются государством.

Кроме того, в обоих вузах намного расширились объемы приема студентов на очное и заочное отделения. Говорят, это необходимо для содержания учебных заведений, преподавательского состава и поддержания заработной платы преподавателей.

С этим, вероятно, еще можно было бы смириться, если бы не одно «но». Дело в том, что в последние годы экономические факультеты, готовящие кадры для АПК, без всякой на то причины стали быстро появляться и в ряде других, в том числе и непрофильных, вузов. Например, в Гродненском аграрном университете, Белорусском аграрно-техническом университете, где для всесторонней подготовки специалистов нет ни достаточного количества ученых-экономистов, ни соответствующей материальной базы. В итоге экономистов для сельхозпроизводства в республике сейчас готовят несколько десятков вузов. Соответственно, и общее число таких дипломированных специалистов превышает реальную потребность в десятки раз. Для чего это делается и кто посчитал издержки государства?

Кто «заказывает» кадры

В погоне за деньгами и заработной платой вузы стремятся набрать как можно больше студентов, в том числе на платной основе, и соревнуются между собой по зарплате. Там, где она выше, туда и устремляются преподаватели. В этой связи открываются филиалы вузов в регионах, факультеты в непрофильных вузах и т.п. Благо этому способствуют региональные власти. Каждая область хочет иметь у себя свои аграрные высшие учебные заведения и пытается «пробивать» это любыми методами.

Поразительно, но факт: об открытии факультетов и специальностей по экономике АПК в несельскохозяйственных вузах не знают даже в Министерстве сельского хозяйства и продовольствия. С ним никто этого не согласовывал.

Многие вузы до того расширили набор, что готовы принимать кого угодно. Теоретически на учебу в аграрный вуз можно поступить даже с самым минимальным числом проходных баллов. И поступают, и учатся. Но кому нужны такие студенты, а в последующем специалисты? В реальности высшее образование девальвировано, диплом обесценен.

Всех под одну гребенку

Но и это еще не все. Кого-то в Минске осенила идея, что экономистов для АПК надо готовить по тем же программам, что и для других сфер народного хозяйства. На этой основе принято решение взять за основу программы Белорусского государственного экономического университета и не обременять себя проблемой изучения специфики отраслей АПК.

Конечно, многим вузам это понравилось: не надо создавать соответствующую материальную базу. Кстати, отсюда и получила распространение данная специальность во многих вузах. Даже Белорусская сельскохозяйственная академия как профильный вуз лишилась права готовить экономистов-аграрников по своим программам, включающим не только экономические дисциплины, но и предметы, связанные с особенностями отраслей сельского хозяйства, как это было раньше. В связи с этим студенты экономического профиля в академии перестали изучать многие специальные дисциплины сельскохозяйственной направленности, в том числе технологии, методы и механизмы ведения отраслей растениеводства и животноводства. Отсюда невостребованность и непригодность таких специалистов в практике сельского хозяйства.

А ведь известно, что аграрная экономика имеет существенные отличия от общей. Жизнь показала, что специалисты, которые не изучили основ аграрной экономики, не в состоянии работать в сельском хозяйстве. Можно ли понять в таком случае, а тем более одобрить тот факт, что студенты-аграрники лишены возможности изучать специфические сельскохозяйственные дисциплины? В результате из стен вузов выходят недоучи, не способные выполнить комплексную оценку проблем и выработать реальные решения по эффективной организации различных отраслей сельхозпроизводства.

А как расценить то, что ко всему сказанному студенты-экономисты аграрного профиля с переходом на общие программы подготовки лишились возможности хорошей текущей и базовой практики в передовых хозяйствах в течение всей учебы? Практика стала недопустимо урезанной и скоротечной, часто не связанной с сельхозпроизводством. В силу этого общая продолжительность подготовки экономистов-аграрников уменьшилась с пяти, как это было прежде, до четырех лет, почти как при среднеспециальном образовании.

В мировой практике экономисты — это та категория специалистов, которые способны и должны найти оптимальное решение в любой непредвиденной ситуации. Следовательно, такая группа профессионалов готовится с особой тщательностью, по полной программе не только в вузах, но в течение всей последующей практической деятельности: они периодически проходят повышение квалификации в связи с быстрым развитием производства, технологий и технических систем. По сути, это непрерывное образование. Экономистам за рубежом стараются дать многосторонние знания, наиболее полные и глубокие. Причем для каждой отрасли — свои программы с акцентом на углубленные познания специфики. Иначе нельзя. Слабость экономиста — неустойчивость и бесперспективность производства.

Почему же в Беларуси пошли по упрощенному пути? Видимо те, кто принимал решение, слабо представляли себе важность и стратегический характер данной профессии и абсолютно не знали особенностей сельского хозяйства и его конкретных отраслей. Отсюда теперь массовые нарекания на слабость экономистов и всего экономического образования в стране. Наши экономисты в своем большинстве не аналитики и стратеги, а в лучшем случае статисты.

Ясно, что надо восстанавливать полномасштабную подготовку аграрных экономистов как в плане изучаемых обязательных дисциплин, так и в плане необходимого перечня предметов по всем важнейшим отраслям сельского хозяйства. Естественно, требуется вернуть пятилетний период обучения, включая восстановление специальных программ подготовки (с учетом специфики отраслей), расширение производственной практики вплоть до введения годичной практики в ведущих зарубежных научных и образовательных центрах, а также в отечественных образцовых предприятиях до получения диплома.

Кстати, если бы в настоящее время было достаточно дельных, грамотных, владеющих общесистемными знаниями и особенностями отраслей специалистов, и прежде всего экономистов, все текущие и стратегические вопросы и противоречия можно было бы решать с гораздо меньшими издержками. Например, известно, что в настоящее время трудно подобрать лидеров создаваемых на перспективу кооперативно-интеграционных объединений, поэтому становление таких кластеров необоснованно тормозится. А ведь лидеры кооперативных компаний должны быть по преимуществу системными экономистами-организаторами и предпринимателями.

Кто придумал эти тесты?

ТЕПЕРЬ поговорим о том, удовлетворяет ли требованиям аграрных вузов и практики сельскохозяйственного производства введенная Министерством образования система централизованного тестирования абитуриентов и зачисления студентов.

Прежде чем ответить на этот непростой вопрос, немного порассуждаем. Известно, что в стране стало действовать единое централизованное тестирование знаний при поступлении в вузы. Зачисление осуществляется по баллам, при этом преимущество имеют абитуриенты, набравшие максимальное их количество. Наиболее успешные абитуриенты получили преимущественное право выбора престижных учебных заведений. Таким образом, заполнение сначала идет самых популярных вузов, куда устремляются наиболее крепкие абитуриенты, а уже в последнюю очередь — менее престижных учебных заведений, куда попадают претенденты с относительно низким числом баллов, а значит, как правило, со слабыми знаниями. Заметим, что в этой связи абсолютно теряют значение такие важные критерии, как призвание и предрасположенность. Перед началом зачисления абитуриенты мечутся между вузами, пытаясь примерить свои баллы и вычислить, куда можно более выгодно попасть.

Традиционно сельское хозяйство и аграрные учебные заведения не относятся к престижной сфере. Исходя из этого, в сельскохозяйственные вузы идут те, кто не смог пройти в более рейтинговые учебные заведения. Именно этим можно объяснить последующую недостаточную успеваемость студентов аграрных вузов, а значит, и слабость будущих специалистов. Вот один из ответов на вопрос, почему в последнее время намного упало качество подготовки специалистов в аграрных вузах.

Анализ показывает, что действующая ныне система оценки знаний (централизованного тестирования) и набора студентов явно не удовлетворяет требованиям АПК. Она пригодна для традиционно престижных отраслей, но не для недостаточно привлекательных. Эта система искусственно селектирует абитуриентов по выгодности будущей профессии и препятствует поступлению сильных в непрестижные учебные заведения (со всеми вытекающими из этого последствиями). Разве это правильно?

В этой связи наиболее целесообразной для АПК может быть система целевого направления в совокупности с экзаменационной проверкой знаний по профильным дисциплинам. Поступающие могут заранее подавать документы в интересующие их учебные заведения аграрного профиля, представлять направления и рекомендации, проходить отбор и зачисление на основе конкурсных экзаменов на специально создаваемых для этого комиссиях по предметам. Такая практика позволит поступать в аграрные учебные заведения тем абитуриентам, которые пришли сюда из интереса работать на селе и, конечно, хорошо проявили себя на экзаменах. Это даст возможность зачислять на учебу в сельскохозяйственные вузы заинтересованных и успевающих студентов, примерно так, как это происходит в престижных вузах на основе тестирования.

При экзаменационной проверке знаний есть еще одно немаловажное преимущество. В процессе экзамена, когда комиссия проводит беседу с поступающим в форме живого разговора, обычно выясняется гораздо больше, чем это происходит во время обезличенного тестирования. Метод прямого общения членов комиссии с поступающим во время экзамена имеет гораздо меньше погрешностей, чем способ стандартной аттестации. Составленные заранее по компьютерным программам тесты настолько формализованы, что не допускают отклонений от заданных условий. В этой связи поступающий, даже с хорошими и глубокими знаниями по предмету, но не сумевший по разным причинам показать стандартных ответов, рискует не попасть в число студентов.

На селе традиционно сложилось так, что школьная подготовка учащихся является более слабой по сравнению с городской. Кроме того, в городах существуют не только общеобразовательные, но и специализированные школы (лицеи, гимназии).  Объективно здесь имеются более широкие возможности репетиторства перед поступлением в вузы, чего почти нет в сельских школах. Поэтому поступающие в вузы сельские ребята, несмотря на равные возможности, могут в массовом плане проваливаться при централизованном тестировании, но вполне успешно сдавать вступительные экзамены комиссиям. Не принимать таких различий во внимание нельзя. В этом во многом заключается не только будущее конкретных молодых людей из села, но и общий квалификационный уровень АПК и перспективы экономического развития всего аграрного комплекса.

Вузу НИИ престижа не добавит

В КОНТЕКСТЕ совершенствования деятельности высшей школы в системе АПК важно рассмотреть и еще один бесконтрольный процесс. Некоторые высшие учебные заведения аграрного профиля вместо того, чтобы повышать качество образования студентов, увлеклись созданием научно-исследовательских институтов. Мотивируют это тем, что НИИ в составе вузов якобы поднимают статус и престиж учебного заведения. Хотя известно, что престиж вуза заключается в престиже диплома.

С появлением новых НИИ можно было бы как-то смириться, если бы в АПК в них действительно была такая потребность, если бы не существовало Национальной академии наук и ее научно-практических центров, а также уже имеющихся научных организаций во всех регионах республики. Но ведь научных учреждений и без того достаточно, они выполняют исследования практически по всей гамме возможных проблем. Крупных вопросов, которые выпадали бы из их поля зрения, не просматривается. Тогда к чему огород городить?

Создать новый научно-исследовательский институт непросто. И не только потому, что для этого требуется хорошая научная школа и ее лидер, а также ярко выраженная проблема, по которой исследования не выполняются, и в обязательном порядке стоит задача сформировать самостоятельное научное направление, но и потому, что для современного научного учреждения надо иметь хорошо подготовленные научные кадры и развитую материальную базу. У многих из тех, кто замахивается на создание новых НИИ, ничего этого нет.

Национальной академии наук Беларуси в соответствии с распоряжением Президента страны приданы функции единственно легитимного государственного учреждения, которому в республике принадлежат права не только организации и выполнения установленной совокупности научных исследований и разработок по целесообразным направлениям, но и контроля деятельности всех других научных организаций, включая оценку эффективности использования финансовых средств (независимо от отрасли и ведомства). Следовательно, исходя из комплексного анализа ситуации, есть все основания утверждать, что в настоящее время в республике не видится крупных проблем, по которым бы не осуществлялись научные исследования уже действующими организациями. Нужны ли в этой связи новые аграрные НИИ? Абсолютно нет.

Хочу напомнить, что каждый вуз должен иметь научную тематику, согласованную в соответствующих министерствах и ведомствах, а также в Национальной академии наук. К сожалению, этого не делается. И преподаватели вузов должны выполнять научные исследования. Без этого нельзя представить современный вуз. Все это можно с успехом делать на кафедрах, как это было прежде. Для этого незачем множить НИИ.

Причем их создание происходит келейно. Никто не согласовывает организацию на высшем уровне. Руководство вузов говорит об этом своем изобретении с оглядкой. В кругах общественности — кривотолки. Создания эти карликовые, малозначимые, одно название. Официальной тематики нет, заданий таким НИИ от государственных органов сделать невозможно, финансирование спонтанное. Практически все поручения как раньше, так и теперь поступают в Академию наук. Тем не менее ярые сторонники вузовских НИИ доказывают, что это якобы международная практика. Но при этом замалчивают, что в каждой стране имеется своя исторически сложившаяся специфика.

Да, во многих странах университеты имеют свои НИИ. Но там в этой связи нет других специализированных научных организаций. Все основные задачи по научным исследованиям выполняют вузы.

Но даже в этом случае существует устоявшееся разделение труда. Высокопрофессиональные ученые, находящиеся в НИИ, почти не занимаются преподавательской работой или занимаются ею в незначительном объеме, а высококвалифицированные преподаватели самих вузов в ограниченной мере занимаются глубокими фундаментальными научными исследованиями. И наряду с этим существует основная группа профессиональных кадров, которые в разной степени занимаются и наукой, и преподаванием. Так вот если внимательно присмотреться, то в Беларуси сложилось примерно то же самое. Есть профессиональная наука (в действующих НИИ), имеется профессиональное образование (в существующих вузах) и активно функционирует некоторый состав кадров, которые одновременно проводят исследования и преподают в учебных заведениях.

Таким образом, настало время разобраться в этих многосложных явлениях, оценить происходящие процессы и прекратить самодеятельность. Тем более что эта самодеятельность небезобидная. Создание каждого НИИ требует средств. Неужели в вузах они лишние? И если даже вузовские НИИ в большей мере образуются как хозрасчетные, то в любом случае это деньги заказчиков. То есть в значительной мере это те же государственные деньги.

Владимир ГУСАКОВ, академик, доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки Республики Беларусь

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?