Из прессованного хозяина получится банкрот

Почему успешное СПК может стать банкротом?

Недавно один знакомый председатель очень успешного СПК огорошил: за прошлый год хозяйство заработало почти семь миллиардов чистой прибыли, а недавно ему самому пришлось выпрашивать деньги на покупку семян капусты. Куда же подевалась столь солидная сумма, неужели успели потратить до рубля? 

Все оказалось проще: одно из лучших сельхозпредприятий области стало заложником хронических неплатежей. Сегодня у него несколько миллиардов непогашенной дебиторской задолженности. И основные долги не за переработчиками. Молокозавод и мясокомбинат худо-бедно платят. Больше всего должны хозяйства района, которые за его продукцию не рассчитываются годами. И нынешней весной он снова отдал им продукции еще на 700—800 миллионов рублей, потому что надо, но в то же время сам ходит с протянутой рукой. Но хуже всего, что неплатежи в АПК растут как снежный ком, и если закрывать на это глаза, они скоро разорят даже рентабельные хозяйства.

И это не преувеличение. Отдать выращенное и не получить денег — это просто беда. Ведь кредитуя своей продукцией неплатежеспособных заказчиков или давая им отсрочку платежа, порой сами кредиторы не могут вовремя платить по счетам, купить удобрения или ГСМ, рассчитаться за газ и свет, не говоря уже о налогах и других отчислениях в бюджет. Мало в чем может повлиять на ситуацию и суд. Обычно за теми, кому выставлен иск, уже выстроилась целая очередь кредиторов, и оказываться в ней последним — только тешить себя иллюзиями.

Сегодня проблемы банкротов в АПК намереваются решить путем создания агрохолдингов. Но вырастет из этого что-нибудь, если не решить вопрос неплатежей?  Не получится ли в результате один большой проблемный агрохолдинг?  Руководствуясь добрым побуждением спасти утопающих, мы пока  посадили на мель переработчиков. Они уже сегодня закредитованы, а некоторые неплатежеспособны. 

Знаю одно хозяйство, к которому в свое время присоединили сразу четыре СПК. Рентабельность с 40 процентов, там уже тогда на фермах доили по семь тысяч килограммов от коровы, сразу просела в минус. Чтобы выйти на доходную работу, сельхозпредприятию пришлось вложить в новые земли семь миллиардов рублей по тем временам. Однако не факт: то, что относительно быстро удавалось 6—10 лет назад, сегодня не пройдет так гладко. 

Одной из причин тому — не устраненный до сих пор диспаритет цен в сельском хозяйстве. О том, что ценообразование на продукцию АПК должно быть соизмеримо с теми товарами, которые мы потребляем, говорено неоднократно, и специалисты это прекрасно понимают. Но тем не менее ничего не изменилось. Напротив, цены на электроэнергию могут расти на 20—50 процентов, а свинина, например, подешеветь. Сельчане в два раза ниже себестоимости продают бычков, хотя даже внутри страны есть покупатели, готовые заплатить дороже. Та же ситуация с молоком. Имея проблемы с расчетами, почему не продать часть молока тому, кто готов платить больше и сразу? Но хозяйства связаны обязательствами с местными предприятиями, и шаг в сторону считается побегом. А тем временем их экономика разрушается. 

Давно назрел вопрос разграничения полномочий административного аппарата и сельхозпроизводителей.  Что греха таить: многим опытным хозяйственникам часто приходится отстаивать свое профессиональное мнение в определении сроков сева и уборки. Местная власть все еще гонится за показателями: кровь из носу — плюс каждый месяц. Скажем, по плану в мае должно растелиться 50 коров, но растелились  только 45, зато в июне вместо пятидесяти — 58. Какой тут повод для критики? Но она звучит! 

И надо ли соревноваться регионам, кто больше вырастил зерна? В советское  время у той же Витебской области был коэффициент 1,2 — здесь хозяйствовать сложнее. Гродно в конце марта уже сеется, а витебляне хорошо если до 25 апреля начнут. На Витебщине есть хозяйства, где никогда не смогут вырастить столько, сколько на Гродненщине. Почему тогда они сегодня не должны на 60—70 процентах сельхозугодий посеять травы и заниматься мясным и молочным скотоводством? Пусть пшеницу возделывают там, где она растет. Наша страна маленькая:  купим у них зерно, а им завезем молоко и мясо. 

Из года в год говорим: надо больше дать самостоятельности тем, кто может работать результативно. При этом продолжаем  прессовать даже самого лучшего хозяина и указывать ему, что, где и когда сеять. Но ведь кто как не агроном знает, как надо сеять, где надо сеять, что надо сеять и когда надо сеять! А государство должно заказать продукцию, забрать ее и своевременно оплатить. Поверьте, больше сельчанам ничего не надо. Дали план и дайте его выполнить так, как они считают нужным. Но если сегодня сверху приказали сеять, тогда дайте и бумагу, что несете за это ответственность. А еще лучше скажите: поддержку будут получать те, кто может ее эффективно использовать.

infong@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?